Владимир Рыков: «Слуцкий вывозил команду играть в пейнтбол, а к нам пейнтбол сам приехал»

Вернувшись в Премьер-лигу, московское «Торпедо» усилилось бывшим защитником «Динамо» Владимиром Рыковым. Вместе с бело-голубыми он выходил в финал Кубка России и выслушивал на базе угрозы от болельщиков. В интервью еженедельнику «Футбол» Рыков рассказал, каково это – играть на Дальнем Востоке, работать с Сергеем Горлуковичем и тренироваться под прицелом ружей. 



Рыков празднует гол в ворота «Спартака»
//«Томь»

Черно-белый юбилей
— Возвращение «Торпедо» в Премьер-лигу совпало с 90-летним юбилеем клуба. Насколько для вас важно быть причастным к команде в такой сезон?
— Если честно, я не знал, что какое-то событие… Но «Торпедо» – команда с именем и большой историей. Маленько изучаю ее, ребята тоже рассказывают. Знаю, что многие великие футболисты здесь играли. Про девяносто лет – тоже. 
— Летом вас звали и в другие команды. Чем «Торпедо» привлекло кроме истории?
— Варианты были, но хотелось остаться в Премьер-лиге, в Москве. Здесь ты на виду. Главное, что тренер изъявил желание со мной работать, потому что слухов было много, а до конкретики не доходило. Савичев позвонил, сказал: «Жду». К тому же в Раменском неискусственное поле – от этого тоже многое зависит. 
— В «Торпедо» шли, не боясь? Не смущало, что у клуба долги перед игроками?
— Насколько я знаю, сильных задержек нет. Ребятам что-то должны за прошлый год. Но это не такая уж проблема. В футболе всякое бывает. 
— Действительно всякое – даже поражения со счетом 1:8. Как команда отреагировала на разгром от «Зенита»? 
— Я второй год в ситуации, когда команда выходит из ФНЛ. Это тяжело – новые игроки, нужно обтереться… Да еще соперники такие – сразу ЦСКА, «Зенит». Но ничего: следующие игры показали, что мы можем набирать очки. После матча с «Зенитом» поговорили с ребятами, решили, что нужно забыть это поражение. Получилось. 
— Лично для вас второй сезон подряд начался с удаления. Когда было обиднее?
— Второй раз, да… Мне кажется, это не совсем справедливо: там не было ни нарушения, ни удаления. Но на самом деле это уже третий такой случай. Еще когда я был в КАМАЗе, меня выгнали в первом же матче. Не знаю, что это за традиция такая. Надо бы ее закончить.  
— Помимо удаления вам довелось забить первый «домашний» гол «Торпедо» в этом сезоне. Капитан «Амкара» Дмитрий Белоруков даже сравнил ваши штрафные со стандартами Криштиану Роналду. Подсмотрели что-то у португальца?
— Володя Гранат тоже хорошо бьет штрафные. Когда я был в «Динамо», мы с ним иногда соревновались. Играли на интерес: шоколадки, кувырки… Антон Шунин обычно загадывал, сколько раз мы ему забьем, и проигрывал. В командах такое бывает: идет ударная работа, и, чтобы поддерживать настроение, устраивается какое-нибудь соревнование. Это нормально. Так строится коллектив. 
— Леонид Слуцкий строит коллектив, вывозя команду после неудачных матчей в пейнтбол. 
— В пейнтбол мы не играли, но бывало, ребята собирались без тренеров. В Томске так было. 
— Как чувствует себя Стеклов? В матче с ЦСКА ему прилично досталось от Миланова. 
— Хорошо, тренируется в общей группе. Быстро восстанавливается. Я видел переломы, но такого, чтобы человек на какое-то время отключился, – никогда. Только по телевизору, это совсем трагичные случаи. Когда Вадим упал, хотелось ему как-то помочь. Мы подгоняли докторов – такие были эмоции. Это же наша работа, и каждый мог оказаться на месте Стеклова. 
Сибирский характер
— Вы родились в Новосибирске, играли в зоне «Восток» второй лиги за местный «Чкаловец» и «Смену» из Комсомольска-на-Амуре. Что больше всего запомнилось из того времени?
— Молодым полезно поиграть с мужиками. Я советую не бояться. Хотя зона «Восток» сама по себе тяжелая – много перелетов. Расстояния большие: Владивосток, Находка, Комсомольск тот же. 
— Какой выезд получился самым запоминающимся?
— Когда в Новосибирске вместе со «Сменой» играли. Летишь в Хабаровск четыре часа, потом еще на автобусе пять часов добираешься. Организм в таких поездках закаляется. Сибиряки тем и славятся, что за счет характера поднимаются наверх. 
— Самый «холодный» матч в вашей карьере?
— Это было в Томске, уже за «Динамо». Минус семнадцать, по-моему. Хотя по ощущениям было еще холоднее. Иностранцы ноги растирали, спрашивали: как в такую погоду можно играть? Но вообще на снег они нормально реагировали. 
— Самый необычный стадион, на котором вам доводилось играть?
— Катастроф не было. Нормальные условия. Гостиницы если только… Во второй лиге они не пятизвездочные, конечно. Бывало, приезжали — и нас в какой-нибудь лагерь селили. 
— Кто был самым известным футболистом из тех, с кем вы сталкивались во второй лиге?
— Там не помню, а в ФНЛ я пересекался с Олегом Мусиным. Он провел много матчей за «Сокол», а когда я пришел в Хабаровск, помогал мне как старший товарищ. Играл крайнего защитника. А во второй лиге у нас была молодая команда. Сергей Иромашвили собрал в «Чкаловце» местных ребят. В первый год «попадали», конечно, потом было полегче. Уже знали, что и как. Из того состава в «Сахалине» сейчас играет Муртази Алахвердов, мой друг. Где остальные, даже не знаю. 
— Футбол – не самый очевидный вид деятельности для жителей Сибири. 
— Сейчас уже лучше: построили манежи, детишкам есть где заниматься. Я помню, в школе на асфальте тренировались. Но нужно еще больше условий. Москва, Питер, Краснодар – до них Сибири пока далеко. 
— Хоккеем никогда не думали заняться?
— Честно? Я и на коньках-то не пробовал кататься. Футбол понравился, и как-то пошло с самого детства. Уже в Москве познакомился с хоккеистом Филатовым: мы пришли на игру, а он был травмирован. Через общих знакомых пообщались, сейчас поддерживаем отношения. 
— Горлуковича в Хабаровске застали?
— На сборах. Это был первый раз, когда я работал с командой первой лиги. Нагрузки были серьезные, но мне нравилось. Самая долгая тренировка длилась часа два. Даже больше. До кровати дойти – уже счастье. Горлукович – своеобразный, требовательный. Мог и прикрикнуть. Не только на игроков – если администраторы что-то не делали, то и им «прилетало». Но если ты все выполняешь, он тебе отплатит той же монетой. В бане после игр, когда хорошее настроение, мог и пошутить. 
— И как Горлукович шутит?
— Цепляется за что-то… Еще советы правильные давал, особенно защитникам. Говорил о неуступчивости, жесткости. 
—  За это вас потом прозвали «убийцей»?
—  Да никого я не «убивал». Просто не люблю проигрывать, характер сибирский. Даже когда двустронку играем, стараюсь ребят завести.  
Владимир Рыков
//КАМАЗ

Хлоп-хлоп
— В 2009 году вы ездили на просмотр в «Сатурн», но Юрген Ребер вас не оценил. Какие воспоминания остались от встречи с немцем?
— Мне с того просмотра больше всего запомнилась встреча с Сашей Сапетой. Потом вместе в «Динамо» играли, продолжаем дружить. 
— Дмитрия Лоськова у Ребера раздражало одно упражнение – когда все бегали по кругу и в ладоши хлопали. 
— На разминке было: делаешь упражнение – хлопок. Чтобы все в один ритм попадали. 
— Вы тоже хлопали?
— Ну да. Мне кажется, такие вещи организовывают. Все по точкам, дисциплинированно. 
— В столовую тоже строем ходили?
— Такого, по-моему, не было. 
— КАМАЗ времен Юрия Газзаева был кузницей кадров. Он «открыл» Алексея Козлова и Владислава Игнатьева. Вам тоже есть за что сказать ему спасибо?
— Говорят, что в России нет игроков. Да есть, просто надо им доверять! Вспомните Березуцких – в ЦСКА их ставили, они ошибались, привозили голы. А потом выросли до уровня сборной. В КАМАЗе к каждому из нас был свой подход. Газзаев хороший психолог: кому-то он объяснял ошибки, на кого-то мог прикрикнуть, кого-то оставлял на лавке в воспитательных целях.
— Какой подход был к вам?
— На лавке меня не оставляли, но Газзаев вызывал к себе и лично объяснял, как нужно действовать – на фишках. А потом и в тренировочном процессе. Роберт Евдокимов тоже многое дал, от него я ушел в «Динамо».    
— Ваш бывший агент Олег Малежик обижен – говорит, что контракт с «Динамо» вы подписали, не поставив его в известность. Он считает, что вы его кинули. 
— Ничего такого уж необычного не было. Малежик был агентом, мне поступило предложение от «Динамо». Я ему так и сказал: «У вас нет вариантов, а на меня вышли». Чего обижаться-то? Я ему благодарен за что, что он мне до этого помогал. Здороваюсь, общаюсь с ним. Все нормально. 
— Кто ведет ваши дела сейчас?
— Виктор Панченко помогает по-дружески. 
Пейнтбол на базе
— Когда вы пришли в «Динамо», команду тренировал Сергей Силкин. Самое сильное впечатление от работы с ним?
— Он тоже не боится доверять молодым. Тот же Юсупов появился в его время, Соловьева он взял из дубля. «Динамо» играло в быстрый футбол. Потом, правда, осень пришла, поля испортились. Еще в прессе пошли какие-то непонятные слухи… 
— Слухи? Воронин открытым текстом говорил, что он недоволен. Команда якобы завалила предсезонную подготовку и была плохо готова физически.
— Это мнение Андрея. У каждого свой организм. Я себя хорошо чувствовал и ничего с Силкиным не обсуждал. В команде вообще спокойно было. 
— Когда в «Динамо» пришел Дан Петреску, тоже было спокойно? Он же и бутылкой в случае чего мог кинуть. 
— Он не всегда адекватно себя вел. Заходил в раздевалку, начинал пинать все подряд, кричать… За результат переживал. Может быть, эти эмоции и помогали. Команда смотрела на Петреску, заводилась. 
Удаление Рыкова
//«Динамо»

— Когда вы играли за «Динамо», случился знаменитый эпизод с визитом динамовских болельщиков на базу в Новогорск. Раньше в вашей карьере случалось что-то подобное?
— Нет, это было первый раз. Ничего, с болельщиками нужно общаться. Ничего плохого я в этом не вижу. 
— Болельщики все-таки не за автографами приезжали. В листовках, помнится, игроков ублюдками называли. 
— Про ублюдков не помню… Листовки иностранцам раздавали, им что-то переводили. Болельщики решили, что нужно так пообщаться, мы выслушали и сделали выводы. Не думаю, что кто-то испугался. 
— Кристиан Нобоа стал реже улыбаться после той встречи?
— С ним жестко вышло, согласен. Ходил Нобоа в свободное время по «Меге» – чего в этом такого? С семьей же нужно общаться. Самое интересное, что, когда я сталкивался с болельщиками в городе, они желали удачи и поддерживали. 
— А каково это – тренироваться, когда из-за забора в тебя стреляют?
— Тренировка уже закончилась, а мы с парнями как раз остались побить по воротам. Вдруг – шум. Я сначала и не понял, что произошло, думал, ремонт начался. А потом увидел шарики от пейнтбола. Все легли на землю. Массажисту, по-моему, попало и Гатагову. Неприятный момент, но, насколько я знаю, это были не динамовские болельщики. 
— После этого не возникло желания получить разрешение на оружие?
— Да нет. Иностранцы, может быть, чуть-чуть напряглись. Но вряд ли такое еще повторится. Не зря мы в начале Слуцкого вспоминали: он возил команду на пейнтбол, а к нам пейнтбол сам приехал. 
— А люди в погонах могли приехать на базу для повышения мотивации?
— Приезжали руководители клуба – вице-президент, президент. Напутствовали. Петреску любил это. Но чтобы кто-то в погонах приезжал – не было такого. После матча обычно Геннадий Соловьев заходил в раздевалку. И всегда пожимал руки, независимо от результата. 
— С болельщиками «Зенита» у вас тоже интересная история взаимоотношений. 
— На петарду намекаете? Неприятная ситуация. Шунин мог остаться без зрения, без слуха – за такое надо наказывать. В меня, если помните, спартаковцы снежок кидали. Но тогда больше родственники переживали. Болельщиков это не красит, но без них игры похожи на товарищеские. «Торпедо» вот играло с «Зенитом» при пустых трибунах…  
— Фаната Гулливера узнаете, если еще раз встретитесь на поле?
— Я больше переживал за Граната. У него на носу игра в сборной, а тут выбегает человек и бьет его по лицу. Нонсенс! 
— Одним из ваших лучших матчей за «Динамо» стала кубковая игра с «Торпедо». Та самая, которую прервали из-за беспорядков на трибунах. Могли в тот момент подумать, что однажды будете играть в «Торпедо»?
— В тот момент, конечно, нет. При Петреску я мало играл. Хотелось показать тренеру, что я достоин играть в основе. Хорошо, что забил. Когда пришел в «Торпедо», ребята сразу сказали: «Мы все помним. Теперь давай ответку». Им тогда засчитали техническое поражение, но голы-то остались в силе. 
— Это единственный случай на вашей памяти, когда матч прерывали?
— Еще в Набережных Челнах было, когда на стадионе свет отключили. Пришлось на следующий день десять минут доигрывать. Ощущения – как на тренировке! Это как раз матч с «Химками» был – за них Артур Юсупов играл. Потом в «Динамо» вспоминали этот случай. 
— Свет погас, когда «КамАЗ» проигрывал?
— Нет, 1:1 было. Так и закончили. 
Вратарь Рыков
— Один гол «Динамо» вы уже забили – за «Томь». Как оказались в Томске?
— Я такой человек, который привык играть. Не люблю сидеть на замене. В моем возрасте нужно на поле выходить, а не штаны просиживать. Поступило предложение – отыграл достаточно матчей. 
—  Не посмеивались над Песьяковым, бабахнув ему с центра поля?
—  После игры мы общались. Наверное, в том эпизоде он ошибся. Но я помогать его не просил. 
— В матче «Томи» и «Терека» вам самому довелось встать в ворота. Почему именно вы спасали положение после удаления Вашека?
— Наверное, надеялся за счет роста вытащить. В «Динамо» я перед тренировкой иногда брал перчатки у Шунина. Ну это больше шутка была! А с «Тереком» забавный эпизод, конечно. Я там пытался запутать бьющего, а он взял и в другой угол пробил. Не получилось угадать. 
— Знаете, что ваш одноклубник Игорь Шевченко тоже имеет опыт игры «в рамке»? Как думаете, кто из вас мог бы сделать более успешную карьеру в качестве голкипера?
— Пусть лучше вратари стоят! С Шевченко мы не соревнуемся – у нас Кулешов перед тренировкой берет перчатки. Готовится, наверное. 

Поделиться:

Ярослав Кулемин

Корреспондент еженедельника «Футбол» 2010-2015 гг.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: