«Травмы у спортивных фотографов тоже бывают. Петарды – в спину, шайбы – в голову». Чем занимаются фотокорреспонденты и что им мешает

Корреспондент еженедельника «Футбол» поговорил с фотографом издания Сергеем Дроняевым о самой незаметной среди самых важных профессий в спорте. Чем плохой снимок отличается от хорошего, сколько весит оборудование и какие стадионы не подходят для репортажа.

 

Ни одного выпускника по специальности в этой профессии я не знаю. Хотя, может быть, где-то на каком-то факультете журналистики такой уклон преподают. Но если прийти на любое спортивное мероприятие и спросить фотографов, то среди них кто инженер, кто железнодорожник. Просто в один прекрасный момент тебя переклинивает — в 18 ли, в 20 или в 35 лет.

Тур де Франс. Города EURO-2016

Как правило, все это вырастает из детского хобби. Папа, мама, цветочки, бабочки, потом на футбол один раз взяли. Понравилось, стал ходить «для себя» после работы или учебы, и уже потом затягивает. В том, чтобы попасть в какое-то издание, сложностей нет никаких, если есть желание и результат. Например, меня взяли в штат еженедельника «Футбол» в марте 2003 года. До этого было несколько лет именно совместительских: я ходил на игры, сдавал свои фотографии, и их ставили (или не ставили) в номер.

Секретов успеха не существует. По большей части все зависит от таланта: дано — не дано. Если дано, то дальше фотограф растет по мере и за счет накопления опыта. Вопрос удачного кадра спорный, потому что тут многое зависит от момента и события. Допустим, идет финал чемпионата мира, и условный Бобби Чарльтон забивает решающий гол, а кто-то этот момент снял. Сама по себе фотография — полная фигня: какие-то «муравьи» по кадру ползают, кто-то спиной идет, резкости нет. Но на нем важное событие, возможно, историческая ценность, и его, естественно, покупают и считают значимым. Поэтому фото может быть плохим и хорошим одновременно. Но если говорить об абстрактной фотографии вне контекста, то, конечно, сразу видно, удачная она или нет.

Учить новичка в теории просто нечему. Он должен сам ходить на стадион, пробовать снимать и после матча анализировать результаты. И на следующий матч уже приходить с результатами анализов. Я считаю, что бессмысленно указывать начинающему фотографу на его ошибки. Если у того есть чувство фотографии, он сам увидит. Умение учиться на своих ошибках — это и есть один из главных признаков, дано ли тебе что-то в этой профессии или нет. С журналистскими текстами ведь примерно так же. Автор приносит заметку, редактор ее исправляет где-то, а он думает: «Ну дурак, у меня же тут все хорошо». Редактору-то виднее, он лучше знает и понимает. Если человек сам не видит ошибку, ему рассказывать бесполезно.

Травмы у спортивных фотографов тоже бывают. Часто файеры с трибун летят за спину — защиту ведь никакую не станешь надевать. Очень неприятны звуковые петарды. Они хоть и не горят, но когда такая штука в метре от тебя взрывается, можно и до инфаркта довести.

На некоторых стадионах оградительную сетку вешают, которую прожигает первым же брошенным снарядом. Но худо-бедно она все-таки защищает. А вот в «Лужниках» из-за этих беговых дорожек и особенностей конструкции просто некуда ее повесить. Вот там реально опасно было, потому что вся эта гопота на трибунах за воротами прямо за тобой сидит и бросает петарды десятками. Некоторым ребятам попадало в сумки с объективами, куртки прожигало.

Еще футболисты могут мячом в камеру попасть. Однажды коллеге на хоккее шайба в голову прилетела. На хоккее вообще опасно, потому что очень трудно в видоискателе определить траекторию шайбы, вылетающей с площадки.

На чемпионатах мира и Европы все строго: пришел, получил свое кресло и сидишь на нем весь матч. Там своя система распределения. Вокруг поля — 200 мест (не считая каких-то точек на трибунах наверху). Их разделяют на три очереди. В первой, приоритетной, группе — фотографы стран команд-участниц матча и все мировые агентства: Reuters, Associated Press, Getty Images и т.д. Вторая очередь — это фотографы сборной-хозяйки плюс тех команд, что играют с участниками этого матча в одной группе, и какие-нибудь элитные издания типа L’Equipe. И третьи — все остальные. Например, российские на ЧМ-2010, где вообще не было сборной России.

В чемпионатах России проще, но тоже есть суровые ограничения. Вдоль длинной стороны поля стоять нельзя вообще никому. Только в регламенте последних сезонов фотографам дали там чуть-чуть пространства до линии штрафной, но и то службы безопасности некоторых арен на это «забивают».

Сухой остаток. Почему на Евро не забивают голов

Самый удобный стадион для работы — «Казань-Арена». Много места, хорошее освещение, просторно вокруг поля. «Открытие Арена» тоже отличный. Самый ужасный — «Локомотив». Вне конкурса.

Некоторые считают, что есть идеальные позиции для съемки. Думаю, что это не так. Все зависит от конкретного эпизода. Если сейчас момент с двумя-тремя игроками в кадре проходит прямо перед тобой, то через секунду они могут стоять уже спиной или полубоком, что считается не очень удачным ракурсом.

Одна и та же игра с трибун и с позиции фотографа — это два разных вида спорта. Когда ты работаешь на матче, ты потом даже не можешь сказать, кто играет лучше, а кто хуже. Когда смотришь в длиннофокусную оптику, все происходящее на поле просто разбивается на мелкие эпизоды. Так что если матч интересен, приходится его потом пересматривать в записи уже как зрителю.

Клубы к спортивным фотографам претензий не имеют. Наоборот, это мы на них жалуемся, если зажимают условия для работы. У некоторых бывает такое, что складываются особые отношения с определенными клубами — могут, допустим, в самолет взять, — но это все исключительно в личном порядке.

Фанатские пристрастия в работе не мешают. Точнее, не должны мешать. Хотя есть такие представители профессии, по которым видно, за кого они переживают. Ему снимать момент надо, а он Карасева гнобит и за голову хватается.

С приходом цифровых технологий в спортивной фотографии все кардинально изменилось. Цифровые и пленочные фотоаппараты — это вообще две разные профессии. Сейчас можно снимать столько, сколько тебе нужно. А раньше как было: фотографы приезжали на стадион «Динамо», снимали первые 20-30 минут матча — и все, уезжали. Потому что надо было срочно бежать в студии проявки фотографий или в редакцию, чтобы успеть эту пленку проявить, отсканировать и сдать в редакцию до срока сдачи номера в печать. Честно говоря, никакой ностальгии по тем временам нет. Цифровое фото — это гораздо удобнее и намного качественнее. К тому же выбор больше. Тогда приносили всего несколько фото с игры, и редактору приходилось из них точно что-то брать, даже если все они не очень. Сейчас можно с одного матча несколько десятков или даже сотню кадров спокойно выбрать. В те времена тебе в редакции выдавали на матч две пленки по 36 кадров, а сегодня камеры снимают со скоростью 10 кадров в секунду.

Некоторые работают несколькими фотоаппаратами. Это удобно, потому что приходится снимать моменты и рядом с тобой, и на другом конце поля. Пример: где-то в центре развивается атака. Ты снимаешь ее большим объективом. А потом, когда эти игроки с мячом к тебе приближаются, становится слишком крупно. И вот тут можно не менять объективы, а просто быстро взять вторую камеру. А третью, управляемую дистанционно по радиоканалу, поставить, например, за ворота. Все оборудование весит около 20 кг.

Абсолютно каждое сделанное фото потом обрабатывается в программах-фоторедакторах. Чтобы понимать масштабы, представьте: за всю свою карьеру из сотен тысяч и миллионов снимков я только пару раз ловил себя на мысли: «Вот эта фотография хорошая, ее можно спокойно брать и сдавать, не кадрируя». Ни одно фото не станет нормальным, пока ты его правильно не скадрируешь. Объектив имеет фиксированный масштаб. А снимать приходится абсолютно разные точки поля: тут момент, там момент, здесь гол забили, там угловой подали. И вот ты снял какой-то сюжет, а вокруг игроков остается много лишнего. И это все надо отрезать. Это похоже на слова, приписываемые Микеланджело: «Беру камень и отсекаю все ненужное».

Возвращаясь к «дано — не дано». Снять — только одна половина пути к хорошей фотографии. Другая — это увидеть в снятом материале эту самую фотографию. Можно сделать снимок и не довести его до состояния хорошего фото, сочтя неудачным. А можно приглядеться к исходнику, поработать с кадрированием и получить нормальный результат.

Очень важно потом грамотно вести архивы. В крупных изданиях даже есть специальный человек на полную рабочую ставку, который сидит и описывает фотографии — даты, фамилии, события, — чтобы потом можно было спокойно достать кадры десяти-двадцатилетней давности. За средний матч делается несколько сотен кадров. Один съемочный год одного фотографа — это сотни гигабайтов памяти.

Что касается телефонов. Современные смартфоны, в принципе, позволяют сделать более-менее приличный снимок, который с технической точки зрения даже можно поставить в газету. Но ни на один айфон ты не снимешь футбольный динамичный сюжет, а если снимешь, то случайно. Просто не хватит скорости реакции камеры смартфона.

Я снимал много чего: футбол, хоккей, биатлон, баскетбол. Меньше всего нравится хоккей с шайбой. С точки зрения съемки вид спорта просто ужасный: толкотня у бортов и унылое однообразие сюжетов. Самый зрелищный, как это ни странно, — хоккей с мячом. Красиво, ярко, скорость, много борьбы. Очень приятно такое прийти поснимать даже в выходной день просто для себя.

Текст: Роман Абрамов

Фото: Сергей Дроняев

Поделиться:

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: