Антон Путило: «На каждой тренировке «Гамбурга» дело доходило до драк. И тренеру это нравилось!»

«Давай расскажи, как «Тереку» за «Волгу» забивал», – подначивают Антона одноклубники перед началом интервью. Эпизод, в котором Путило в одиночку переиграл оборону грозненской команды, – самый яркий с его участием в России и говорит сам за себя. В интервью еженедельнику «Футбол» полузащитник «Торпедо» рассказал, какому клубу предпочел вариант с «черно-белыми», как «Фрайбург» менял три тактические схемы за игру и почему тренеру «Гамбурга» нравилось, если на тренировках его команды дрались.


Антон Путило
Белорусская техника


– Вряд ли можно составить рейтинг самых техничных игроков Премьер-лиги и не включить туда вас. Такая любовь к дриблингу – отголосок уличного футбола?
– Там много дворового, да. В детстве я постоянно играл на улице, плюс отец старался, чтобы я больше возился с мячом. И следил за всеми звездами: Рональдо, Фигу, Роналдиньо… 
– Часто доводилось слышать упреки в излишнем индивидуализме? 
– Часто, часто! Многие тренеры пытались меня «переделать». Когда переходишь из детского футбола во взрослый, нужно быстрее расставаться с мячом. А если ты привык постоянно быть с ним, возникают трудности. 
– Савичев в «Торпедо» тоже пытается вас переучить? (Разговор состоялся до отставки главного тренера Прим. ред.)
– Пока ничего не говорил. Да я и сам стараюсь поскорее мяч отдавать. Кому понравится, если, пойдя в обводку, ты совершишь потерю и всей команде придется отрабатывать? Тем более в конце игры. 
– Когда желание пойти в обводку возникает чаще – когда игра не удается и хочется завести партнеров или, наоборот, когда дело сделано и можно позволить себе попижонить?
– Ты никогда не задумываешься об этом. «Сейчас возьму и покажу что-то невообразимое» – такого не бывает. Все делается на автомате, абсолютно интуитивно. Доля секунды – и нужно принимать решение. Где-то на бровке, когда ситуация располагает, может быть, и можно заранее загадать финт. Но не в игровом моменте. 


– По дороге к воротам успеваете считать количество обыгранных защитников? Тот момент с «Тереком» – самый-самый?
– Были и другие удачные моменты – в Белоруссии в еврокубках, в Германии, когда с «Шальке» играли. 
– А еще было, когда вы за минуту забили и в чужие, и в свои ворота.
– Там как получилось: забил, команда развела мяч, какой-то обрез… Я побежал назад, и уже ничего не оставалось делать – только подкат. Получилось не очень. Но главное, что мы выиграли тот матч. Остальное статистика. 
– Вы начинали в минском «Динамо», владелец которого, Юрий Чиж, меняет тренеров со скоростью пулемета. Игрокам с ним было сложно?
– За шесть лет в Минске у меня было двенадцать или тринадцать тренеров! С нами Чиж был так же строг, как и с остальными. Всегда хочет максимального результата. Но так, наверное, ведет себя каждый президент, вкладывающий в клуб собственные деньги. 
– А в раздевалку Чиж приходил? Сказать «в атаке пошире, в защите поуже» мог?
– Нет, в эти вещи он не лез. Но в раздевалку спускался. И не всегда это были приятные сцены. Чиж легко мог напихать. В плане характера и бойцовских качеств доставалось всем. И я не исключение. 
– Матчи «Динамо» с БАТЭ – главные в белорусском футболе?
– Ну да, белорусское «класико». Почти «Реал» – «Барселона». Как-то раз у нас даже были двойные премиальные за победу над БАТЭ. Но тут и без премиальных эмоции кипели. Можно было и бесплатно играть. 
– С «Динамо» вы расстались не совсем по-доброму. Что случилось? 
– Мы не могли договориться о новом контракте, и через полгода мне поступило предложение из «Фрайбурга» о предварительном соглашении. Я его подписал, и тут выяснилось, что руководство «Динамо» готово пойти на мои условия. А я уже не мог на них согласиться. Чиж обиделся, клуб получил небольшую компенсацию. 


– До подписания контракта с «Торпедо» вы тренировались с «Минском», а не с «Динамо». Отношения с родным клубом так сильно испорчены?
– Да нет, почему? С гендиректором я сам играл, так что мы созваниваемся. Просто я живу рядом с базой «Минска», и мне было удобнее ездить туда. До базы «Динамо» нужно было преодолеть пятьдесят-шестьдесят километров, но если бы я попросился, никаких вопросов не возникло бы. В «Минске» к тому же работает Андрей Пышник. Он готовил меня в училище олимпийского резерва, потом мы вместе перешли в дубль минского «Динамо», играли во второй лиге. Мне даже предлагали подписать контракт с «Минском», но я решил, что не стоит. 
За шесть лет в Минске у меня было двенадцать или тринадцать тренеров! 




Среди «динозавров»


– Вы играли за «Гамбург» времен Хуба Стевенса. Про него говорят, что это последний нормальный тренер в истории «динозавров». Чем он вам запомнился?
– Очень строгий, дисциплину любит. И тренировки у него своеобразные, каждый футболист на них отдавался, наверное, процентов на двести. Стевенс постоянно хотел видеть единоборства. Почти на каждой тренировке дело чуть ли не до драк доходило. А ему – ничего, нравилось! 
– Найджелу де Йонгу, который сам по себе играет жестко, наверное, тоже. 
– Интересный персонаж! Идешь с ним до тренировки, разговариваешь о чем-то, смеешься. Но как только он выходит на поле, обо всем забывает. Будь ты хоть друг, хоть брат – любого сметет! А когда тренировка заканчивается, подходит как ни в чем не бывало, извиняется: «Ну, ты как? В ресторан вечером идем?»
– И каково Ван дер Варту было играть против него в двухсторонках?
– Страшно! Поэтому, наверное, он и убегал от Де Йонга. Команда по именам вообще была серьезная, особенно в атакующей линии: Олич, Хосе Паоло Герреро… Мохаммед Зидан из сборной Египта – техничный, сильный игрок. Плюс оборона: Компани, Матейсен, Ги Демель, который сейчас в «Вест Хэме». Очень серьезный состав! Хотели чемпионами стать, но не получилось. Для меня после чемпионата Белоруссии все это было очень интересно. Я рос рядом с этими игроками. Помню, пришел первый раз в раздевалку, сижу, жду остальных. Открывается дверь – заходит Ван дер Варт, видит меня, представляется. 


– Ван дер Варт?
– Ну да. Привет, говорит, я Рафаэль. Привет, отвечаю, я Антон. Потом Де Йонг заходит. Здоровается, представляется. И так с каждым. 
 
– Почему все-таки не получилось там заиграть?
– Я был молодой, и было сложно закрепиться в такой команде. К тому же меня взяли в аренду, и чтобы оформить полный трансфер, клубу нужно было заплатить серьезную сумму. Наверное, смысла в этом не было. Я два или три раза вышел на замену, остальное время сидел в запасе. Еще так получилось, что я пришел при Стевенсе, а через полгода он по семейным делам уехал в ПСВ. Главным тренером стал Мартин Йол, который начал формировать команду под себя. До «Гамбурга» он работал в «Тоттенхэме», и у него был такой более английский футбол. Мы играли сугубо 4+4+2 с активными флангами и подачами в штрафную. Против меня он ничего не имел, но я был ему не особенно нужен. 
– Как и всякий портовый город, Гамбург славится свободными нравами. Бывали на улице Рипербан – местной «Греховной миле»? 
– Бывал, да. В публичные заведения не заходил, но рядом прогуливался. И когда друзья просили, я им тоже показывал эту улицу. В «Гамбурге» есть еще одна команда – «Санкт-Паули», которая базируется рядом с Рипербаном. У нее просто сумасшедшие фанаты! Если бы они увидели игрока «Гамбурга», наверное, растерзали бы его. Это очень принципиальное дерби. Потом, когда я уже не играл, «Санкт-Паули» вышел в Бундеслигу, и в день матча с «Гамбургом» в городе творилось что-то страшное. Дрались на каждом шагу!
– А на вашей памяти какой матч был самым огнеопасным?
– С «Вердером» была принципиальная игра. Матч закончился, и так получилось, что все разъехались, а машины не было. Пришлось ехать на метро. Я попал в одну колею с фанатами «Вердера», а около станции дежурили болельщики «Гамбурга», которых с трудом сдерживала полиция. Если бы они прорвались, нас полностью снесли бы! 
Фабрика футбола


Путило в Германии


– Робин Дутт, с которым вы столкнулись во «Фрайбурге», считается тактическим гуру. После его занятий голова сильно болела?
– В игре с «Майнцем» интересный случай был. Соперников тогда Томас Тухель тренировал, который и сам силен в тактике. «Майнц» перестраивался, и Дутт пытался найти какой-то ответ. В итоге за матч мы использовали три тактические схемы! Начали с 4+4+2, потом было 4+4+2 без крайних хавов – они опустились в середину ромба. А заканчивали игру, выстроившись по схеме 4+3+3. Настоящая борьба тренеров! Но все три схемы были отработаны, Дутт нас к этому подводил. Интересно было. В плане тактики я при нем сильно вырос. 
– Как матч-то закончился?
– Выиграли – 1:0. 


– В целом «Фрайбург» считается одним из лучших центров подготовки молодых игроков. Каково было находиться внутри «фабрики футбола»?
– Там действительно очень сильная академия, в которую вкладываются серьезные деньги. Когда первая команда выходила из отпуска, мы всегда туда ехали и проходили всевозможные тесты. 
– С ног до головы обвязывались проводами?
– Не совсем, но обследовали нас тщательно – начиная от голеностопов, состояние которых отслеживалось благодаря компьютерным программам, и заканчивая мелкими упражнениями на скорость. Там даже баланс тела измеряют — определяют, правильно ли у тебя расположены мышцы! Каждый специалист работает в своей сфере и знает ее от и до. По результатам тестов они дают рекомендации тренерам. 
– Игравший за «Дуйсбург» Благо Георгиев рассказывал, что как-то раз не попал в заявку на игру, потому что он купил более крутую машину, чем у президента клуба. 
– У меня такого не случалось. Наверное, потому что я ездил на «Мини-купере». Но вот если бы я опоздал на тренировку, то наверняка пропустил бы следующий матч. Там с этим очень строго – на стадионе нужно быть за час до начала занятия. Чуть что – сразу штраф. Не поставил тапочки в свой лоток или забыл кроссовки на поле – за все плати. Но это стоит 5, 10 или 15 евро. В течение месяц штрафы накапливаются, а потом команда решает, что с ними делать. 
– Самый яркий эпизод вашего пребывания в Германии?
– Не эпизод даже, а весь первый сезон. Я стал игроком «Фрайбурга» в самом конце трансферного окна, шел уже третий или четвертый тур. В том сезоне я провел двадцать пять матчей и только в четырех из них выходил на замену. Первый круг мы закончили на пятом или шестом месте, все игры были напряженные. Еще мне дважды довелось сыграть в Дортмунде. Там действительно атмосферный стадион. В Менхенгладбахе мне тоже нравилось, но Дортмунд – это нечто! На каждой игре восемьдесят две тысячи зрителей, а фанатская трибуна, которая вмещает тридцать, идет под углом в сорок пять градусов. Во время матча кажется, что фанаты сейчас вниз посыплются. Ну а когда «Боруссия» забивает, на всем стадионе сумасшедшая атмосфера.


– А как насчет «Баварии»? У этой команды вообще есть слабые места?
– Конечно, мы знали, что это топ-команда, топ-звезды. Уважали их, но не боялись. Дома мы один раз сыграли вничью и один раз уступили – 1:2, причем при счете 1:1 не забили пенальти, а потом Рибери все решил. На своем поле мы играли на равных. Вот на «Альянц Арене» проигрывали так проигрывали. И 2:4 бывало, и 0:7. При своих фанатах «Бавария» действительно хороша. Но мы всегда готовились к ней всерьез и старались преподнести какой-то сюрприз. 
– Для вас лично защитники «Баварии» – это самое сложное испытание в Бундеслиге?
– Не сказал бы. Я играл слева, против меня, получается, действовал Филипп Лам. Да, сильный игрок, но такой же человек, как и все. Просто нужно показывать свои лучшие качества и не бояться, что против тебя играет человек с таким именем. 
– Почему вы решили остаться во «Фрайбурге» даже после того, как тренер сказал, что не рассчитывает на вас?
– Я полгода не играл из-за травмы «ахилла». Команда болталась на последнем месте, пришел новый тренер – Кристиан Штрайх из клубной академии. И так получилось, что «Фрайбург» выстрелил. За круг мы набрали 27 очков или около того. Команда не вылетела, у меня оставался год контракта, а Штрайх сказал, что будет рассчитывать на других игроков. Я мог играть, если только не хватало людей. Решил остаться на полгода – думал, буду доказывать. Но в итоге не получил ни шанса и ушел в «Волгу». Хотя, может быть, стоило остаться до конца контракта и ждать какого-то варианта в Германии. 
Окунуться в «Волгу»


Путило в Нижнем Новгороде


– Сколько раз пожалели, что согласились перейти в «Волгу»?
– Пожалел, конечно… Там не было никаких условий. Все шло к тому, что команда вылетит. Ни полей хороших, ни восстановительных мероприятий. Зимой не было поля с подогревом, тренироваться приходилось на искусственном, не очень хорошего качества. 
– После Бундеслиги, наверное, смотрели и думали: «Куда я попал?»
– Было такое. Деньги платили раз в три месяца, потом задержки стали доходить до шести. Деньги от спонсоров не приходили, руководство кормило завтраками. По итогу со всеми рассчитались, но в таких случаях люди все равно нервничают. Те же иностранцы – они вообще этого не понимают и хотят получать все вовремя. Руководству пришлось искать подход, разговаривать с игроками, с их агентами. Россияне проще входили в положение. 
– Каряка с Алдониным вдобавок ко всему положили деньги в какой-то сомнительный банк, у которого потом отозвали лицензию. 
– Это без меня. Я предпочитаю синицу в руках. 
– А правда, что, когда в Нижнем появился Дмитрий Булыкин, руководство клуба отказалось от премиальных работникам клуба, чтобы оплатить его контракт?
– Не слышал такого. По-моему, и тренерский штаб, и массажисты получали премиальные. 
– Юрий Калитвинцев в интервью еженедельнику «Футбол» шутил, что игрок вызовет у него гордость, если расчистит снег вокруг дома тренера. 
– Калитвинцев всегда мог пошутить или придумать что-то сверхординарное. Как-то раз сидели на сборе, уже все приелось. И вот он собрал нас на ужине, разделил на три или четыре команды, и мы стали играть в «Крокодил». Кто проигрывал, ползал на четвереньках. Поднабрались эмоций, посмеялись.
– Андрей Талалаев в «Крокодил» не играет, но просит вратарей действовать в стиле Мануэля Нойера. К вам у него тоже были особые требования? 
– Да вроде нет. Мы много пропускали и из-за этого стали играть с пятью защитниками. Но если ты никогда так не играл, сразу не перестроишься. Мы пытались что-то сделать, в обороне у нас временами получалось, но в атаку переходили с трудом. Банально не хватало людей. Это мое мнение. 
– Почему вам так долго не удавалось найти команду после разрыва с «Волгой»?
– Не знаю почему… Были хорошие варианты, но что-то смущало. Звали на Кипр – в АПОЭЛ. Сейчас эта команда играет в Лиге чемпионов с «Барселоной» и «ПСЖ». Но я чего-то побоялся. Вернее, не побоялся даже, просто душа не лежала. 
– Хотите сказать, что чемпион Кипра вызывал у вас больше сомнений, чем счет матча «Зенита» и «Торпедо»?
– Видел ту игру, но никаких решений тогда не принимал. Трансферное окно уже закрывалось, а мне хотелось играть. Так что выбора как такового и не было. Для меня это в какой-то степени шанс реанимировать карьеру. Дай бог, если после «Торпедо» у меня и у других ребят карьера пойдет в гору. Возраст у нас вполне футбольный. Можно сказать, самый пик. 
– Что должно случиться в этом сезоне, чтобы вы признали его удачным?
– Для команды – чтобы «Торпедо» не вылетело. Ну а мне лично нужно поднимать статистические показатели. В плане инфраструктуры здесь гораздо лучше, чем в той же «Волге»: хорошая база, поля. Обстановка в команде приятная. Что касается игры, то нужно еще нужно нащупывать связи и прибавлять. Без этого грандов точно не победишь. 
– Полупустые российские стадионы после Германии смотрятся грустновато?
– Не без этого – взять даже недавнюю игру с «Кубанью». Как-никак играем для зрителей. Но к чемпионату мира в России должны построить новые стадионы. Если как следует заинтриговать людей, они будут приходить на трибуны и за неделю ждать игру своей команды. Как в Германии. 
В «Волге» не было никаких условий. Все шло к тому, что команда вылетит. 




На равных с Люксембургом


– Однажды вы не прошли паспортный контроль из-за проблем с военкоматом. Сейчас они уже в прошлом? Федерация помогла?
– Вылетали со сборной на товарищескую игру с Турцией, и на паспортном контроле мне поставили «невыезд». Я ведь ни разу не появлялся в военкомате. Через сутки кое-как это уладили, и я улетел на игру. Мне сделали отсрочку, а в двадцать семь я прошел медкомиссию и получил военный билет. 
– В десантники, наверное, записали?
– Даже не знаю. 
– В финальную стадию Евро-2016 выходят 24 команды. Если среди них не окажется Белоруссии – это… 
– С одной стороны, белорусы должны попадать на турнир. Но потом смотришь на группу: Испания – гранд, тут без шансов. Украина по составу тоже, я считаю, сильнее. Еще есть Словакия, у которой многие футболисты играют в топ-клубах. Вроде бы хотим попасть, но, если судить реально, подбор игроков у этих команд сильнее. У Македонии – и то есть люди в ведущих лигах. Но в футболе не всегда побеждают сильнейшие. Если звезды сойдутся, может быть, и мы выйдем. Но пока что-то не сходятся. 
– Согласны, что бывшему тренеру сборной Георгию Кондратьеву не хватало харизмы?
– Человек уже ушел, и обсуждать это нет смысла. Но было видно, что чего-то команде не хватало. За последние несколько квалификаций нам уже в третий раз попадается Люксембург. И с ним всегда тяжело. Сейчас в этой команде уже девять профессионалов. Казалось бы, карликовое государство, а как сборная развивается! Мы же, наверное, стоим на месте. Если судить по моментам, ничья в последнем случае была, скорее всего, положительным результатом.
– По Бернду Штанге в Белоруссии не скучают?
– Да я бы не сказал, что он какой-то невероятный тренер. Человек внес изюминку, благодаря европейскому подходу сборная вышла на определенный уровень. Человек ездил по клубам, спрашивал, что и как, хотел, чтобы игроки развивались. При нем у нас было самое высокое место в рейтинге ФИФА – тридцать пятое, что ли. Правда, это не особенно помогало: попали на жеребьевке в третью корзину, а из первых двух нам достались Испания и Франция. Какие тут шансы? В одной игре мы можем противостоять таким командам, но не на длинной дистанции. Во времена Штанге, кстати, были сумасшедшие спарринги: Аргентина, Турция, Германия. Всегда было интересно. Сейчас этих спаррингов, по сути, нет. 
– Бразильца Ренана Брессана уже можно назвать настоящим белорусом?
– Не знаю, слушает ли он «Песняров», но по-русски говорит довольно хорошо. 
– Судя по тому, как он обматерил игрока киевского «Динамо», это действительно так.
– Да-да! Но вообще человек приятный. Если Брессан изъявил желание играть за сборную Белоруссии, это только плюс для нас. 
– Хоккей в Белоруссии – правительственный вид спорта. Вставали когда-нибудь на коньки? 
– Вставал. Профессионально, конечно, не играл. Но амуниция всегда наготове. В отпуске, если позволяет время, могу сыграть. В «Волге», помню, снимали каток – Сычев, Колодин… 
– А на воротах кто был?
– Артур Саркисов. Причем очень здорово стоял! 
– Ну вы-то амплуа не меняли?
– Да я больше подыгрывал. Не тот уровень, чтобы защитников раскидывать.
Текст: Ярослав Кулемин
Фото: Сергей Дроняев, Global Look Press
Аппстор
Поделиться:

Ярослав Кулемин

Корреспондент еженедельника «Футбол» 2010-2015 гг.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: