Яри Литманен: «История с Романом Еременко стала для меня настоящим шоком»

Яри Литманен — из тех футбольных звезд первой величины, что блистали в таких топ-клубах, как «Ливерпуль» и «Аякс», и у кого никогда не было шанса сыграть на чемпионате мира. Это, впрочем, не повод вообще не приезжать на Кубок мира. Еженедельник «Футбол» встретился с легендарным финном, чтобы узнать, ждать ли Литманена в России через полтора года на ЧМ-2018. А также спросить о Луи ван Гале, молодом Златане Ибрагимовиче, Романе Еременко и хоккейном матче с актером Вилле Хаапасало.

Литманен

Россия, чемпионат мира, «Ксамакс»

— Яри, вы ни разу не пробивались на крупные международные турниры со сборной Финляндии. Но уже по окончании карьеры наверняка исправили это упущение. Россия в 2018 году есть в вашем плане командировок?

— Пока еще не знаю точно. На предыдущем чемпионате мира и двух чемпионатах Европы я работал на финском ТВ: в студии во время Евро и прилетал в Бразилию на последней неделе ЧМ, где посетил полуфиналы и финал турнира. В любом случае я буду комментировать на ТВ, но я еще не знаю, какая именно у меня будет роль. Мы – маленькая футбольная страна, и у нас нет денег, чтобы отправлять людей на крупные турниры на длительное время. На начальных стадиях чемпионата мира мне предстоит работать в студии, но постараюсь приехать на полуфинальные матчи и финал. В следующем году в Финляндии сразу после ЧМ будет проводиться ЧЕ до 19 лет, на котором меня также задействуют, и намечается очень напряженный график, но я постараюсь приехать в Россию.

— Впервые вы у нас в Москве побывали в 1991 году. Все говорят, что это был совсем другой город, чем сейчас, — не узнать.

— Да, это было в октябре 1991 года. Я играл за финский ХИК, и мы отправились на мою первую еврокубковую игру против киевского «Динамо». В Москве мы были всего полдня, съездили в центр, сходили Красную площадь, а затем отправились в Киев. Тогда в России была эра «Макдоналдса», все толпились вокруг него, и это было что-то новое и для меня. Но футболисты больше помнят игры, чем экскурсии. К сожалению, мы проиграли тот матч, однако это был особенный момент для меня.

— В самом начале 90-х вы едва не перешли в швейцарский «Ксамакс». Это правда, что в тот момент вы проходили службу в армии и получили от клуба контракт на французском языке?

— Дело было так. Однажды Рой Ходжсон приехал в Финляндию, там он заметил меня и тут же пригласил в Швейцарию. Я был одним из двух игроков, которые отправились в «Ксамакс». Я тренировался с командой две недели, а затем мы вели переговоры с президентом клуба и Ходжсоном. Рой очень хотел видеть меня в команде. Но проблема заключалась в том, что на тот момент я действительно служил в армии и мне оставалось еще около полугода. Да, вы правы, когда я вернулся в Финляндию, у меня на руках был контракт от швейцарского клуба, и он был на французском языке. Им потребовалось три недели, чтобы перевести его, потому что это был канун Рождества. А к тому же в январе в швейцарском чемпионате был зимний перерыв, и я понимал, что если отправлюсь туда, то мне придется ждать до февраля. И тогда мы решили, что лучше мне вернуться в Швейцарию в июле, к старту нового сезона, когда закончится моя служба в армии. Мы обо всем договорились с руководством клуба и Роем Ходжсоном. Я приехал в «Ксамакс» в конце июня, и тут Ходжсон рассказывает мне, что в скором времени собирается возглавить сборную Швейцарии. Рой уверял, что руководство клуба все равно хочет видеть меня в команде. Но я решил, что теперь будет огромным риском переходить в «Ксамакс». Кто станет новым главным тренером? Нужен ли я буду ему? И я отказался.

Литманен

«Аякс», Луи ван Гал, «Барселона»

— Все к лучшему. Через год вы все же уехали за границу, подписав контракт с голландским «Аяксом». Тем самым «Аяксом», у руля которого стоял Луи ван Гал.

Тогда он еще не был «тем самым» Ван Галом. Я перешел в «Аякс», когда он начал свой первый полноценный сезон в качестве главного тренера. Сезоном ранее они взяли Кубок УЕФА. Я был вторым трансфером клуба после Марка Овермаарса. Ван Гал сразу же сказал мне: «У нас в клубе есть Деннис Бергкамп – игрок, которого хотят заполучить все топ-клубы. У тебя — один год на адаптацию. А затем ты должен стать одним из игроков, которые заменят Бергкампа в составе». Луи ван Гал всегда был жестким. Он очень требовательный тренер, всегда хотел, чтобы игроки выкладывались на сто процентов. И я считаю, что это верный подход. Потому что, когда ты молод, тебе не всегда хватает концентрации, а при Ван Гале мы не могли позволить себе расслабиться. У нас в составе была группа молодых талантливых футболистов, мы хотели стать лучшими. А он был тем самым человеком, который знал, как сделать нас лучшими. Умел разглядеть талант и знал, как определить каждому из нас оптимальную позицию на поле. Ван Гал очень помог моему развитию за счет своей философии.

— Говорят, когда вы блистали в «Аяксе», Финляндия сходила по вам с ума, и родители в вашу честь называли сыновей — Яри. Почти двадцать лет спустя в одной из финских газет появилась заметка о команде, составленной из тех самых ребят, которых назвали в вашу честь. Вам не предлагали стать ее тренером?

— Ха, я не уверен на счет этой истории, но знаю, что в Амстердаме много детей называли в мою честь. Так что в Голландии есть примерно пара тысяч Яри, и это действительно нечто особенное для меня!

— В 1995 году ваш «Аякс» гремел на всю Европу. И конечно, Кубок чемпионов в ваших руках — это настоящая сенсация. Эта победа стала самой значимой в вашей карьере?

— Точно! Год спустя мы могли победить в Лиге чемпионов еще раз, но проиграли «Ювентусу» по пенальти, и это было одним из самых больших разочарований. Но впоследствии оказалось, что за всю историю всего двум футболистам из Финляндии удалось выиграть этот трофей (Яри Литманен и Сами Хююпя. – Ред.). Несомненно, это самый значимый приз, который завоевывали финские игроки. Что может быть круче? Чемпионат мира? Евро? Но я не думаю, что сборная Финляндии сможет претендовать на них.

— Тот проигранный финальный матч против «Ювентуса» проходил в Риме. А «Рома» — это один из тех клубов, что объявил на вас охоту. Известно, что с вами общался спортивный директор «Ромы» Джорджо Перинетти, но вы отказали ему. Вам так не понравился Рим?

— «Рома» действительно хотела подписать меня после того матча в 1996 году. Но и «Аякс» хотел сохранить ведущих игроков, предложив мне, Ван дер Сару, Франку и Рональду Де Бурам и другим парням новые пятилетние контракты. Вы вспомните: тем летом команду покинули Эдгар Давидс, Майкл Райцигер, Нванкво Кану, Финиди Джордж… Клуб потерял очень много игроков, но хотел сохранить оставшихся лидеров. И я не мог так взять, развернуться и уйти. Поэтому сказал руководству «Ромы»: «Я готов перейти к вам, но вам самим нужно договариваться обо всем с «Аяксом», я не смогу сказать клубу, с которым прошел такой путь, что хочу уйти. В Амстердаме со мной были честны: мне предложили значимую роль в клубе и хороший контракт, я был здесь счастлив». Итальянцы оказались не готовы выплачивать ту сумму, которую за меня запросил «Аякс», и хотели дождаться окончания моего контракта следующим летом, чтобы взять меня бесплатно. Мне это не понравилось, в итоге я продлил договор с голландцами, и переезд в Италию так и не состоялся.

— А после «Аякса» у вас была «Барселона», где воссоединились с Луи ван Галом. Но вскоре он покинул команду, а вы не часто были игроком основного состава. Теперь жалеете о том переезде?

— Нет-нет, конечно же не жалею. Это было классное приключение. Я переходил в клуб, который два года подряд становился чемпионом Испании. В мой первый год в «Барселоне» Ривалдо стал обладателем «Золотого мяча», на следующий год этот трофей достался Луишу Фигу, а я играл бок о бок вместе с ними. Я был хорошим игроком, но они были одними из лучших во всем мире. Да, у меня случались травмы, но я не жаловался из-за недостатка игрового времени, мне давали возможность играть. Я сражался за место в составе с Луисом Энрике, молодым Габри, Рональдом Де Буром. На каждую позицию у нас было по два игрока, а на мою — и вовсе четверо. Но из-за травм я не чувствовал себя готовым на сто процентов. Мне нравилось в «Барселоне», это отличный клуб, и у меня осталось там много друзей — в декабре я как раз навещал их. Однако свои лучшие матчи я проводил на позиции оттянутого форварда — так было в «Аяксе» и в сборной Финляндии. Когда я подписал контракт с «Барсой», Ван Гал сказал мне, что клуб играет по двум разным схемам. Но ни одна из них не подразумевала наличия оттянутого форварда, потому мне приходилось действовать в полузащите.

Дик Адвокат: «Мутко слишком занят Олимпиадой, чтобы помнить обо мне»

— Раз уж вы упомянули Луиса Энрике, «Барселона» недавно потерпела разгромное поражение от «ПСЖ» в Лиге чемпионов, и все вокруг заговорили о его отставке.

— Это совершенно типичные история и реакция, когда происходит нечто подобное. Но если мы посмотрим, чего «Барса» добилась под его руководством и что он сделал для клуба за эти 2,5 года, то мы увидим действительно выдающиеся достижения. Они выиграли Лигу чемпионов и остаются действующими чемпионами Испании. Мне сложно сказать, что происходит в команде и что стало причиной такой неудачи, особенно когда в клубе играют лучшие игроки мира, такие как Месси, Неймар, Суарес. Но я бы не стал спешить с выводами и настаивать на увольнении Луиса Энрике.

Литманен

Златан Ибрагимович, «Ливерпуль», Стивен Джеррард

— В 2001 году вы оказались в «Ливерпуле» — клубе, за который болели с детства. Ваша мечта осуществилась?

— Да, точно. Это было исполнением мечты!

— В «Ливерпуле» вместе с вами играл ваш соотечественник Сами Хююпя. Когда вы познакомились?

— Мы хорошие друзья с Сами. Познакомились в 1992 году в клубе «МюПа» — в мой последний год в Финляндии и его дебютный сезон в команде. Мы много лет отыграли вместе в сборной, и когда Сами оказался в Голландии в конце 90-х, я помогал ему с адаптацией, как и он мне в Англии. Ведь именно так и поступают настоящие друзья.

— С «Ливерпулем» вы выиграли пять трофеев, но провели не так много матчей. Вы считаете успешным этот период своей карьеры?

— Я всегда поддерживал «Ливерпуль» и до сих пор остаюсь болельщиком клуба. И это был замечательный опыт для меня. К сожалению, мне не удалось играть так часто, как мне хотелось. Это был какой-то рок. Я принял участие в обоих полуфинальных матчах Кубка лиги, но пропустил финал из-за травмы. Пропустил полуфиналы Кубка УЕФА против «Барсы» и финал против «Алавеса», так как сломал запястье в товарищеском матче между сборными Англии и Финляндии на «Энфилде». По той же причине не смог сыграть и в финале Кубка Англии с «Арсеналом». За свою карьеру я получал немало травм, но именно эта была одной из самых глупых. Я мог делать на поле все: бегать, пасовать, за исключением одного – мне нужно было избегать любых контактов. Но если ты футболист, то тебе попросту невозможно избежать борьбы. Поэтому мне пришлось пропустить около восьми недель.

— Вы смотрели тот легендарный стамбульский финал Лиги чемпионов? Что вы испытали после победы «Ливерпуля»?

— Это было что-то по-настоящему невероятное! Доказательство того, что чудеса существуют! «Милан» доминировал в игре, и казалось, что у «Ливерпуля» не было ни единого шанса. Но на второй тайм они вышли совершенно другой командой — более сильной, и доказали, что в футболе возможно все. В том году «Ливерпуль» финишировал пятым в чемпионате, и это был не тот результат, на который рассчитывали болельщики. Но они выиграли Лигу чемпионов и доказали, насколько силен клуб в кубковых соревнованиях, будь то Кубок лиги, Кубок Англии или Лига чемпионов. Такова культура кубковых соревнований.

— Стивен Джеррард недавно завершил карьеру. Когда вы играли за «Ливерпуль», то могли представить, что он станет одним из лучших английских футболистов?

— Уже после двух недель в клубе я сказал, что этот игрок действительно особенный и он станет звездой. Для меня это не оказалось сюрпризом. Стивен проводил на тот момент всего второй сезон в клубе, но уже и тогда был очень хорош. Он по праву стал одним из лучших игроков «Ливерпуля» и одним из важнейших футболистов в истории Премьер-лиги.

— Вы играли вместе со Златаном Ибрагимовичем. Он тогда был таким же Златаном, каким теперь его знает весь мир?

— Прежде всего он тот парень, который очень любит футбол. В молодости Златан был очень настороженным и мало кому доверял. Но у меня с ним сложились дружеские отношения в «Аяксе», мы всегда с уважением относились друг к другу. Отлично взаимодействовали на поле и часто общались за его пределами.

— Вы можете назвать Златана лучшим футболистом в мире?

— Я не очень люблю такие сравнения. И не хотел бы называть кого-то одного лучшим игроком в мире. За последние пять лет «Золотой мяч» получали либо Месси, либо Роналду, и они оба отличные игроки, как и Златан. Но все они выступают на разных позициях: Роналду — больше слева, Месси — справа, а Ибрагимович — в центре нападения. Месси так же хорош на позиции под нападающим, а Криштиану может сыграть форварда. И в идеальном мире все они могли бы играть вместе, в одной команде.

— Ибрагимович признался, что в молодости он копировал вашу «хоккейную прическу» и тоже мечтал играть под десятым номером. Вам лестно было услышать такие слова?

— На самом деле Златан – типичная «девятка», а я действовал на позиции оттянутого нападающего, поэтому мы играли вместе и нам не приходилось конкурировать друг с другом за место на поле. В таком же стиле я играл с Клюйвертом, с Шотой Арвеладзе и с другими. Но в любом случае мне было приятно, что он хотел быть похожим на меня.

Литманен

Роман Еременко, Вилле Хаапасало, сборная Финляндии

— В 2008 году вы подписали контракт с «Фулхэмом», но так и не сыграли ни одного матча из-за травм. Расскажите подробнее, что случилось?

— В Лондоне у меня случилось несколько неприятных травм, которые не позволяли выйти на поле. Также были некоторые проблемы с сердцем, однако я провел два неплохих матча за сборную, в каждом из которых мне удалось забить. В то же время я понимал, что Рою Ходжсону необходимо было спасать команду от вылета, и у него не было времени для экспериментов. Он хотел, чтобы я играл в его команде, но на тот момент я не особо подходил для «Фулхэма».

— Я читал, что в детстве вы играли в одной хоккейной команде с Вилле Хаапасало. В России он очень популярный актер, ставший известным после фильма «Особенности национальной охоты». На льду он был так же хорош?

— Ха, я бы так не сказал! Вилле на год младше меня, мы играли за один клуб, но в разных командах. Мы часто виделись, девять лет учились в одной школе. Первые шесть лет это была младшая школа, так что там все знали друг друга. Мы играли в школьной хоккейной команде, но лишь двоим удалось стать профессиональными хоккеистами. Я помню, когда встретил Вилле в аэропорту 25 лет назад, он как раз собирался в Россию. С того момента время пролетело очень быстро, но мы продолжаем поддерживать отношения и периодически видимся с ним. Он забавный парень.

— У вас был забавный случай в сборной, когда после матча со сборной Бразилии Бебето обменялся с вами футболками, а администратор вашей сборной Гуннар Юлихарью из-за этого впал в гнев. Рассказывают, вашим партнерам пришлось бежать в раздевалку бразильцев, чтобы вернуть вашу футболку. Действительно так все и было?

— Да, я до сих пор помню глаза Гуннара в тот момент — он выглядел не очень счастливым. У нас было не так много лишней экипировки в команде. А после того как Бебето забрал мою майку, у нас вообще не осталось футболок с номером «7». Юлихарью пригрозил команде, что нам придется платить за новый комплект формы, и нам пришлось возвращать мою футболку назад.

Алексей Кангасколкка: «Молодой на тренировке «МЮ» грубо отобрал мяч у Ван Нистелроя, и тот сломал парню ногу»

— В нынешней сборной Финляндии не так много известных игроков. Кого бы вы выделили в составе команды? Может быть, нападающего Теему Пукки?

— Прежде всего я бы выделил Романа Еременко. Он настоящий лидер сборной. Что касается Теему, то я играл вместе с ним, когда он только дебютировал в составе сборной. Он хороший игрок и подавал большие надежды. Попал в «Шальке», затем оказался в «Селтике», но выступал не так много, и я не уверен, что это был правильный выбор. Сейчас Пукки в Дании и показывает неплохую игру. Но в сборной ему нужен такой игрок, как Еременко, который будет снабжать его острыми передачами. Для нападающего это крайне важно.

— Вы всегда назвали Романа Еременко своим любимым партнером по сборной. Но недавно он оказался замешан в скандале из-за употребления кокаина и был дисквалифицирован на два года.

— Еременко – один из лучших игроков в сборной Финляндии за последние годы. Он попал туда, когда в национальной команде время Сами Хююпя, Юсси Яаскелайнена, Антти Ниеми и Микаэля Форселла подходило к концу. А это было лучшее поколение в нашей сборной. Он дебютировал в команде под руководством Роя Ходжсона. Тогда мы были близки к попаданию на Евро-2008, в последнем  туре нам надо было победить Португалию, но мы сыграли вничью. Жаль, что Еременко совсем немного опоздал с попаданием в сборную и не успел застать то поколение. Но я был очень рад играть вместе с ним, мне нравится его стиль игры. Его дисквалификация – это большая потеря для сборной Финляндии. Эта история стала для меня настоящим шоком.

Текст: Никита Котов
Фото: Global Look Press, официальный сайт «Аякса», Сергей Дроняев

Поделиться:

Никита Котов

Корреспондент еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: