Денис Бушуев: «Смолову нужно еще много работать, если он хочет играть в Бундеслиге»

Денис Бушуев уехал покорять Германию 18 лет назад, поиграл в «Герте», «Оберхаузене», «Мюнхене-1860», но в 23 года переключился на тренерскую карьеру и сейчас работает со второй командой «1860». В интервью еженедельнику «Футбол» специалист рассказал о том, насколько сложно быть тренером в Германии, кто из игроков сборной России смог бы заиграть в Бундеслиге и как скромному клубу удается соперничать с мюнхенской «Баварией».

Денис Бушуев

Чудовище в лесу, странный лимит

— Вы уехали в Германию в 17 лет. Как в таком раннем возрасте решились покинуть дом?

— В тот момент у меня не было других вариантов. Футбол развивался не так стремительно, да и в Санкт-Петербурге было мало команд для продолжения карьеры: «Динамо» СПб и «Зенит». Ко вторым попасть было практически невозможно. У меня появился шанс, и я захотел попробовать свои силы в Европе. В Германии на тот момент были все условия для профессионального роста. Поэтому я как-то особо и не задумывался.

— Что за условия?

— Те условия, которые предлагали академии клубов Бундеслиги, были лучше, чем те, что были в командах высших лиг России и с постсоветского пространства. Все было очень здорово: начиная с футбольного поля, заканчивая экипировкой. В первые полгода я витал в облаках, ведь тебе просто не нужно было ничего делать, кроме как выходить на поле и доказывать, что ты достоин этого. Вне поля все также было отлично устроено. В плане организации было все очень профессионально.

— Что для вас было непривычно первое время?

— Немецкий язык. Я его не знал. И это было самой настоящей проблемой.

— Как местные тренеры относились к иностранцам?

— Нормально. В «Герте» на тот момент было много иностранцев. Мы жили в гостинице, которую арендовал клуб. Помимо меня было 6–7 таких футболистов. Я общался с Александром Младеновым: он в «Томи» потом играл.

— Практически у каждого футболиста есть смешная история, связанная с легионером. Какая у вас?

— Я был в академии «Герты», и мы как раз жили в гостинице. Дорога к ней вела по окраине леса. Один раз мы возвращались домой из города, вышли с автобуса, и нам нужно было пройти через лес, чтобы попасть домой. Со мной был как раз Александр Младенов и брат камерунца Чамя, который за «Черноморец» еще играл. Вот, идем по лесочку. В один момент нам переходит дорогу какое-то чудовище ростом метр пятьдесят – метр шестьдесят. Я таких в жизни никогда не видел! Мне сначала показалось, что это собака. Мы с Младеновым испугались и побежали. Возможно, я тогда показал свое лучшее время на стометровке. А камерунец остался стоять на месте. Когда мы его встретили, то спросили, почему он с нами не побежал. Он просто сказал: «А чего бежать-то? Ничего страшного! Они же ничего нам не делали!»

Последний из поляков. Как Лукас Подольски прощается со сборной Германии

— Как странно. И что это было?

— Что-то близкое к городским свиньям.

— Не менее необычная штука – лимит, который помешал вам заиграть в «Оберхаузене».

— Да. Получилось так, что в команде было много легионеров, не из Евросоюза. А по регламенту могли выходить только три таких иностранца на одну игру. Я не вписывался, в общем, никак в тот «Оберхаузен».

Денис Бушуев

Стажировки у Гвардиолы, футбольные технологии, тренерские лицензии

— Футбол в Германии сильно изменился с тех пор, как вы закончили карьеру игрока?

— Очень сильно! То, что было раньше, – это старая школа. Стали больше внимания уделять различным деталям: индивидуальная работа, командная игра. Футбол здесь развивается с каждым годом. На данный момент немцы очень часто заимствуют что-то у тех лиг, которые превосходят их по какому-то определенному показателю. Взять Испанию – учимся технике и скорости. Страна и местный футбол развивается, не стоит на месте. Плюс игру делают лучше классные технологии.

— Это точно. Сколько всяких устройств для тренировок придумали.

— У «Хоффенхайма» и «Леверкузена» есть квадрат, куда заходят футболисты, получают мяч из пушки и в два касания должны переправить мяч в те загорающиеся ворота. Это развивает индивидуальные качества футболиста. Но штука дорогая, не каждый клуб может себе это позволить.

— Что еще помогает? Уровень медицины?

— Безусловно. Врачи реально могут поставить точный диагноз даже при самой серьезной травме и назначить правильное лечение. Но в Германии нужно знать докторов, которые специализируются на определенной травме.

— Как поменялась работа тренера за последние десять лет?

— Тренеры стали более профессиональными – этого от них требуют клубы, а от клуба требует федерация. Каждые три года проходит лицензирование футбольных команд, по которой нужно предоставить все данные об их развитии и прогрессе футболистов.

Плюс ежегодно проходит собрание клубов первой, второй и третьей Бундеслиг, где рассказывают, на что командам нужно обратить внимание, чтобы при лицензировании получить более высокие баллы. Каждое лицензирование дает в сумме около миллиона евро.

— Неплохая сумма.

— Да. У «Мюнхена-1860», к примеру, совсем недавно заменили одно искусственное поле, на двух постелили новый натуральный газон с подогревом.

— Как в Германии стать тренером?

— В Германии в каждой земле есть своя федерация. Если мы говорим о начальных лицензиях, С и В, то можно получить их там, где ты работаешь. Категорию Pro можно получить в Кельне. Все футболисты, закончившие карьеру, должны пройти полное обучение. И неважно, был ли ты большой звездой, – все равно нужно сесть за парту и прослушать курсы.

— В России часть обучения – нудные лекции.

— Тут также. Мне кажется, так во всех странах. Я сам обучался на Украине. У меня была хорошая группа: бывший игрок «Рубина» Сергей Ребров, главный тренер «Днепра» Дмитрий Михаленко, Сергей Силкин. Мы все проходили один курс, было интересно, где-то были несогласны.

Футбольный тренер – это не только расстановка фишек на поле и на доске. Это и понимание психологии футболиста. Понятное дело, что в твоем штабе, может, и есть люди, которые разбираются в этом лучше, чем ты. Но главный тренер просто должен разбираться в этом деле и решать в кратчайшие сроки самые разные проблемы: следить за физическим и эмоциональным состояниями футболиста.

— Вы ездили на стажировки?

— Да, и очень много. Был на тренировках Лучано Спаллетти в «Зените», мне нравилась игра команды при итальянце. Нравилась философия Виллаш-Боаша: он же любит комбинации всякие. Был на занятиях Гвардиолы. Очень интересно наблюдать за разными стилями.

— «Мюнхен-1860» повлиял на ваше желание стать тренером?

— Я закончил карьеру только потому, что понял одну вещь: мне, футболисту не из Евросоюза, будет тяжело закрепиться где-то. И у меня всегда был определенный выбор: либо я буду играть на профессиональном уровне, либо просто закончу. Определенного разговора с «1860» не было. Просто тогдашний наш спортивный директор, который сейчас работает в «Ред Булл Зальцбург», предложил мне попробовать себя в роли тренера. Я согласился. Это был 2004 год. С того момента все развивалось быстро и в лучшую сторону. Я ни о чем не жалею.

— Перед началом тренерской карьеры вы расторгли контракт с «Мюнхен-1860». Почему?

— В «Оберхаузене» я играл очень мало. Возвращение в «Мюнхен-1860» мне тоже не особо удалось. Было тяжело психологически. И в этот момент я понял, что мне будет тяжело конкурировать с другими футболистами. Ну и плюс лимит – помните? Только три футболиста не из Евросоюза могут играть за основную команду, а в дубле таких кадров не могло быть вообще. Поэтому и решил разорвать контракт.

— Вы стали главным тренером «Мюнхена» в 2016-м и спасли его от вылета. Как вам это удалось?

— Никто в это не верил. Но я хорошо знал команду и просто сделал ставку на знакомых мне футболистов. От нас не ждали агрессивного футбола. Но мы удивили как раз жесткой игрой.

— Какой вы тренер?

— Для меня важно – игра без и с мячом. То есть я требую, чтобы футболисты сразу начинали прессинг, когда теряли мяч. Ну, и при отборе начинали комбинационную атаку с попытками поразить ворота.

Денис Бушуев

Треники Габора Кирая, мотивация для молодых немцев

— Габор Кирай играл за «Мюнхен-1860». Общались с ним?

— О да! Я даже с ним сейчас поддерживаю отношения, не так давно поздравлял с успешным выступлением на чемпионате Европы во Франции. С ним можно поговорить на любую тему. Настоящий профессионал, такого еще поискать! Мы с ним работали в 2012 году. Тогда я был ассистентом главного тренера, а он нашим игроком. Я был младше его. Но он нормально воспринимал это и выполнял все мои указания. Абсолютная легенда! И не только как футболист, но и как человек.

— Все смеялись над его трениками.

— Это принято абсолютно везде, мне кажется. И от всех подколов больше всего выиграла фирма, которая обеспечивала его этими самыми трениками.

— Сейчас в «Мюнхене» играет Ивица Олич. Вы знакомы?

— Конечно. У меня никогда не повернется язык сказать о нем что-то плохое. Ивице уже 37 лет, но он выходит на поле и полностью отдается игре.

— Понятно, что вы не можете соперничать по уровню игроков с «Баварией». Как вообще выживаете рядом с ними?

А мы им совсем не конкуренты. Они играют в Бундеслиге, мы – во второй лиге. У нас не так много денег, чтобы покупать именитых или молодых и раскрученных футболистов. Поэтому «1860» сделал акцент на академию, на тех игроков, которых мы готовим для главной команды. В последние десять лет наши молодежные команды опережали «Баварию» во всех возрастах.

В этом году «Бавария» потратит 80 млн евро на открытие новой академии. Недавно прочитал, сейчас они отдают по 20–30 миллионов в год на свои школы. Думаю, через некоторое время такие реформы просто не позволят нам вообще соперничать с «Баварией». Всех лучших молодых игроков в Европе они будут забирать себе. У одного из лучших клубов мира будет лучшая академия, все логично. Но в «Мюнхене-1860» у молодого игрока больше шансов пробиться в основу, чем в «Баварии».

— Кто был самым талантливым выпускником академии «Баварии» за последние десять лет?

— Могу назвать футболиста, с которым я лично сотрудничал. Это Кевин Фолланд, который сейчас в «Байере». Я с ним работал около трех лет. Он вырос у меня, можно сказать, на руках. С ним я сейчас поддерживаю отношения.

Рожденные проиграть. «Байер», упустивший все

— Деньги – главная мотивация российских футболистов. А немецких?

— Найти в юношеском возрасте клуб, который поможет им развиться до хорошего уровня. У молодых футболистов «Мюнхена-1860» — вырасти в профессиональном плане и уехать в более серьезный клуб. Мы готовим игроков для сильных команд, поэтому к нам тянутся талантливые ребята, а не выбирают «Баварию». У многих молодых ребят мечта – играть за них. Если попадут в «Баварию», то все: сбылась мечта идиота. Но у «Баварии» очень своеобразный стиль игры – он тяжелый, и так не играют 95% клубов Бундеслиги.

— Встречали молодых, которые тянутся больше к деньгам?

— Да. У нас есть игрок в 19-летней команде, которого хотела купить «Бавария». Ему предлагали огромный контракт и квартиру в Мюнхене. Но его семья нуждается в деньгах, поэтому он выбрал «Вольфсбург» — предложили больше. Там у него, наверное, будет больше шансов прорваться.

— Слышал даже, молодежные команды «Баварии» выбираются на Октоберфест.

— Мы – тоже. Не только первая команда, но и дубль. Руководство специально выделяет день, чтобы мы посещали Октоберфест. Но все в рамках.

— Говорят, что в Германии с развлечениями для молодых футболистов все строго.

— Да. Я считаю, что это правильно! В Германии работает психология: ты не только должен хорошо играть, но и правильно относиться к своему делу. Здесь даже федерация футбола просит команды, чтобы они воспитывали футболиста не только как спортсмена, но и как человека. Это делается для того, чтобы человек легко смог найти себя на другом месте работы, если вдруг с футболом что-то не срастется. А все эти штрафы – это лишь воспитание.

— Вы как-то говорили, что вас как-то самого оштрафовали на три тысячи евро.

— Это было в игре за вторую команду «Оберхаузена». Подкатился жестко под соперника. Федерация футбола Германии оштрафовала меня. В итоге разбили эти три тысячи на несколько месяцев, отдавал по частям. Сейчас можно было бы оспорить этот штраф или уменьшить. Но в тот момент я просто не знал, как это делается.

— Самый большой штраф, который выписывали вы?

— В каждой команде есть каталог, где есть список штрафников. В первой команде, к примеру, все строго. За пропуск массажа можно расстаться с 1000 евро.

— Много.

— Дисциплина же. Все сделано для футболистов, для их скорейшего восстановления. Да и массажисты требуют определенного уважения. Если человек не пришел в свое назначенное время, он же может просто позвонить и объяснить почему.

Денис Бушуев

Бешеные болельщики, реформы нового тренера

— «Мюнхен-1860» недавно продал свои права на «Альянц Арену» и теперь арендует ее на домашние матчи. Почему?

— Чтобы не обанкротиться. «Альянц Арена» была построена двумя клубами: нашим и «Баварией». И лет пять назад, когда у «Мюнхена-1860» появились финансовые проблемы, он продал все свои права «Баварии».

— На клубы второй Бундеслиги стабильно ходят по паре десятков тысяч человек. Почему так?

— Просто даже на стадионах второй Бундеслиги есть все условия, чтобы смотреть футбол. К примеру, есть крыши, также ведется хорошая работа с болельщиками. Плюс футбольная атмосфера – такой нет нигде. У «1860» такая ситуация: когда команда находится в нижней части турнирной таблицы, болельщиков приходит больше, чем когда мы боремся за высокие места. Это для нас тоже загадка. Недавно, кстати, пришли 25 тысяч. Все говорят, что это много. Но когда стадион рассчитан на 75 тысяч, то это вроде бы недостаточно.

Даешь молодежь. Какая сборная Германии приедет на Кубок конфедераций

— Болельщики какой команды удивили больше всего?

— Фаны дрезденского «Динамо»: около 30 тысяч человек орут, поют, топают и болеют за команду. Мы как-то играли там, а весь стадион был заполнен. Фанаты так свистели и кричали, что у меня даже было ощущение, что я потеряю сознание, если матч продолжится.

— «Бавария» и здесь лучше всех?

— Нет, их голосовая поддержка не такая сильная. Они даже в Бундеслиге находятся на последних местах по этому показателю.

— Немецкие фанаты ненавидят больше всего «РБ Лейпциг»?

— Сейчас – да. Это молодой клуб, быстро развивающийся и добравшийся до Бундеслиги за пару лет. Понятное дело, его пытаются сгнобить кричалками, баннерами. Но через некоторое время об этом все забудут.

— В Германии болельщики сильно жестят, если их команда проигрывает несколько матчей?

— Нет. В 2013 году после провальной игры в Дрездене наш автобус на базе в 4 часа утра встретили фанаты и просто провели беседу. Но до насилия никогда дело не доходило.

— Слышал, что база «Мюнхена-1860» открыта для болельщиков.

— Так было пару лет назад. Теперь – нет. Наш новый тренер Витор Перейра закрыл свободный вход. Иногда на наши тренировки приходили скауты команд-соперников. Они могли записать моменты, которые мы наигрываем.

Денис Бушуев

Смолов в «Боруссии», провал Гвардиолы в «Манчестер Сити»

— Вы следите за российским футболом?

— Конечно! Мне нравится Полоз. Он быстрый, шустрый. Эти качества необходимы для нападающего немецкого клуба. Кроме того, смотрел матч «Краснодара» с «Фенербахче». Очень понравился Федор Смолов. Потенциал у него есть. Но если он хочет переехать в Бундеслигу, то ему все равно нужно очень много работать над собой.

— За Смоловым реально следила дортмундская «Боруссия»?

— Да, что-то писали. Это было в тот момент, когда Адриан Рамос покинул Дортмунд. Вообще, стиль «Боруссии» помог бы Федору раскрыться еще больше. Немецкая пресса отзывалась о Смолове как о классном форварде, который хорошо показал себя в ряде важных матчей. Поэтому неудивительно, что им заинтересовались именно дортмундцы: они не приглашают футболистов, в которых не уверены.

— Вы бы согласились тренировать в России?

— Я – тренер немецкой школы. Я готов поменять место работы. В «1860» я уже 13 лет, поэтому мне было бы интересно поработать не только в РФПЛ, но и в ФНЛ. Самое главное – понимать, смогу ли я помочь команде.

— Немецкая тренерская школа – самая лучшая в мире?

— Для Германии – да. Но она сильно привязана к Бундеслиге, реже подходит другим чемпионатам. Есть тренеры, которые прекрасно работали в Германии, потом проваливались в других странах. Магат, к примеру. У Гвардиолы было все хорошо в «Барсе» и в «Баварии». В «Сити» у него проблемы. Долго ли он там продержится? Нет.

Тактический словарь. 12 главных терминов современного футбола

— Главная загадка немецкого футбола: Йоахим Лев покинет когда-нибудь сборную Германии?

— Лев сделал себе хорошую репутацию, работая со сборной. Но, как мне кажется, он не добьется успехов с клубами. Тяжело сказать, кто сменит Лева на посту тренера сборной Германии. Может, будут выбирать из тех, кто достиг определенного уровня за последние два года.

Текст: Илья Егоров
Фото: Global Look Press

Поделиться:

Илья Егоров

Корреспондент еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: