Карнавал для всех. Илья Казаков – о том, чем запомнится чемпионат мира в Бразилии

Чемпионат мира в Бразилии – все равно что сочинская Олимпиада. Море критики: сильнейшие сомнения, что успеется решить инфраструктурные проблемы в срок, нарастающий скепсис – и вдруг на выходе совершенно фантастическое спортивное действо. И сразу тишина практически по любым, еще вчера казавшимся болевыми точкам. Безопасность, цены, логистика, инфраструктура, протесты. Тишина. Осязаемая вдвойне на фоне удовольствия от происходящего.



Рио-де-Жанейро. //Сергей Дроняев

Конечно, есть многое, что можно было бы улучшить. Ситуацию с сувенирами, например. Одна из тем для разговоров во время этого Кубка мира – сувениры. В 2002-м такой проблемы не существовало: Япония с Южной Кореей для человека из Европы или Америки – совершенно иной мир, где все в диковину, куда бы ты ни пошел, каждый магазин, не говоря уже об официальных фан-шопах, манит тебя незнакомыми лицами витрин. В 2006-м Германия со всей своей обстоятельной педантичностью запаслась немыслимым количеством высококачественных футбольных товаров на любой кошелек. В 2010-м футбольные туристы везли из ЮАР вувузелы. В 2014-м одной из самых распространенных фраз у тех, кого судьба привела летом в Бразилию, была «С сувенирами беда».

Вроде бы мелочь, второстепенная деталь. И все же нет, если прикинуть даже без калькулятора возможную прибыль от месячной торговли предметами повышенного спроса. В сети и вживую люди спрашивали, можно ли купить что-то футбольное или настоящее бразильское на память, и уезжали с пустыми руками и полными кошельками. При всех достоинствах Бразилии, она вряд ли может назвать себя страной развитой розничной торговли. Хороший урок всем нам, чтобы через четыре года изнывающие от желания купить себе что-то на память о чемпионате туристы не покидали с подобными чувствами Саранск, Калининград или Волгоград. Сочинская линейка сувениров появилась на прилавках заранее – от брелоков до олимпийской одежды – и пользовалась устойчивым спросом. В Бразилии такого не наблюдалось. Ни книг, ни ассортимента, ни понимания, где именно и что ты можешь купить. В Куритибе, в крошечном фан-шопе, кроме заурядных желтых маек с бейсболками, на которых был отштампован логотип чемпионата, обнаружилось и нечто большее. Модели стадионов турнира. Но всего трех, исключая главный – «Маракану». И каждый – в единственном экземпляре.



«Маракана». //Сергей Дроняев

Вторая тяжелая история – совершенно иной лингвистический мир. Если ты не говоришь по португальски, в Бразилии можешь в полной мере почувствовать себя пришельцем, высадившимся на другой планете. Опять-таки, сравнивая два главных спортивных события года, с приятным чувством признаешь: волонтеры в Сочи отработали восхитительно. Надеюсь, идея памятника волонтеру в олимпийском городе однажды реализуется – и по заслугам. В Бразилии с трудом понимали даже испаноговорящих. Или португальский, или язык жестов. Причем совершенно неважно, в ресторане, отеле или на улице. Это тем поразительнее, что Бразилия – страна городская. Перемещаясь на значительные по автомобильным меркам расстояния, с удивлением ловишь себя на странном ощущении: а где пейзажи, к которым ты привык что в России, что в Европе? Для Старого Света привычно жить в небольших поселках, деревнях. В Бразилии – то ли из-за невысокого в целом уровня жизни и, напротив, не самых низких цен на разные коммуникации, то ли из-за укоренившийся с годами привычки – население сосредоточенов городах, давно превратившихся в мегаполисы. Говорить за всю страну, в которой ты побывал всего пару раз, сложно, но в окрестностях Рио, Сан-Паулу, Сальвадора, Сантоса, Куритибы, Куябы все было именно так. Мегаполисы сегодня перестали быть монолингвистическим миром. Молодое население вроде бы знает английский хотя бы на уровне бытового разговорного. Но только не в Бразилии. Поэтому и столько статей и сообщений было поначалу о своей раздражающей беспомощности в быту: ни деньги обменять, ни спросить.

Третья тема, отчасти имеющая отношение к первой, – совершенно неорганизованный для приезжих гостей досуг. Там, где нет океана или наполненного благами современной цивилизации мира, в перерывах между матчами совершенно нечего делать. Сказать, что приехавший народ был в шоке от Куябы или Сан-Паулу, – не соврать. Даже фавелы, будоражащие и пугающие одновременно, на второй-третий день становились привычным антуражем. Знаю, что, например, в Саранске еще в прошлом году власти были реально озабочены вопросом, какую туристическую программу можно предложить тем, кто приедет на чемпионат мира в Россию. Уже обсуждаются идеи, возможно, одобрена одна-две из программ. Для города, не имеющего пляжей и серьезных культурных наследий, занять чем-то интересным людей, привыкших не терять ни одного дня из недешевой поездки в страну, где прежде они, возможно, не были, – задача не из простых.



Копакабана. //Сергей Дроняев

А в остальном, если даже смотреть на Бразилию-2014 вне результата твоей команды, турнир получился настолько захватывающим, что это полностью стерло изначальный скепсис. Что важно вдвойне, когда вспомнишь, сколько было разговоров, возникающих не на пустом месте, о запаздывании, срыве сроков, неготовности страны и прочем аналогичном. С точки зрения события – это праздник. Яркий, голевой. С которым будут сравнивать через четыре года наш Кубок мира.

Сан-Паулу – Куяба – Рио-де-Жанейро – Куритиба

Поделиться:

Илья Казаков

Комментатор ВГТРК, пресс-атташе сборной России с 2005 по 2015 гг, автор книги «Настоящая сборная, или феномен Хиддинка»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: