Белая гвардия. Почему Валерий Непомнящий должен тренировать клуб Премьер-лиги

Российский тренер Валерий Непомнящий, известный по работе с «Томью» и сборной Камеруна, – один из тех отечественных специалистов, способных объяснить сложные футбольные вещи простым языком. Недавно Валерий Кузмич, являющийся советником президента ПФК ЦСКА, отпраздновал свое 70-летие.

_SD_6037.jpg

Валерий Непомнящий празднует юбилей. //Сергей Дроняев

Если честно, я обрадовался. И даже поверил. Потому что легко было поверить «вестям с полей», находясь под Лондоном. Мы обсудили трансферные слухи за обедом, потом я ненадолго поднялся в номер и отбил Валерию Кузмичу эсэмэску с нехитрым осторожным текстом: мол, очень рад, если все это окажется правдой, буду теперь еще за одного человека в Премьер-лиге персонально болеть.

Непомнящий ответил скоро. И «вести с полей» сразу обернулись моим персональным разочарованием. «Никто со мной на связь из «Крыльев» не выходил».Так лего было убедить себя, что Самара действительно рассматривает кандидатуру тренера, который стабильно финишировал с нищей «Томью» в середине таблицы. Так легко было разочароваться в этой своей уверенности. Хороший был бы вариант. Объяснимый. Вызвавший симпатию и интерес к команде у нейтрального зрителя.

Хотя нашлись бы и те, кого смутил бы возраст Непомнящего. Только-только отметившего своего семидесятилетие. Но если задуматься, он всего на три года старше Капелло. И тоже, что физически, что умственно, в полном порядке: строен, подтянут, легок на подъем. Всего лишь слух. Очень жаль.

На этот юбилей Валерия Кузмича я не попал. Он позвонил, позвал, но празднование пришлось на лондонский сбор – пришлось ограничиться обещаниями, что «после возвращения мы обязательно…»

Пять лет назад, когда дочка Таня уговорила папу отметить шестидесятипятилетие около их дома на «Динамо», довелось посмотреть на близкий круг общения тренера. Были люди знакомые и незнакомые, узнаваемые и не очень. Помню, как удивился Евгению Гомельскому. Вроде бы прочел столько интервью Непомнящего, а об этой дружбе до того дня не слышал.

Подозреваю, деликатность – врожденная черта именинника. Сколько раз ловил себя в разговоре с ним на странном ощущении: Валерий Кузмич с неподдельным интересом расспрашивает тебя о ком-то или о чем-то, ты излагаешь свою точку зрения, а потом оказывается, что у собеседника информация более полная. И картину происходящего он видит целостнее.

Поэтому без сомнений верится в версию его приглашения в «Томь». Смотрело местное руководство аналитику от Непомнящего по каждому туру и оказалось под таким впечатлением от услышанного, что позвало на работу. Если подзабыли, произошло это в тот момент, кто он сам уже не верил, что однажды доведется возглавить команду в России.Томск его боготворил. Команда играла. Конфликты, если возникали, разруливались без скандалов. Хотя доводилось и культовых у местного болельщика игроков отчислять. И с очень непопулярными у тех же самых зрителей руководителями работать.

Я, кстати, не догадываюсь, почему никто из клубов Премьер-лиги или ФНЛ не попробовал его позвать на работу. Особенно после того, как стало ясно: Непомнящему в ЦСКА небезынтересно, но он все равно скучает по тренерскому делу. По работе в поле, по реву стадиона за твоей спиной. Хотя бы то же «Торпедо». Команда, за которую он болеет всю жизнь. Или «Крылья», новость о появлении в которых так, кажется, и осталась только слухом.

Эти же самые вопросы мы, журналисты, задавали в воздух и перед «Томью». И гораздо раньше. Считай, все те годы после чемпионата мира-1990. Непомнящий успел потрудиться в Турции, на Дальнем Востоке. В «Томи». Но всегда ловишь себя на мысли, что он еще не закончил свою карьеру. Что будет еще один клуб. Какой, когда? Видимо, все же не «Крылья». В начале недели этот вариант представлялся малоосуществимым. Тогда кто?

Неблагодарное занятие – рассуждать, почему так востребованы одни тренеры и так тяжело найти работу в России другим. Божович и Муслин, Черчесов, Слуцкий и Красножан – при общем знаменателе это совершенно разные истории. Журналистская молва отправляла Валерия Кузмича в «Рубин», «Динамо», «Терек». Даже в ЦСКА – под понятным соусом: «Гинер берет его страхуясь: не пойдет у Слуцкого, есть кем подстраховаться».

В недавнем интервью Непомнящий акцентированно подчеркнул, что шел в ЦСКА при условии, что это в принципе не может рассматриваться как потенциальная замена Слуцкому. Помню, как мы обсуждали эту тему с Леонидом Викторовичем. Как он абсолютно спокойно сказал: мол, Валерий Кузмич пришел не за этим, будет заниматся совершенно другим направлением. Потом подумал секунду и добавил:

— Если меня уволят из ЦСКА, мне будет совершенно все равно, кто станет следующим тренером.

Непомнящий так и не возглавил ни ЦСКА, ни какой иной называемый клуб. Ближе всего к тому, чтобы осуществиться, как я понимаю, был вариант с «Тереком». Но я не верил, что это возможно: Полина Павловна, жена и муза Валерия Кузмича, в тот момент расхворалась, и он в принципе не мог трудоустроиться далеко от дома.

Что-то похожее случилось в их семье, когда тренер работал в Корее. Местный климат Полине Павловне не очень подходил, Непомнящий вернулся в Москву, решив не продлевать однолетний контракт. Зато в Томске отработал непривычно много для сибирского клуба. Символично, что клуб рухнул после его ухода. Слишком много он тащил на своих плечах, работая с игроками, которым «Томь» вечно была должна – по зарплате, по премиям.

Если честно, мне было странно узнать, что обновленная и ставшая финансово стабильной «Томь» решила смотреть исключительно на питерский тренерский рынок. Возможно, там тоже кого-то смутил возраст Валерия Кузмича. Лучше всех о возрасте игрока как-то сказал Маслов: кто поздно начал – тот долго играет. Фразу вспоминали не так давно, когда обсуждали яркую стабильную игру Широкова.

Полагаю, о тренерах можно сказать то же самое. Кто поздно начал – тот долго играет. Поэтому я продолжаю надеяться, что у Непомнящего еще будет возможность вернуться к работе.

— У меня уникальное отчество, — признался он однажды. Мы пили чай в его уютной квартире у «Динамо». Ароматный, крепкий. Зеленый.Может быть, на столе был даже джин-тоник, его любимый напиток. Или это было в другой раз? Неважно.

— Паспортистка, когда записывала меня, почему-то пропустила мягкий знак. И получился Кузмич вместо Кузьмича.

Мы что-то пошутили о его мягкости и твердости в характере, об интеллигентности и вежливости.

Один мой друг сравнил Непомнящего в «Томи» с белым офицером-штабистом, после революции вынужденным трудиться в Красной Армии, но при этом не растерявшим идеалов молодости. В этой фразе если и была ирония, так уж точно не над тренером. Который всегда казался человеком из другого времени – то ли из чеховского, то ли из воспетых советских шестидесятых. Подозреваю, именно поэтому Валерий Кузмич в принципе не заставляет задуматься над вопросом, сколько ему лет. Он самодостаточен и оттого органичен. Даже без команды. Но вдвойне – с ней.

Поделиться:

Илья Казаков

Комментатор ВГТРК, пресс-атташе сборной России с 2005 по 2015 гг, автор книги «Настоящая сборная, или феномен Хиддинка»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: