Менеджер звучит гордо. Илья Казаков – о кризисных менеджерах

Каким-то непостижимым образом чаще всего получается, что, даже несмотря на периоды счастливого благоденствия, кризис для нашего футбола – понятие постоянное. Почти что константа.

Изначально слово «кризис» в греческом языке означало «суд». Не гражданский, в котором бы разбирались ошибки и прегрешения, а суд внутренний. Когда кто-то (или что-то) оказывался не в состоянии жить дальше прежней жизнью и начинал судить сам себя, подводя итоги и готовясь к переменам. Но впоследствии смысл этого понятия сменился иным. И кризисом начали называть усиливающуюся проблему, часто не имеющую быстрого решения или решения вообще.

Нашумевшее интервью господина Дмитриева, в бытность которого ФК «Москва» прекратил свое существование, несмотря на более чем положительное сальдо клубного бюджета, заставило задуматься над тем, что такое быть в отечественном футболе так называемым кризисным менеджером.

История назначения президентом «Москвы» Игоря Дмитриева, возникшего из футбольного ниоткуда и ушедшего в футбольное никуда, даже самим фактом упоминания его имени заставляет меня вспомнить разговор с Дмитрием Пасынским, когда-то ответственным секретарем ПФЛ, а впоследствии советником президента этой организации Николая Толстых. Дмитрий Александрович задолго до кончины «городского» клуба предрекал подобный итог, совершенно не пытаясь играть в оракула. На прямой вопрос о причинах такой уверенности Пасынский вспоминал свой разговор в офисе «Норникеля», куда он был приглашен в качестве кандидата в президенты «Москвы» и где ему была озвучена задача похоронить клуб. Выполнив те самые функции кризисного менеджера, но с иным вектором задачи.

Тот, чье имя опять называют. Илья Казаков — о Романе Абрамовиче и РФС

На другой вопрос – о зарплате, условиях и будущем «парашюте», Дмитрий Александрович отвечал, как о совершенно несущественном. Объясняя это просто: «После того как ты похоронишь клуб, тебе в футболе выдадут черную метку. Репутация, создаваемая годами, дороже любого бонуса».

«Москва» действительно умерла. Как умирали другие клубы. Хотя, вероятно, могла бы и выжить, будь у ее собственника малая толика желания сохранить команду. Пример Александра Тукманова показывает, что в столице можно найти деньги на футбольный клуб. И даже на футбольный клуб с именем.

Столичное «Торпедо» влачит непростое существование примерно с той поры, как на свет появилась «Москва». Став правопреемницей ФК «Торпедо-ЗИЛ», приобретя это право за деньги при совершенной сделке, а не путем, скажем, наследования. Лучший период «Торпедо» пережило в момент, когда у руля команды встал Александр Бородюк, выведший нищий по меркам Премьер-лиги клуб в элитный дивизион. Обыграв в стыковых матчах «Крылья Советов», может быть, и не купавшихся в роскоши, но позволявших себе впоследствии приглашать тренера-иностранца с годовым окладом в миллион не рублей.

Все то время, что «Торпедо» от финансовой смерти спасает Тукманов, клуб не может похвастаться хоть какой-то вразумительной перспективой. Деньги если находятся, то тратятся исключительно на текущие нужды и закрытие долгов. Но Тукманов каким-то удивительным образом умудряется находить средства для существования «Торпедо», договариваясь с инвесторами. Сейчас перед черно-белыми вновь поставлена задача выхода из второй лиги в ФНЛ. А там – в ситуации, когда общий уровень финансирования футбола оставляет желать лучшего, – кто знает, может быть, снова клуб осторожно начнет мечтать о Премьер-лиге. Быть столько лет в кризисе и не умереть… Это напоминает известный ответ курьера одного из банков, услышавшего от руководства вопрос о выживании в кризис при смешной зарплате: «Это у вас сейчас кризис, а я так последние десять лет живу».

Впрочем, бывают кризисные менеджеры и третьего вида – как господа Коробка и Крапивка, пришедшие на руководство ФК «Кубань» в тот момент, когда команда была еще середняком РФПЛ. Два молодых менеджера клятвенно обещали болельщикам через СМИ, что «Кубань» ни за что не вылетит в ФНЛ, потом давали слово, что она за год вернется обратно. А сегодня старейший краснодарский клуб, накопив долгов под два миллиарда рублей, находится на грани снятия с чемпионата. Войти в историю так, как это сделано при руководстве Крапивки и Коробки и в период губернаторства господина Кондратьева, – это надо суметь. Остается верить, что на Кубани в последний момент исхитрятся и спасут клуб, как это сделали в Саранске и Томске. Перспективы, правда, туманные, но ведь перед глазами есть и еще один пример — «Ростова».

Если помните, к моменту прихода Курбана Бердыева в «Ростове» была схожая ситуация. Разве что не все игроки еще разбежались. Но точно так же маячила перспектива банкротства и небытия.

Обошлось. И Бердыев больше чем кто бы то ни было может называть себя кризисным менеджером. Сделать то, что сделал он на Дону, – удается немногим. Пусть и сделано это было не в одиночку, а командой.

Тонкости экономии. Илья Казаков — о трансферной политике наших клубов

Но если в ситуации с «Ростовом» все относительно ясно, понять, кто может считаться кризисным менеджером в московском «Динамо», очень непросто. Клуб также стоял на пороге банкротств, но деньги сумел найти. И судя по тому, кто встал во главе попечительского совета «Динамо», банкротство в ближайшее время бело-голубым не грозит.

Пишу и понимаю, что позицию «кризисный менеджер» в российском футболе пора делать константой. Учить именно этому, а не развитию и управлению клубом в условиях полноценного бытия. Ведь даже в РФС все президенты, менявшие друг друга после отставки Вячеслава Колоскова, были кризисными менеджерами.

Текст: Илья Казаков
Фото: Global Look Press

Поделиться:

Илья Казаков

Комментатор ВГТРК, пресс-атташе сборной России с 2005 по 2015 гг, автор книги «Настоящая сборная, или феномен Хиддинка»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: