Константин Сарсания: «Каждый игрок «Зенита» получил по 1 млн долларов за чемпионство в 2007 году»

Константин Сарсания

Тренер и функционер рассказал о своей работе в «Зените». Константин Сарсания поведал интересные подробности о состоявшихся и несостоявшихся переходах.

«Самый мощный клуб, который присылал предложение о трансфере в «Зенит»? Данни звали в «Челси», Ломбертса – в «Ювентус», был интерес к Губочану. Но многие предложения мы даже не рассматривали. Какие-то зарубали агенты. Вот Денисова хотели неплохие европейские команды, но при этом денег давали на 50% меньше. До игрока это даже не дошло, потому что его агент Паша Андреев сразу сказал: «Да ну на фиг».

Плюс сам клуб не был в этом заинтересован. Когда ты выигрываешь, то не должен продавать. Кстати, оказалось, что это не так легко. Помню, мы взяли Кубок УЕФА, и Алексей Борисович Миллер сказал: «Костя, ищи еще игроков». Я ответил: «Сейчас важно сохранить состав» – «Да чего сохранить? Есть контракт – будут играть». Но это не так – Шкртел, Аршавин и Тимощук ушли, потом разошлись остальные, хотя «Зенит» этого не хотел.

Когда я только пришел в клуб, мы хотели взять Зе Роберто – одного из лидеров сборной Бразилии и «Баварии». Уже договорились с его агентами. Зарплата космическая, но в клубе одобрили. В итоге жена не захотела переезжать, хотя сам игрок был готов. Еще хотели Лисандро Лопеса. Он играл в «Порту», а часть прав принадлежала сторонней компании. Когда так происходит, и поступает предложение, игрок или продается, или клуб выкупает долю компании. Вроде договорились с «Порту», нас попросили сделать предложение. Но вместо продажи португальцы выкупили себе часть прав. Это тот момент, когда меня как спортивного директора подставили. Через время футболист перешел в «Лион» за 20 миллионов. Кстати, «Зенит» почти повторил путь французов.

Мы брали с них пример, когда писали стратегию развития. Там ведь тоже команда из второго по величине города страны стала чемпионом, постоянно играла в Лиге чемпионов. Сначала – за счет эффективного менеджмента, инвестиций. Потом уже работали деньги от еврокубков. До определенного времени так было и в «Зените».

Самые сложные переговоры в жизни? С Домингесом, когда помогал «Рубину». Его представитель – Чисер Пилар, бывший агент Марадоны. А с ним очень тяжело. Помню, как на сборы «Ривера» приехал Фарид Фахриев, гендиректор «Рубина»: «Сейчас подпишем, завтра уже улетим обратно» – «Фарид, не торопись, тут такое». Пришлось еще на два дня остаться.

Мой самый крутой трансфер по соотношению цена – качество? Тяжело выделить. Шкртела, например, взяли за 800 тысяч, продали за 10 миллионов. С ним вообще приключилась история. Петржела сказал, что не видел его в деле, поэтому нужен просмотр. В этот же момент спортивный директор Саша Бокий привез на ту же позицию Эгидиюса Маюса из Литвы. По Шкртелу нужно было думать быстрее, иначе уехал бы в Германию – его хотела «Герта». Договорились с Властой созвониться после тренировки и решить. Звонок: «Костя, я не знаю, кто из них лучше». При этом Мартин стоил в два раза дороже Маюса. Я взял ответственность на себя и сказал Трактовенко: «Если возьмете сейчас Шкртела, я как минимум за такие же деньги его продам». Получилось, что план перевыполнил.

Рому Широкова вот брали за ноль из «Химок». Зырянова за три из команды, которая вылетала, но сколько пользы он принес. Говорили, что Тимощук дорогой. Действительно, 20 миллионов. Но Толя стал тем игроком, с которым команда выиграла все. Или Данни. Да, 30 миллионов – дорого, но он на следующий день вышел и выиграл Суперкубок Европы. После этого Миллер сказал мне: «Все, Костя, он окупился» – «Фуух». Правда переговоры давались тяжело. С «Динамо» вообще невозможно было. Они считали, что могут выиграть чемпионат и отказались продавать. Но я знаю Жорже Мендеша, он агент Данни. Мы созвонились, и тот сказал: «У него есть клоуз в контракте – 30 миллионов». Конечно, Данни на тот момент столько не стоил.

Почему купили? Выбирали из него и Макси Родригеса из «Атлетико». За того просили 18 миллионов. Сам он контракт на четыре года и зарплату в четыре миллиона. Данни же хотел два. То есть оба обходились примерно в одну сумму. Только Данни было 23 года, он уже говорил по-русски. Возраст аргентинца – 27 лет. Эти факторы и сказались.

Получал ли я премиальные в «Зените»? Да. Например, за Кубок УЕФА, за победу в чемпионате. У игроков выходило вообще отлично. За победу в чемпионате в 2007-м – миллион долларов на каждого. Плюс они получали деньги и за победы в течение чемпионата.

Что случилось с Панюковым? Я говорил, что им интересуются клубы верхней части Лиги 1, а летом он пошел во вторую лигу Португалии. Рассказываю. Им интересовались «Лилль» и «Сент-Этьен». Только французы тяжело относятся к покупкам. Их устраивало качество, но они не знали, как адаптируется игрок – молодой, русский. Поэтому говорили про аренду и не хотели рисковать. Купить готов был «Ренн». Такая возможность существовала до последнего момента, но мы решили отдать в Лигу 2 – в «Аяччо». Чтобы футболист поиграл, набрался опыта. Лига 2 – это витрина, она просматривается всеми скаутами. Если ты стабилен, хорошо играешь, на тебя обратят внимание. И Панюков хорошо начал, но дальше появились сложности – заболел и выпал из состава. Когда вернулся, команда стала выигрывать, тренер не менял победное сочетание. Так просто сложились обстоятельства.

Летом он перешел в «Брагу Б». Договорились, что сезон отыграет там, а потом перейдет в основную «Брагу». Но недавно там сменились тренеры и руководство. Они пришли со своими интересами и сказали, что Андрей играть не будет. Поэтому мы решили вернуть его в «Атлантас», — рассказал Сарсания.

Фото: Global Look Press
Источник: Eurosport

Поделиться:

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: