Директор Академии ПСВ: «У нас нет никаких шансов удержать в команде Депая»

Накануне матча Лиги Европы «Динамо» — ПСВ директор детско-юношеской Академии голландского клуба Арт Лангелер, прилетевший в Москву вместе с командой, провел мастер–класс для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA и подробно ответил на вопросы аудитории.

ПСВ

— О результатах работы Академии футбольного клуба судят в первую очередь по количеству ее воспитанников в первой команде. У ПСВ как с этим дело обстоит?

— Я думаю, что если ориентироваться именно на этот показатель, то мы сейчас выглядим как минимум неплохо. У нас на данный момент из 24 человек, заявленных за первую команду, 11 закончили Академию ПСВ. И четверо, а может быть даже пятеро из них завтра выйдут в основном составе против «Динамо».

Скажу, наверное, очевидную вещь, но все-таки: мы ставим перед собой задачу доводить до основы как можно большее, максимально возможное количество наших воспитанников. А тех, кого довести до главной команды не представляется возможным в силу того, что они не соответствуют ей по уровню таланта, мы стремимся довести до пика их собственных, пусть даже весьма скромных возможностей: да, эти ребята, может быть, не заиграют в ПСВ, но они пригодятся в других командах: их купят у нас другие клубы и они, таким образом, принесут ПСВ, клубу, их воспитавшему, определенный доход.

Впрочем, наших звезд это тоже касается: практически каждый год мы теряем лидеров, которые уезжают в более сильные клубы, в гораздо более богатые чемпионаты. Причем, чем дальше, тем в более молодом возрасте эти отъезды происходят: если 10 лет назад игроки поколения, условно говоря, Уэсли Снейдера, покидали Голландию лет в двадцать пять, то теперь наши таланты редко когда и до 21 года здесь задерживаются.

Взять, например, Депая: ему сейчас 20, он отлично зарекомендовал себя на чемпионате мира – он, если помните, стал там самым молодым голландцем в истории, который забивал за сборную на турнире такого уровня. Ну, и все это, конечно, означает, что, скорее всего, уже в следующем сезоне его в ПСВ не будет: думаю, он перейдет в какой-нибудь английский клуб, само собой – не из последних.

— И у вас нет никакой возможности его удержать?

— Практически никакой. Голландия – очень маленькая страна, все население как одна Москва – 16 миллионов человек. У нас профессиональных футбольных клубов всего тридцать – сравните это, например, с Англией – там их только в Лондоне двенадцать. То есть, вы понимаете: наш футбольный рынок не велик, и поэтому не очень интересен, например, крупным спонсорам.

Соответственно, голландские клубы не могут предложить своим футболистам, даже самым выдающимся, таких зарплат, какие предлагают клубы из той же Англии. Например, у нас в ПСВ в основной команде нет ни одного игрока, годовой оклад которого превышал бы миллион евро, да и тех, кто получает столько – единицы.

Да, теоретически, талантливым футболистам для их же пользы, наверное, стоило бы уезжать не в таком юном возрасте: тогда и талант их уже расцветал бы в полной мере, и трансферная стоимость, соответственно, возрастала. Но на практике убедить их этого не делать невероятно сложно: большим деньгам здравый смысл противопоставить получается далеко не всегда. К тому же, некоторые молодые и действительно талантливые игроки просто не в состоянии правильно себя оценить: им кажется, что они уже сейчас, в этом возрасте достойны гораздо большего, чем имеют.

У нас, например, сейчас на этой почве развивается весьма неприятная история с Закария Баккали: 18 лет парню, он уже дебютировал за сборную Бельгии… Действительно, очень способный игрок, но… У нас он находится на контракте, контракт скоро истекает, и вот он объявил, что продлевать его не собирается… Почему? Потому, что он недоволен тем, сколько ему тренеры предоставляют игрового времени. Всего десять матчей он сыграл за главную команду… Но разве это мало для 18-летнего игрока, которому, по совести говоря, еще над собой работать и работать?… В общем, здесь мы имеем конфликт: сейчас Баккали из первой команды выведен, тренируется с молодежкой… Наверное, будем его продавать.

— С зарубежными грандами вам соперничать трудно, это понятно. А как ведется конкуренция за талантливых игроков на внутреннем рынке?

— Теоретически до 16 лет, возраста, в котором футболист в Голландии имеет право заключить первый профессиональный контракт, игроки могут переходить из одной Академии в другую совершенно беспрепятственно. Но на практике родители, которые предполагают в своих детях футбольные дарования, стремятся отдать их либо в «Аякс», либо в «Фейеноорд», либо к нам, в ПСВ. Это самые известные, самые крупные, самые титулованные голландские клубы, и между ними существует негласная договоренность о том, что они друг у друга футболистов не переманивают. По крайней мере, до достижения ими 18-19 лет.

— А с какого вообще возраста начинаются занятия в Академии?

— Возраст поступления у нас — 8 лет. Возраст окончания – 21. На данный момент непосредственно в Эйндховене занимаются 180 человек. И еще около 50 – в городках, расположенных в радиусе примерно 50 километров от Эйндховена, таких как Венло, Тилбург и некоторые другие.

Это как раз наши самые младшие воспитанники, в возрасте от 8 до 12-13 лет: они работают по нашим методикам, под руководством наших тренеров, на тренировочных полях, построенных ПСВ, но – они делают это по месту жительства. Раньше и эти дети ездили в Эйндховен, но какое-то время назад мы решили, что таким малышам надо создать более комфортные условия, чтобы они лишний раз не уставали, не тратили время на дорогу туда- обратно. На самом деле это существенно, ведь уже в этом возрасте мы с ними проводим по 4-5 часовых тренировок в неделю.

— С возрастом нагрузки, конечно, возрастают. В какой пропорции?

— С 13 лет тренировки становятся ежедневными… Плюс размеры полей… Малыши играют на уменьшенных площадках – сначала шесть на шесть, потом – семь на семь. Только с 12 лет они начинают играть на полях стандартного размера и составами по 11 человек.

Вообще, лет до 15 мы стараемся не перегружать детей физикой. Первостепенное место во время тренировок занимает оттачивание технических навыков, работа с мячом.

И то же самое касается тактики. В командах младших возрастов мы ей вообще внимания не уделяем. С 12 до 17 лет начинаем приобщать игроков к каким –то основам, но и то, исключительно через игровые упражнения: это ни в коем случае не носит характера длительных теоретических занятий. Они вводятся только начиная с 17 лет, то есть углубленно, тщательно мы тактику изучаем лишь с теми футболистами, чья по настоящему профессиональная карьера либо уже стартовала, либо вот –вот стартует.

— Что касается достижения конкретного спортивного результата: победы в матче, в турнире. Всегда ли вы настраиваете команды младших возрастов на его достижение, или в приоритете на этом этапе у вас – просто качественная игра?

— Безусловно, поскольку футбол это спорт, результат имеет важное значение и для самых маленьких игроков. Но – именно для них все-таки не первостепенное. Я хочу сейчас вернуться к началу нашего разговора и напомнить, что задачей Академии являются не победы в детско-юношеских турнирах, а подготовка как можно большего количества квалифицированных игроков для основного состава.

Это – процесс, все этапы которого должны быть пройдены последовательно, один за другим, без выпадений, спешки, потери качества и оглядки на вещи по большому счету сиюминутные. Если вы в силу каких-то причин, в частности, зацикленности на результате, что называется, любой ценой, не научитесь действительно чему –то важному, тому, без чего стать профессиональным футболистом у вас не получится, то какое значение будет иметь то, сколько матчей и турниров вы выиграли, будучи ребенком?

Эту мысль мы стараемся донести и до самих воспитанников, и до их родителей, которые, бывает, действительно излишне настойчиво требуют от своих сыновей превосходства над любым соперником в любой игре и на любом участке поля, не понимая, что есть в детско-юношеском футболе вещи и поважнее этой.

— В России переход игрока именно из юношеского футбола во взрослый считается моментом драматическим. Далеко не всем он удается, многие из тех, кто в юношах подавал большие надежды, на этом этапе перестают прогрессировать и, не найдя себя, зачастую либо вовсе заканчивают с футболом, либо остаются в нем, но на уровне, скажем так, не самом высоком. У вас в Голландии схожие проблемы? И если да, то как вы с этим боритесь?

— Этот момент перехода, он действительно сложен. А как эти сложности преодолевать… Ну, мне кажется, что это вещь достаточно очевидная: молодому игроку для того, чтобы прогрессировать, необходимо играть. У нас в стране дети играют практически постоянно, для всех возрастов проводятся собственные чемпионаты Голландии, другие турниры, товарищеские матчи. Наверное, не больше 4-5 недель в году есть таких, на какие не приходилось бы то или иное внутреннее соревнование. И такие промежутки многие клубы стараются использовать для участия своих детских команд в международных турнирах.

То же самое относится не только к детям, но и к игрокам, которые стоят на пороге профессиональной карьеры. Если они пока не готовы выступать на самом высоком уровне, значит нужно начинать с уровня пониже… У нас в ПСВ, например, есть молодежная команда, в которой собраны футболисты в возрасте до 21 года – как раз те, кто выпускаются из Академии: она заявлена и играет в Eerste Divisie, это второй дивизион чемпионата Голландии.

… Плюс, конечно, важно, чтобы молодежь чувствовала интерес, внимание к себе со стороны тренеров, менеджеров главной команды, понимала, что в перспективе они на нее рассчитывают. Если говорить опять-таки об опыте нашего клуба, то у нас это внимание и интерес к молодежи выражается в том, что не реже одного раза в неделю директор Академии, то есть на данном этапе я, и главный тренер Филипп Коку встречаемся для обсуждения вопросов, которые мы считаем для нас общими: в первую очередь, конечно, к ним относятся вопросы подготовки игроков, которые в обозримом будущем могут быть привлечены в первую команду.

К слову, сейчас в Москву с нами прилетели четверо таких молодых футболистов – никто из них пока за основу не сыграл ни одного матча, и завтра на поле вы их тоже не увидите. Но вот, мы их все-таки взяли сюда, просто для того, чтобы они почувствовали себя частью первой команды, ощутили атмосферу большого европейского турнира.

— Вы можете назвать сумму, в которую ПСВ обходится подготовка одного воспитанника Академии?

— Нет, это очень сложно подсчитать, я имею в виду – среднюю цифру. Просто потому, что есть у нас воспитанники из Эйндховена и его окрестностей, которых подавляющее большинство, которые живут здесь, в своих домах, со своими родителями… А есть иностранцы – из Бельгии, Швеции, Дании, из африканских некоторых стран… Их немного, потому что наши законы запрещают отдельное проживание от родителей детей в возрасте до 16 лет, и мы, соответственно, сюда никого до этого возраста привезти не можем…

Но вот те уже практически взрослые люди, которых мы находим в других странах и все-таки сюда приглашаем, они, конечно, обходятся клубу гораздо дороже голландцев… Мы ведь полностью оплачиваем их проживание здесь, питание, их учебу, их дорогу домой и обратно, переезды и пребывание родственников, которые могут навещать их четыре раза в год, и так далее, и тому подобное…

В общем, какую-то среднюю сумму, которую клуб тратит на подготовку одного игрока, я вывести не в состоянии… Могу озвучить общий годовой бюджет Академии: это примерно 4 миллиона евро.

— А сколько у вас получают тренеры? И кто они: стараетесь ли вы, например, подбирать их из бывших игроков ПСВ?

— Мы стараемся подбирать в первую очередь профессионалов. Нет такого требования, чтобы наши сотрудники непременно в прошлом были игроками ПСВ. Я, например, когда сам играл, выступал за «Зволле», потом его же тренировал, вышел с ними в Эредивизи … Хотя, есть среди тренеров Академии и те, кто за наш клуб не просто поиграли, а стали здесь настоящими звездами. Например, Ван Нистелрой и Ван Боммел: они оба сейчас работают с той самой командой U 21, о которой я только что говорил.

Что касается зарплат. Наши тренеры в среднем получают по 40 тысяч евро в год: кто –то чуть больше, кто –то чуть меньше, конечно. Но вообще разница в величине зарплат незначительна, независимо от того, кого люди тренируют: то ли совсем маленьких детей, то ли игроков, уже имеющих профессиональные контракты. Мы не считаем, что работа со вторыми более важна, чем с первыми. Они обе важны, каждая по-своему.

— Насколько внимательно вы следите за тем, как ваши воспитанники учатся в общеобразовательной школе?

— Чрезвычайно внимательно. И не только за этим. Мы вообще в курсе того, как складывается их не спортивная жизнь, что происходит у них в семьях, чем они увлекаются помимо футбола, как ладят со сверстниками, которые футболом не занимаются.

Мы находимся в постоянном контакте с их родственниками, у нас есть родительский комитет… Если же говорить конкретно об образовании, то хорошая учеба, хорошая успеваемость по всем предметам – одно из главных наших требований к воспитанникам. Если кому-то из них требуется помощь, дополнительные занятия, мы их организуем и проводим: работу преподавателей, естественно, оплачивает Академия. По другому просто быть не может.

Мы ведь прекрасно понимаем, что в профессиональном футболе, как бы мы этого ни хотели, в итоге окажутся далеко не все наши воспитанники. Те, у кого заиграть не получится, должны быть готовы к тому, чтобы зарабатывать на жизнь чем-то другим. Сделать так, чтобы они оказались готовы к такому повороту – наша обязанность.

Поделиться:

Еженедельник «Футбол»

Старейшее издание в России, посвященное спорту №1

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: