Сергей Балахнин: «У меня в сборной две мотивации: национальная команда и я не имею права подвести друга»

Как тренерский штаб сборной России определяет тех игроков, которых приглашает на сборы. Кто изучает соперника национальной российской команды. Какие статистические данные по футболистам ложатся на стол Леониду Слуцкому. И что он им говорит на предматчевых установках. Чтобы узнать все это, еженедельник «Футбол» встретился с Сергеем Балахниным – тренером, который в штабе сборной России отвечает за разведку и контрразведку.



Босс Слуцкий

— Вы говорили, что приглашение от Слуцкого работать в сборной было для вас полной неожиданностью. Как в жизни происходят такие сюрпризы?

— Мы знакомы и дружим с конца 90-х, периодически встречались-созванивались, но у нас не было абсолютно никаких предварительных договоренностей. И тут звонок от Викторовича. У меня было два дня на сборы – условно он набрал в пятницу, а в понедельник я был уже в Москве на работе. После подписания контракта мы сели в этой тренерской комнате РФС и обговорили круг обязанностей на тот момент.

— Вы спросили: «Почему я?»

— Нет. И до сих пор не задавал этот вопрос. Если я нужен команде, какая разница, как он выбирал.

— У вас разница в возрасте со Слуцким 12 лет. Раньше вы наверняка были «старшим товарищем», теперь он босс.

— Я не могу за всех отвечать, но по мне, так он за все время, что мы знакомы, ничуть не изменился. Да, есть отпечаток зрелости, стало больше уверенности в себе. Не знаю, может быть, лучше всего подходит слово «заматерел». Но с Викторовичем просто общаться. Поэтому к нему все тянутся – от футболистов до коллег. А насчет того что он босс… Прежде всего ценны дружеские отношения. У меня в сборной две мотивации: во-первых, это национальная команда страны, и это интересно, а во-вторых, я не имею права подвести друга.

— Самый запоминающийся разговор со Слуцким не о футболе?

— Не помню. Честно. Вот в театр он меня вытаскивал – на Миронова. Но мне кажется, что мы всегда говорим о футболе, даже когда речь о другом.

«Когда ты на дерево за кошкой лез, поди и мечтать не мог о таких матчах». Илья Казаков – о Леониде Слуцком

— Как вам новости, что Слуцкий может возглавить «Челси»?

— Я не исключаю такой возможности. Я не удивлюсь, когда он получит предложение от хорошего клуба из топ-чемпионата.


Список 24-х

— Сколько часов вы провели в самолете за те месяцы, что работаете в сборной?

— Не считал. В туре три дня, каждый день я просматриваю вживую один матч, иногда два, если это в Москве. Каждый день – другой город. Но все намного проще, чем звучит. Бывает, что в 20.00 в Грозном игра, а на следующий день в два часа дня – в Перми, и ты со стадиона мчишься в аэропорт, летишь в Москву, здесь пересаживаешься на другой самолет. Но если тебе нравится твоя работа, ты получаешь удовольствие и от этого.

— Слуцкий вам дает задание отсмотреть того или иного футболиста, его игровые связи в команде?

— Перед туром мы садимся и планируем график моих перемещений. Выбираем, кто нам интересен в той или иной игре. Мне не надо смотреть общий рисунок игры, меня интересуют конкретные фамилии из списка. Времени было мало. Слуцкий выбрал 23 футболистов, через несколько дней их стало 24 – вписали Ерохина из «Урала». У нас изначально задача была не расширять этот список, не вписывать туда новые имена, не заниматься селекцией. Нам надо было «просвечивать» тех, на кого в этот короткий отрезок была сделана ставка. Понимать их функциональное состояние, видеть, какие задачи они могут выполнить в этот конкретный отрезок времени. Более того, Слуцкий уже на первой встрече показал мне основной состав, который, по его мнению, должен сыграть со Швецией. Эти 11 игроков и вышли через месяц на поле. Для чего он это делал? Для того чтобы мы на первом сборе не тратили время, ломая голову кто должен сыграть и где. Мы уже отрабатывали конкретные тактические задачи и связки.

— Ваша реакция, когда в этом списке вы увидели 34-летнего Кузьмина?

— Никаких вопросов. На тот момент времени было видно, что он в потрясающей форме, что он один из сильнейших игроков в стране на своей позиции. Когда Слуцкий назвал эту фамилию, я полностью поддержал.

Окно в Париж. Кто был главным героем сборной России в отборе к Евро-2016

Отчет на 60 страниц

— Вы смотрите конкретно игрока. Дальше что? Составляете отчет?

— Визуальный отсмотр – лишь первый этап. Через день после тура мне на стол ложатся все цифры тактико-технических действий, фитнес, пробегание, с какой скоростью, сколько. И анализ по каждому из 24 игроков из списка плюс еще по пятерым футболистам, которые отличились в данном туре. Это важно: каждый игрок должен понимать, что у него есть шанс попасть в сборную. Этот анализ выполняет специально нанятая нами статистическо-аналитическая компания. Мы все это соединяем, созваниваемся с аналитиками, уточняем данные. В результате получается отчет.

— Вы его предоставляете главному тренеру?

— Не всегда весь. Иногда нет смысла после каждого тура Слуцкому изучать 60-страничный отчет. Мы его компонуем, выделяем самое важное, интересное и необычное, и эти выжимки во вторник-среду обсуждаем с главным тренером. Если видим, что нужно подробнее, изучаем подробнее.

— В первом списке Слуцкого не было «Локомотива».

— Да, мы это обсуждали. Там было очень мало времени, и делали ставку на уже изученных нами футболистов. Потом игроки из «Локомотива» появились. Были травмы, и мы недаром изучали по пять игроков не из списка 24-х. Так появились Касаев, Самедов и Тарасов. Также мы хотели видеть Файзулина, но он травмировался, и мы взяли Щенникова, потом Шишкина.

Виктор Файзулин: «С виду Виллаш-Боаш добрый, но, когда нужно, может и жестко осадить»

— В ваших отчетах есть строка «Психологическое состояние»?

— Пока нет, но мы это хотим изменить. На первый же сбор Слуцкий пригласил психолога. Тот разговаривал с каждым футболистом, чтобы еще раз понять его мотивацию, его настроение. Потом психолог картину по каждому игроку обрисовал главному тренеру. Мы бы хотели, чтобы и такой раздел был в наших отчетах. Кроме того, мы перед чемпионатом Европы хотим заказать исследование по фитнесу в сравнении с другими участниками Евро-2016. Сколько пробегают наши футболисты, а сколько их, с какой интенсивностью, сколько мы делаем ТТД, сколько они.


Шведы с Ибрагимовичем и без

— Сборную Швеции отсматривали тоже вы?

— Не отсматривали — изучали. Смотреть вживую уже не было времени. Отчеты тоже нам были предоставлены — как по всей команде, так и по каждому игроку в отдельности. Но мы так готовились не только к Швеции. У нас и к Лихтенштейну, и к Молдавии, и к Черногории была такая подготовка.

— Сборной России нужен анализ по Лихтенштейну? То есть даже такого соперника мы не можем обыграть с закрытыми глазами?

— Такой анализ нужен в том числе и для того, чтобы не расслаблялся тренерский штаб. Чтобы игроки чувствовали уважение к любому сопернику. Когда игроки видят, что тренеры не в тонусе, начинаются проблемы.

— Вы были готовы, что Швеция без Ибрагимовича опаснее, чем с ним?

— Все наоборот. Если все тщательно анализировать, с Ибрагимовичем шведы сильнее. Мы знали это, готовились к тому, как сдержать его, как страховать. Но совпало несколько факторов. Первое – травма Ибрагимовича. До нас он провел всего один матч, по-моему, с «Монако», сыграл до семьдесят какой-то минуты. И каждую из этих минут мы изучили. Да, он выглядел не очень, он был тяжелый, но даже такой Ибрагимович заслуживал пристального внимания. Без него шведы действительно создали больше. Но это не было системой игры, это были эмоции, это был больше порыв, чем стройность. Давление было примитивным, и мы справились.

Желтый сигнал опасности. Почему приходит пора бояться Швецию

— Сколько из вашего отчета по шведам потом доносилось игрокам?

— Все самое важное и все самое конкретное. Теоретическое занятие перед игрой чаще всего занимает полчаса. Больше было только перед Молдавией, и это было связано с недостатком времени на подготовку. Получаса обычно хватает, чтобы донести до игроков конкретные вещи.

— Какие?

— Например, перед Швецией мы говорили про фланги. У них на краях играют футболисты с другой рабочей ногой. Грубо говоря, слева действуют правоногие игроки. Значит, перед подачей они чаще будут убирать мяч под себя, значит, будут идти не в лицевую, а смещаться в центр.


«Ростов» и «Хака»

— Вы же легенда «Ростсельмаша» и «Ростова». Вы сейчас на его игры тоже смотрите как тренер?

— Как болельщик, который в силу определенных обстоятельств знает, что творится внутри команды и вокруг нее, – далеко не все, но чуть больше, чем остальные.

— Второе место «Ростова» — это шок?

— Я уже в таком возрасте, что в шок меня уже мало что может повергнуть. Но это неожиданность. Вы вправе спросить, почему игроков «Ростова» до последнего момента не было в сборной. Из-за того что на втором месте «Ростов» идет в основном благодаря организации игры. Это прежде всего тренерская команда. И там до поры до времени мы не видели футболистов сильнее тех, что уже есть в сборной.

Четки и пацаны. Почему проблемы с деньгами не мешают «Ростову» быть в тройке

— Это правда, что вы в одни и те же сезоны вы умудрялись одновременно играть и за «Ростсельмаш», и за финскую «Хаку»?

— В Финляндии сезон начинался в мае, и мне удавалось договориться, что до конца апреля я играю в чемпионате СССР, а потом еду к ним: заработать там даже в первой лиге можно было больше. Потом у финнов заканчивался турнир, я приезжал обратно и успевал еще закончить сезон за «Ростсельмаш».

— Алексей Еременко – отец полузащитника ЦСКА Романа Еременко — так получил финское гражданство. У вас была такая возможность?

— Сделать мне это было проще, чем ему: у президента нашего клуба были связи в местном МВД. Разговор был таким: конец сезона, я собираюсь домой, а по телевизору показывают, как танки расстреливают Белый дом, и ко мне приходит вся команда с вопросом: «Вы это видите? Куда вы едете?» Президент клуба говорит: «Пиши заявление. Вот тебе контракт, завтра поедем насчет гражданства разговаривать». Но я позвонил домой, мне говорят, что у нас вообще все тихо, что все это в Москве, и я решил возвращаться.


Саввиди и контракт

— Как тренер вы много раз приходили, чтобы спасти «Ростов», и много раз покидали команду. Но я хочу спросить вас об эпизоде, про который в СЭ рассказывал Иван Саввиди — про то, как он к вам подошел: «Сергей, по информации службы безопасности, один футболист будет сдавать. Игра важная. Не рискуй, пожалуйста». Он ответил: «Вы лезете в тренерскую работу!» Предложил Балахнину пари. Если оказываюсь неправ — кладу на стол 100 тысяч долларов. Если прав — Балахнин увольняется сам в тот же день»…

— Я помню, что ходили какие-то разговоры, и Саввиди, может быть, известно больше, чем мне. Но я до сих пор уверен, что там не могло такого случиться.

Владельцы без магнита. Илья Казаков – об истории российских денег в иностранном футболе

— Это правда, что Саввиди в любом поражении видел нечестную игру футболистов?

— Мы с ним на эту тему почти не разговаривали. У нас было очень много споров по другим моментам, у нас были обиды и разрывы. Он человек такой – ему нужно было все и сразу, максималист. Но вы сами видите, в результате он всегда звал меня обратно в «Ростов». И у нас сохранились с ним теплые отношения.

— Еще он говорил, что вы никогда не торговались при заключении контракта.

— Я и сейчас не торгуюсь. В принципе.

— У вас со сборной контракт или, как у Слуцкого, только премиальные?

— У меня был договор. После отборочного цикла он закончился. Теперь мы ждем разговора, что будет дальше. Мы не знали, подпишет или нет Викторович следующий контракт с РФС. Вернее, знали, что наверняка подпишет, вопрос только когда.

Текст: Андрей Вдовин

Фото: Сергей Дроняев

Скачайте приложение еженедельника «Футбол»!                                                   

App Store: https://itunes.apple.com/ru/app/ezenedel-nik-futbol-zurnal/id957851524?mt=8                                               

Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=net.magtoapp.viewer.weeklyfootball&hl=ru

Аппстор  googleplay 90 минут

Поделиться:

Андрей Вдовин

Креативный редактор еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: