Милан Джуричич: «Бавария» ушла на шаг вперед даже от «Барселоны»

В тренерском цеху Сербии Милан Джуричич – фигура яркая. Он один из редких специалистов, поработавших во всех четырех дивизионах, а крупнейшего успеха добился четыре года назад с «Войводиной», дойдя до финала Кубка Сербии. Его визитной карточкой стала работа с молодежью: Джуричич – рекордсмен по количеству воспитанников, заигравших в высшем дивизионе. Параллельно занимается обучением будущих тренеров, преподаватель школы УЕФА при Футбольном союзе Сербии (ФСС), член экзаменационной комиссии ФСС (лицензии PRO, A и B), координатор инструкторской службы ФСС. 

В прошлом году входил в тренерский штаб Любинко Друловича, приведшего молодежную сборную Сербии к победе на чемпионате Европы в Литве, после чего был назначен главным тренером юношеской сборной. На прошлой неделе Джуричич привез сербских юношей в Москву на международный турнир «Звездный путь» и уехал обратно с трофеем – его подопечные выиграли все три матча против сверстников из России, Румынии и Кипра с общим счетом 8:2. В перерыве между играми Джуричич встретился с корреспондентом еженедельника «Футбол» и рассказал подробно о своем самом известном подопечном, а также поведал, почему тренерам нужно читать Достоевского, а футбольным руководителям – не заниматься таким бессмыссленным делом, как выбор между Гвардиолой и Капелло.

Джуричич

//Боян Шоч 

– За два года в столичном «Локомотиве» Бранислав Иванович оставил довольно глубокий след в российском футболе. Но здесь мало кто знает, что именно вы дали ему путевку в большой футбол. С чего началась ваша совместная работа?

– В сезоне-2002/03 я тренировал ФК «Срем» из города Сремска Митровица, в котором Бане родился и вырос. Команда выступала во второй лиге (второй по силе после Суперлиги сербский дивизион. – Ред.), а согласно правилам, в основе должны были выходить три игрока моложе 21 года. У меня таковых было аж семеро, среди них Иванович, Игор Джурич, нынешний капитан «Войводины» и другие ребята. По окончании первого круга мы шли на втором месте, в трех очках от лидера.

– В 17-летнем парнишке можно было разглядеть задатки будущего защитника «Челси» и капитана сербской сборной?

– Я не буду объективным, если стану так утверждать. Был виден определенный потенциал, огромное желание трудиться, серьезное отношние к делу, к тому же Бане был крепким парнем, физически очень сильным. Помню, уже во второй игре за основу он забил, замкнув передачу после розыгрыша стандарта. Было бы некорректно говорить, что мы это наигрывали, великолепный тайминг в прыжке у него от природы, он практически всегда знает, в какой момент мяч окажется в определенной точке, это врожденный талант, а не заслуга тренера. В то же время у него прекрасные человеческие качества – никогда не был замешан в скандалах, примерный семьянин, по сей день общается с друзьями детства, которые остались дома, когда он переходил в «ОФК Белград», и прочно стоит обеими ногами на земле. Он – пример человека, который остался собой, несмотря на изменившиеся обстоятельства.

– Еще будучи игроком «Срема», Иванович попал в молодежную сборную Сербии. Такая строчка есть далеко не в каждой биографии футболиста, выступавшего во второй лиге…

– Да, этим похвастать могут немногие. У нас он играл крайнего защитника, хотя многие коллеги со мной спорили, считая, что его надо было ставить в центр обороны. У меня не было сомнений, и именно в качестве флангового игрока он получил приглашение в «молодежку». Дебютировал против Македонии, да еще как – голом! Было бы несправедливо говорить, что мы сделали Бане – он сделал себя сам, благодаря своему характеру, стараниям, силе духа, а мы скорее немного помогли направить его в нужное русло.

– Вы из-за него и в отставку подали.

– Дома как-то сыграли вничью – 0:0, после которой владелец клуба на эмоциях сказал, что не желает больше видеть в команде „того парня с толстыми ногами“. Я в тот же день написал заявление об уходе. И дело тут было не конкретно в Ивановиче, окажись любой другой мой подопечный на его месте, поступил бы так же. Уходя, журналистам сказал, что Бане может выступать в любом клубе высшего дивизиона. Три месяца спустя меня позвали обратно – команда повалилась, боролась за выживание. На финише здорово спуртанули – три победы, три ничьих, разделили третье место.

Milan Djuricic_Euro U-19

//Боян Шоч

– Опасений хозяина не разделяли?

– Не скрою, к Ивановичу я вначале относился с некоторым резервом из-за его немного специфической конституции, но потом понял, что опасаться нечего. Его отец Раде 15 лет отыграл в „Среме“, тоже защитником, и был, наверное, лучшим игроком в истории клуба. Они похожи как две капли воды. Крепкие, накачанные ноги, в некоторой диспропорции с туловищем, но я понимал, что Бане не будет „идти вширь“ и все придет в норму, парень формировался еще. А на хозяина зла не держу – не каждый обязан понимать, что за игрок перед ним. „Локомотив“ Ивановичу дал многое – в Москву он приехал на своего рода reset, перезагрузку. Не будь в его карьере «Локо», не было бы и «Челси» – российский чемпионат на виду, сильнее сербского, а напрямую из Сербии он вряд ли бы попал на «Стэмфорд Бридж». Это был естественный путь созревания, его каждый новый клуб был сильнее предыдущего, что позволяло постоянно прогрессировать. Он не перепрыгывал ступеньки и в итоге забрался на самый верх.

– Есть и обратные примеры?

– Когда я тренировал «Войводину» в первый раз, в 2005-м, из юношей стал подключать к работе с основой подававшего большие надежды Душана Тадича. А в 2010-м, когда вернулся в клуб, все игроки, с которыми работал пять лет раньше, уже разъехались. Все, кроме Тадича. Гойко Качар перебрался в «Герту», вратарь Желько Бркич – в «Удинезе», остальные ребята – тоже кто куда, а Тадич так и остался. Статус местной звезды убаюкал его, ему нравилась популярность, и он перестал прогрессировать.

– Как нашли выход?

– По возвращении я сознательно пошел на некоторое обострение отношений с ним. Это тоже роль тренера – образно говоря, он может помочь привести в движение колесо, которое немного замедлилось. Он начал прибавлять, а по окончании сезона перешел в «Гронинген». В Голландии за короткий период сделал резкий скачок и смог выйти на уровень, соответствующий его потенциалу и таланту. Теперь вот стал игроком «Саутгемптона» и уже показывает качественный футбол в АПЛ.

– К разговору о своевременных карьерных ходах – один из самых талантливых молодых игроков Европы Лазар Маркович, за три дня до совершеннолетия дебютировавший за первую сборную Сербии, за год проследовал по маршруту Белград – Лиссабон – Ливерпуль. Вы не считаете, что он поторопился с переходом на «Энфилд»?

– У сербской лиги есть проблема – она стала лигой развития. Практически все клубы находятся в тяжелой финансовой ситуации, и очень молодые, талантливые ребята получают свой шанс. Кто-то провалится, кто-то сверкнет, но это не отменяет главного – это лига развития, и в тот момент, когда Лазар начал выступать на хорошем уровне, он сразу был продан. Ушел в «Бенфику», в так называемую сербскую колонию, – там уже был Матич, а в том году также пришли Сулеймани, Фейса и Джуричич. В Португалии Маркович показывал хороший футбол, но, на мой взгляд, ушел рано, мог бы еще год поиграть в Лиссабоне, как говорится, проставить печать на дипломе.

– Видимо, сильно хотел в «Ливерпуль», ведь и сам Брендон Роджерс говорил, что у Марковича были предложения еще от двух-трех клубов, но он рассматривал только вариант перехода на «Энфилд»…

– Он обладает качествами, которые магически притягивают тренеров, – необыкновенно быстр и легок, тренеры обожают таких игроков. Я не думаю, что он за полгода застолбит за собой место в основном составе «Ливерпуля», но не это главное – там он все равно поднимет уровень своего мастерства. Его купили с прицелом на будущее, чтобы стать одним из лидеров команды в долгосрочной перспективе. Я думаю, что это ему по плечу. Сегодня он не игрок топ-уровня, но имеет все задатки, чтобы им стать.

Milan Djuricic_Bane Ivanovic.jpg

//Боян Шоч

– Сложившаяся ситуация в сербском клубном футболе – это тупик или все-таки есть выход? Можно ли как-то сломать эту схему – «воспитать и сразу продать»? Ведь останься вместе хотя бы три-четыре сезона одно талантливое поколение, те же «Партизан» и «Звезда» могли бы спокойно пробиваться в основную сетку Лиги чемпионов.

– Совершенно верно. В сербском футболе наблюдается неопровержимый парадокс: в результате массовых отъездов столь молодых футболистов клубы постоянно испытывают кризис, вылетая, как правило, в первых же турах отбора в еврокубки. Но парадокс в том, что в данной ситуации выгоду извлекает сборная – те же молодые игроки очень быстро прогрессируют в сильных зарубежных чемпионатах и максимально развивают свой потенциал. Сегодня их очень много – Иванович, Настасич, Коларов, Матич, Митрович, Маркович, Ляйич… все играют в ведущих европейских клубах.

– Чего не хватает для успеха?

– Думаю, что подписание Дика Адвоката – определенный шаг вперед. Это не значит, что у нас нет тренеров, которые бы на этом посту достойно отработали, но мне кажется, что на данный момент Адвокат – оптимальное решение. Мы пропустили два последних крупных турнира, а у голландца есть опыт. Нужен был авторитетный специалист, который объединил бы вокруг себя всех остальных и вывел сборную на ЧЕ-2016.


– Честно сказать, не каждый день услышишь от тренера теплые слова об иностранном коллеге… Неужели в Сербии никто в тренерском цеху не ревнует из-за этого назначения?

– Ревность есть везде, но ревновать или нет – личное дело каждого, свою позицию я озвучил. Труднее всего – победить самого себя, но никто в одиночку не умнее всех нас вместе взятых. И тут не важно, кто из нас самый дальновидный, важно, что вместе мы разглядим и то, что за горизнтом. Если в цеху есть люди, которые не привыкли кивать головой и доброжелательно высказывают свою позицию на благо общей цели, то дорога к успеху проложена. С другой стороны, бывает и так, что публично тренеру поддержку дают, а по сути ее нет, на деле человеку за кулисами ставят палки в колеса. В такой ситуации точно никакого толку не будет. Это как с машиной, которая может разогнаться до 300 км/ч, но если ломается один поршень, она уже только 180 бежит. И потом слышишь: «Да совсем не та машина!» Конечно, не та, если поршень сломан! Но я оптимист, надеюсь, что футбольная опция в Сербии победит.

– Скаутинг талантов сегодня принимает какие-то совершенно новые формы: детей в возрасте 10–12 лет увозят (иногда вместе с семьями) в Манчестер, Барселону, Милан, надеясь вырастить будущих звезд. Как вы относитесь к этому?

– Я большой противник такой практики. Для ребенка важно вырасти в нормальных условиях, в привычном окружении, с родителями, поскольку их поведение очень сильно влияет на детей в процессе воспитания и взросления. Я как-то в Сербии прочитал лекцию родителям ребят, которых ныне тренирую. Как и многие другие до них, они тоже из родителей превратились в тренеров и стали воспринимать собственных детей как инвестиции. А дети не могут быть инвестициями, ведь человек и есть самое большое богатство. Можно на пару-тройку лет раньше стать футболистом, но цену этому заплатить по окончании карьеры. Несколько лет назад Япония подарила Белграду один медицинский прибор стоимостью примерно 2,5–3 млн евро, но за все эти годы он не был включен ни разу – не было специалиста, который умел бы работать на нем. Вот вам и иллюстрация, что является самым ценным ресурсом.

– Но законы бизнеса суровы…

– Финансовые вливания в футбол огромны. Роналду, к примеру, стоит на рынке 100 млн евро. Ни один игрок, включая Роналду, не стоит таких денег, но правила бизнеса таковы, что даже при такой стоимости клубы могут извлечь прибыль. Это привело к росту количества матчей – раньше команды проводили 30–35 игр в год, ныне проводят около 70. Это вносит коррективы в тренировочный процесс – у вас теперь 70 предыгровых тренировок и столько же восстановительных. Добавьте сюда примерно 30–35 дней отпуска, это в сумме около 240–245 дней. На полноценные тренировки остается лишь 120 дней! Это очень мало, но клубами движет желание отбить инвестиции, в конце концов, и МЮ брал Роналду, чтобы когда-то его продать. Но зачем брать 10-летнего ребенка? Ведь никто не гарантирует, что он впоследствии станет игроком. У клубов же другой резон – чтобы приобрести условного Лазара Марковича, нужно заплатить 7–8 млн евро. Столько же денег можно вложить в сто мальчишек и за пять лет вырастить хотя бы двоих игроков такого же уровня. Там тоже умеют считать деньги, это более дешевый вариант.

Milan Djuricic_Moscow Tournament.jpg

//Боян Шоч

– Самая большая ошибка, которую тренеры допускают в работе с молодыми футболистами?

– Крупнейшая ошибка – потакать игрокам, тешить их самолюбие. Часто слышу: «Это будет топ-игрок, вот увидите!», a когда парнишка через два года бросает футбол, те слова уже никто и не вспоминает. Возносить подопечных не надо, но общаться с ними в положительном ключе нужно, это мотивирует их. Проанализируйте любого игрока и вы найдете больше недостатков, чем сильных сторон, но если делать акцент исключительно на минусах, создадите негативную атмосферу, лишите игрока мотивации. И потом тренеры спешат достичь результата, но при этом сами мало учатся. Первое условие, для того чтобы стать хорошим тренером, – общая культура, только потом можно заниматься футболом. Если ты не прочел Достоевского, это пробел.

– Игра или результат – что важнее в работе с молодежью? Когда наступает тот момент, когда от юных игроков нужно требовать результата?

– Я убежден: игра всегда во главе угла. Недавно я выступал с докладом в штаб-квартире испанской футбольной федерации в Мадриде и еще раз убедился, что выиграть дважды подряд Евро и между ними чемпионат мира могло лишь поколение игроков, для которых результат являлся не приоритетом, а следствием игры. Результат важен, но он всегда должен быть следствием. Футбол – это не только результаты и трофеи, это послание новым поколениям. «Интер» под руководством Моуринью выиграл три трофея за сезон, но сегодня никто его больше не вспоминает. В анналах останутся победы и кубки миланцев, но сегодня говорят о «Барселоне», «Баварии», «Реале» Анчелотти, командах, которые привносят что-то новое в игру. Где-то там, в 1925 году, Герберт Чепмен в «Арсенале» сделал революцию, придумав расстановку «дубль-вэ», но мало кто знает, что сборная Австрии взяла его модель на вооружение и в 30-х блистала в европейском футболе. Людей объединяла идея, хотя при этом они могли не быть лично знакомы.

– Иными словами, игра – это гарантия результата?

– Да. В прошлом году Сербия выиграла в Литве молодежный чемпионат Европы. По его окончании наша команда специалистов села и разработала программу для ФСС, которую озаглавили «Через игру к обучению». Одним своим названием она дает понять, в чем заключается ее основной посыл. Хотим оставить ребятам возможность получать удовольствие от игры и паралелльно обучать их футболу. Поколение игроков 1999 года рождения, которое мы привезли в Москву, как раз работает по этой программе, основанной на принципах современного футбола. Уже сегодня успехи молодежной сборной за последние шесть лет дают основание считать ее одной из четырех сильнейших школ в Европе.

– После успеха в Литве вы говорили, что в режиме чемпионата Европы, когда играть приходится каждые три дня, восстановление играет более важную роль, нежели тренировки. Разовьете мысль?

– Сколь бы значимой ни была тренировка, восстановление на 5% важнее. Насыщенный календарь и график игр через два дня на третий оставляет мало времени для занятий, зато правильное восстановление позволяет избежать травм и сохранить состав. Кстати, о том, как важен этот компонент, меня в начале тренерской карьеры первым учил русский тренер Александр Боженко. Автором же первой книги о футболе, которую я купил, был тоже он. Боженко тренировал «Динамо» (Панчево), и мне посчастливилось какое-то время поработать с ним и многому научиться у него. Еще тогда он утверждал, что правильное восстановление станет одной из отличительных черт футбола будущего. О том, как серьезно мы подошли к вопросу восстановления, лучше всего свидетельствует тот факт, что «молодежка» в Литве лучше всего бежала в финале против Франции. На фоне всех нагрузок игроки в матче за «золото» смотрелись свежо, в высоком темпе бежали до последнего свистка и этот титул выиграли, в частности, благодаря восстановлению, принесшему свежесть в самый нужный момент.

– Вы также внушаете подпечным мысль о том, что игра в обороне – это не попытка не пропустить гол, а атаковать мяч.

– Для тренера очень важно уметь правильно подобрать слова. Это к тому же разговору о положительном настрое, который передается игрокам. Отсюда вопрос: мы защищаемся или атакуем мяч? Это принципиально важно для укрепления командного духа, психологии игроков. У того, кто обороняется, совсем другой настрой, чем у того, кто атакует. Мы и чемпионат Европы выиграли под лозунгом «атакуем мяч», а не «защищаем ворота». Таким образом прибирали инициативу к своим рукам и контролировали ситуацию на поле.

– Мяч всегда быстрее ног – это тоже про вас. Кто сегодня для вас эталон комбинационного футбола, игры в пас?

– «Бавария». Гвардиола – посол игры, и мне кажется, что «Бавария» ушла на шаг вперед даже от «Барселоны» в игре в пас, наверное, благодаря великолепной физподготовке. Гвардиола эту систему немного модифицировал, но игроки ее приняли, и на чемпионате мира вы могли видеть, что они задают тон в сборной Германии. Титул немцев вполне логичен. Однако многие забывают, что такая игра позволяет не только завоевывать пространство, но и экономить энергию. Если тренер хочет максимально нагрузить игрока на тренировке, он даст ему поиграть один на один в ограниченном пространстве и пульс быстро скаканет до двухсот, но если в матче так расходовать энергию, игрок быстро выдохнется, его хватит на полчаса, не более. Более того, сейчас все больше говорят о зонной защите, и вскрывать оборону соперника становится еще тяжелее. 

Поэтому владение мячом, его хорошее движение с минимальным количеством касаний и максимальными сдвигами защиты противника – это экономия энергии. Такие команды, когда теряют мяч, не бегут назад – они тут же начинают прессинговать противника с целью вновь завладеть мячом. Зачем возвращаться, а потом атаковать мяч, если это можно сделать сразу и сэкономить энергию. Владея мячом, они отдыхают, и такая экономия сил позволяет игрокам больше бежать – до 12, 13, 14 км за игру, а все благодаря более рациональному расходованию сил. Это отнюдь не значит смерть индивидуализма в игре, Роналду, Месси, Роббен, Рибери – яркие индивидуалисты, но любой их дриблинг работает на команду. При этом за четыре года, с 2008-го по 2012-й, доля мячей, забитых в контратаках, сократилась с 45% до 25%. Проникать в свободные зоны быстро становится все труднее, и точность паса на вес золота.

– Восемь лет назад юношеская сборная России под руководством Игоря Колыванова выиграла Евро. Сегодня в первой сборной страны нет ни одного из тех игроков, а большинство обретаются в клубах второго дивизиона. Тем времнем немцы Кроос и Бендер становятся чемпионами мира, бельгийцы Витсель и Алдервейрелд с боснийцем Пьяничем на том же мундиале выступают, Кркич с «Барселоной» дважды выигрывает Лигу чемпионов, а Йоветич становится чемпионом Англии и лидером сборной Черногории. Что произошло, куда исчезли триумфаторы?

– Выиграть чемпионат Европы в любой возрастной категории – огромный успех. Когда вы на вершине, вам хочется там остаться, но любой трофей – это груз. Наверх хотят и другие, готовые скинуть вас в любой момент. Возможно, завоевав «золото», игроки самоуспокоились, снизили требования к себе. Кроме того, я уже говорил о том, как тренеры порой возносят футболистов в этом возрасте, идут у них на поводу, а этого делать нельзя, мы оказываем им медвежью услугу. Иногда полезно и конфликт спровоцировать, если он поможет вывести игрока из такого состояния, но не все тренеры к этому готовы. Как бы ни было, если во «взрослой» сборной нет ни одного игрока той команды, это вопрос для футбольного союза. Там должны спросить у себя, где и когда ошиблись. То, что ошиблись, – однозначно, только надо провести анализ и понять, в чем конкретно. Всегда говорю, что тренер первым должен задать вопрос: «Где я ошибся?» Я часто говорю своим подопечным и слушателям тренерских курсов: «Если на своем пути к повышению мастерства вы остановитесь лишь на день, можете быть уверены, что другие уже опередили вас».

– Эстетика в футболе важна? Были времена, когда «Арсенал» играл в скучный футбол, и с трибун доносилось: “Boring, boring, Arsenal!”, а теперь эту команду под началом Венгера не узнать, она одна из законодателей футбольной моды…

– Тут есть один момент, о котором многие не думают. Ваш стиль игры в том числе определяет и культуру той публики, которая приходит на вас смотреть. Если вы играете в грубый, силовой футбол, и он приносит результат, возможно, у вас тоже какое-то время будет полный стадион, но эта манера игры привлечет на трибуны в основном тех, кто в себе несет такую же агрессию. С другой стороны, если исповедуете красивый, «кружевной» футбол, на стадион будет приходит в основном публика, которой близок такой стиль. Итак, что лучше: чтобы трибуны заполняли хулиганы или почитатели эстетики? Сегодня у нас есть фанаты, но мало публики с утонченным вкусом – тех, кто красивый финт готов всегда наградить аплодисментами, вне зависимости, кто его исполнил, свой или чужой.

– Несколько лет назад в бытность техническим директором РФС голландский специалист Берт ван Линген предложил, чтобы все российские сборные младших возрастов наигрывались по одинаковой схеме – 4+3+3. Предложение было встречено в штыки Дмитрием Аленичевым, тренировавшим тогда юношескую сборную. Выстраивание такой пирамиды – плюс или минус?

– Встречный вопрос: когда игроку 15 лет, мы тренируем футболиста или будущего футболиста? Если будущего, то откуда нам знать, в какой футбол будут играть через десять лет? Если строить такую пирамиду, то можем оказаться в ситуации, когда сегодня будем тренировать прошлое. Если же речь идет о «молодежке» и первой сборной, то я за. Это близкое будущее, и я сторонник того, чтобы «молодежка» играла в такой же футбол, как и «взрослая» сборная. Но в таком случае ее главной задачей должен быть не результат, а подготовка резерва в духе философии главного тренера первой сборной.

Milan Djuricic_RUS SRB 1-3

//Боян Шоч

– Молодых российских игроков часто упрекают, что, став миллионерами в 21, 22 года, они зачастую теряют мотивацию, поскольку лимит на легионеров для них – своего рода гарантированный пропуск на поле. Но если лимит упразднить полностью, это не значит, что число доморощенных футболистов топ-уровня резко увеличится. Как быть? Есть ли здесь золотая середина?

– Если что-то кому-то достается легко, он это легко и потеряет. И наоборот – тот, кто борется за что-то, вкалывает, чтобы добиться цели и в итоге завоевывет ее, свою добычу будет оберегать. На недавнем чемпионате мира руководители российского футбола получили мощный сигнал, но теперь нужно расшифровать это послание, провести качественный анализ и понять, что в интересах российского футбола. Если интерес – чтобы молодые игроки уже в 22, 23 года заметно сдавали и исчезали, а им на смену приходили другие, то тогда что-то не то, Россию наводнят иностранцы. Ничего не имею против сильных легионеров, благодаря их классу растут и местные футболисты, но, мне кажется, в России все-таки стремятся к тому, чтобы когда-нибудь на предложение купить иностранного игрока можно было ответить отказом, поскольку есть доморощенный игрок и он лучше предлагаемого.

– По окончании выступления сборной России на ЧМ-2014 Фабио Капелло крепко досталось за оборонительную тактику и расчетливый футбол. Он заслужил такую критику?

– Капелло – бесспорно великий тренер. Тот, кто ожидал, что его команда будет играть так, как команда Гвардиолы, не разбирается в футболе. Когда, к примеру, руководитель клуба выбирает тренера и говорит: «Не могу решиться между Гвардиолой и Капелло», вы понимаете одно – у клуба нет будущего, поскольку у хозяина нет ясной стратегии, понимания, чего он хочет, – ведь выбирает из антиподов. Могу понять дилемму «Венгер или Гвардиола», один моложе, другой опытнее, но философия у них схожая, атакующий комбинационный футбол с акцентом на точность паса. Но тот, кто сомневается между Гвардиолой и Капелло, сомневается между атакующим и оборонительным футболом. В РФС наверняка знали, когда брали на работу итальянца, что он за тренер. Мне кажется, сборная России на чемпионате мира испытывала чрезмерное давление, груз ожиданий был слишком тяжел, и некоторые игроки в этой атмосфере сгорели, даже Капелло не смог помочь.

– Когда Андрей Аршавин – на тот момент лучший российский футболист – в 2009 году оказался в «Арсенале», его первым впечатлением в АПЛ был очень высокий темп игры и необходимость принимать решение, что делать с мячом в долю секунды. При этом сам Аршавин – скоростной, быстро думающий игрок. Почему игрокам из Восточной Европы все еще не так просто адаптироваться к требованиям современного футбола?

– Вернемся вновь к зонной защите: в результате насыщения пространства в районе штрафной приоритетной задачей футболиста становится шлифовка техники. Поэтому не устаю повторять, что «техническая скорость» – умение принимать оптимальное решение, когда владеешь мячом в долю секунды, – и есть главное качество в современном футболе. Сегодня победителей от проигравших отделяет скорость принятия решений. Кто не способен играть и параллельно думать, не впишется в современный футбол. После игры болят не только ноги, но и голова. 

Кстати, кое-где в странах Восточной Европы сохраняется реликт прошлого – общение с игроками посредством приказов. От этого нужно отходить, приказная система осталась в прошлом, высший авторитет в современном футболе – знание. Оказавшись в «Арсенале», Аршавин наверняка понял, что скорость обработки и передачи мяча позволяет контролировать темп и ритм игры – вы можете не только ускорять его на одном участке поля, но и замедлять на другом. Даже при вашей статичности само движение обороны соперника создает свободные зоны, куда можно отдавать обостряющие передачи. Но все это возможно, если есть главное – скорость мысли.

– Ваша открытость к диалогу – редкое явление в футболе. Будучи наставником «Войводины», вы общались с болельщиками на клубном форуме, отвечали на их вопросы, разъясняли собственную позицию по тем или иным кадровым решениям. В Фейсбуке вы создали страницу для тренеров, на которой выкладываете полезную информацию для коллег. Это своего рода революция?

– Это революция, но случилась она спонтанно. Мне даже трудно объяснить, как это произошло. Наверное, хотелось поделиться какими-то внутренними ощущениями с людьми, которые живут футболом. Я уже говорил о культуре публики, возможно, это была как раз попытка внести какой-то вклад в этом направлении. Конечно, порой звучали и неприятные вопросы, но и они – составная часть диалога. Это публичная профессия, и я отдавал себе в этом отчет. Если вам задают нелицеприятный вопрос, ваше дело – ответить, защищать свою идею, даже когда основание под ней шатается. Легко отстаивать свои взгляды, когда все хорошо, но тогда никто и не нападает! С Фейсбуком несколько иначе: там я делюсь своими идеями, размышлениями, выкладываю информацию и даже видео с упражнениями. 

К слову, недавно звонил коллега, уехавший работать в Южную Корею. Говорит, не взял с собой материалы, но зайдя на мою страницу, может спланировать тренировку от и до. Мне самому в начале тренерской карьеры не хотел помогать никто. Я ходил ко многим тренерам – фамилий называть не буду, но это известные специалисты – и просил помочь разобраться в каких-то вопросах и, как правило, натыкался на вежливые отказы в духе «сегодня я занят, давай созвонимся на следующей неделе». Но никто никогда не перезванивал, и в какой-то момент я решил, что впредь каждый день буду работать над собой, и продолжаю это делать по сей день. Однако тогда заодно пообещал себе помогать другим, если когда-то ко мне обратятся за помощью или советом. Возможно, это решение облегчило жизнь и мне, высвободило какое-то время для себя – через форум, Фейсбук многие получили ответы на то, о чем собирались спрашивать, а если и звонят, то чаще всего поблагодарить за то, что нашли на моей страничке. Что ж, приятно!

ДОСЬЕ

Милан Джуричич

Дата рождения: 31 октября 1961 года

Амплуа: тренер, преподаватель школы УЕФА при Футбольном союзе Сербии (ФСС)

Карьера: «Раднички» Нова Пазова, Сербия (1995–1998), «Динамо» Панчево (1988–1989, 2001–2002), «Цемент» Беочин (1999–2001), «Срем» Сремска Митровица, Сербия (2002–2003), «Хайдук» Белград, Сербия (2003–2004), «Мачва» Шабац, Сербия (2004–2005), «Войводина» Нови Сад, Сербия (2005–2006), «Земун», Сербия (2007–2008), «Инджия», Сербия (2008–2009), «Войводина» Нови Сад, Сербия (2010), «Металац» Горньи Милановац, Сербия (2011–2012), молодежная сборная Сербии – член тренерского штаба (2013), главный тренер юношеской сборной Сербии (2013 – по наст. время).

Достижения: финалист Кубка Сербии (2010), победитель чемпионата Европы U-19 (2013).

Аппстор

Поделиться:

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: