Кристиан Нобоа: «Если в Эквадоре тебе приставили пистолет к голове, лучше отдать все»

Кристиан Нобоа так давно играет в России, что успел выучить русский язык, жениться на русской девушке и провести почти 150 матчей в премьер-лиге. В интервью еженедельнику «Футбол» полузащитник «Динамо» рассказал о вере в Федора Смолова, недоверии к эквадорским шаманам и любимом способе исполнения штрафных. 

_SD_0783.JPG
Любитель российского снега из Эквадора. //Сергей Дроняев

Дайте Смолову время

– Совсем недавно закончились сборы. Когда сложнее проходить предсезонку, зимой или в летнее время?

– Конечно же, летние сборы для футболистов приятнее – они длятся всего лишь месяц, там больше работы с мячом, больше тактики, меньше физических нагрузок.



 – Что вы больше всего не любите из физических упражнений? Кроссы, тренажеры?


– У меня не бывает такого, чтобы проснуться с мыслями: «Господи, только не кросс!» Нормальный профессиональный игрок понимает, что футбол – это не только гонять мяч. Это еще и бег, и тренажеры, и другие физические упражнения. И без них никак.

– Андрей Воронин снова в «Динамо». Есть ощущение, что в команду вернулся лидер?

– Да, Воронин – это очень полезный для команды игрок. Он сильный футболист, хороший человек. Он всегда поможет новичку, молодому игроку – никогда не поленится отработать в защите. Вы даже не представляете, как мы рады, что Андрей приехал в «Динамо».

 

– Приехал в «Динамо» и еще один не чужой клубу человек – Дмитрий Булыкин. Что вы знаете о нем?

– Знаю, что он играл в Европе, в Голландии. Это крупный футболист, с которым очень тяжело вести борьбу. Он пока приехал просто потренироваться, но работает в полную силу. Говорите, он любил погулять в молодости? Нет, о подробностях я не в курсе.

– Один из самых животрепещущих вопросов: когда начнет забивать Федор Смолов? Может, вы в курсе?

– Нет, я не задаю нападающим таких вопросов. Я стараюсь отдавать им передачи, чтобы они забивали. Вообще мне Смолов напоминает Кокорина того времени, когда Саша еще не был так популярен и только становился игроком основного состава.

– Николай Писарев называл Смолова самым техничным игроком молодежной сборной России и говорил, что на тренировках он творит чудеса.

– Тренировки – это не совсем то. Смотрите: в двусторонке у тебя будет десять шансов, четыре раза ты забьешь. В игре же десять шансов точно не будет, а будет, к примеру, два. И оба раза ты не забьешь. И как это сравнивать? Что касается Смолова, то просто дайте ему время. Потенциально он не хуже Кокорина.

Что это было?

– Дан Петреску – очень эмоциональный человек. Что вы про него сказали жене, когда вернулись домой после первой тренировки?

– Что наш новый тренер живет футболом. После поражений Петреску даже на следующий день не остывает и ведет себя достаточно эмоционально. Он максималист. Если ты сделал хороший пас, он будет требовать сделать этот пас еще лучше, отдать его еще быстрее. А если ты не отработал назад или не стал идти в стык, в подкат – он просто так это не оставит.



– Помните момент, когда Петреску злился так, как никогда?


– Последняя игра с «Волгой» в том сезоне, когда мы сыграли 0:0 и не попали в Лигу Европы. Тогда Петреску был действительно в ярости.

– «Волга» чуть было не поставила вас под удар в первом матче этого чемпионата.

– Когда «Волга» забила второй гол, мы вообще не понимали, что происходит на поле. Смотрели друга на друга с недоумением. Петреску в перерыве особо не ругался, он был тоже шокирован. Спросил только: «Что это было?» А мы даже не знали, что ответить.

– Петреску в прошлом был известным футболистом. Рассказывал он что-нибудь о своей карьере? О «Челси», о сборной Румынии?

– Он всегда говорит, что ему повезло: все его команды были сильны коллективом. Он очень хочет, чтобы так было и в «Динамо». Кстати, вспомнил забавный момент. Петреску однажды смешно пошутил на Уилкширом. Мол, Люк, тебе бы матчи сборной Румынии посмотреть, последить за моими действиями. Может быть, понял бы, как надо правильно пасы отдавать. Но это он в шутку, конечно.

– В сборной Румынии времен Петреску было очень весело. Тренер вам еще не предлагал покрасить волосы в желтый цвет?

– Нет-нет, что вы! Пока такого не было. Но если вдруг скажет и убедит, что это поможет, я готов. Хоть в желтый, хоть в бело-голубой, хоть в какой!

Любимая точка

– Давайте немного поговорим об игре. Вы же большой мастер штрафных ударов. Есть ли у вас самая любимая точка?

– Я люблю бить, когда мяч почти на линии штрафной и, если смотреть на ворота, когда он чуть левее. Дальше смотрю на вратаря – если вратарь невысокий, то можно пробить в его угол, если же большой – то перекидываю стенку. И всегда заранее решаю, куда бить. Точно так же и с пенальти, всегда знаю заранее, куда нанесу удар.

– А как же пижонский удар черпаком по центру?

– Я могу так ударить. Но это же опасно! Представьте, вратарь никуда не прыгнет и в итоге просто заберет мяч. Сделать-то так, в принципе, можно, но я пока не хочу. Возможно, когда-нибудь соберусь с силами и рискну. Но точно не сейчас.

– А кто лучший исполнитель стандартов в мире?

– Жуниньо Пернамбукану. Каждый раз смотрю и поражаюсь, как так можно бить. Ведь после его удара мяч не вращается – просто летит и все. В России похожим образом бьет Хонда, кстати. Даже не понимаю, как так можно ударить. Сколько ни пробовал, не получается.

– Мы вам скажем больше: Хонда сам не понимает, как ему удаются такие удары.

– Вот как? Возможно, и Пернамбукану не в курсе. Наверное, тогда надо просто очень много над этим работать: бить, бить и бить.

– Вы играете в паре с Артуром Юсуповым. За что на поле отвечаете вы, а за что – он?

– У нас одинаковые задачи – что в обороне, что в атаке. Нельзя говорить, что кто-то из нас более атакующий опорный полузащитник, а кто-то – более оборонительный. Конечно, я опытнее и поэтому иногда успеваю больше, много подсказываю Артуру. Хотя бывает, что и он как-то помогает мне.

– В «Рубине» было три центральных полузащитника. Вам больше по душе какая схема?

– Мне все равно. Разница здесь лишь в том, что когда команда играет в трех опорных, то все три полузащитника вместе и в атаке, и в защите. А когда в двух, то по ситуации один всегда остается сзади, а другой идет вперед.

– Ходили слухи, что Бибарс Натхо может перейти в «Динамо». Вам нравилось с ним играть в паре?

– Он очень умный футболист, который еще до того, как получит мяч, знает, что с ним делать дальше. Кому отдать передачу или как укрыть его от соперника. Также мне нравилось играть вместе с Семаком. Сергей видит все поле, всегда подсказывает, помогает – с ним очень удобно. Еще вспоминается Сибайя – он никогда не уступал в единоборствах и многое успевал делать на поле.

– Сергей Рыжиков нам рассказывал, что сильнее Натхо Бердыев не ругал никого. А что вам Курбан Бекиевич говорил чаще всего?

– Рыжиков не застал первый год, когда в роли Натхо был я. Тогда мне доставалось от Бердыева больше всех! Он все время делал мне замечания, даже когда все получалось. Но знаете, если Бердыев не делает замечаний, то из этого футболиста ничего не получится. Если Бердыев кричит на игрока, то игрок может быть лучше. Когда Бердыев перестал на меня кричать, я даже начал переживать, не остановился ли я в футбольном росте! Сейчас в «Рубин» пришел Владислав Кулик. Уверен, что ему теперь достается больше всего: Бердыев очень требователен к центральным полузащитникам.

– У Бердыева куча примет. Какая самая необычная?

– Мне, как эквадорцу, все происходящее в России кажется необычным. У всех людей есть свои приметы – у русских, у эквадорцев, у аргентинцев. Я, например, перед игрой несколько дней хожу в одной и той же одежде. В «Динамо» у нас тоже есть общая примета: мы лучше играем в синей форме.

Снег как деликатес

– Решение о переходе в «Рубин» вы приняли за одну новогоднюю ночь, которую провели в Интернете в поисках информации о Казани и российском футболе. Что именно вас заставило согласиться на переезд?

– Я не знал о «Рубине» и России ничего. Только название самого большого города. Посмотрел, что такое Казань: нашел изображения кремля и стадиона. Еще обратил внимание на то, что тренер работал в «Рубине» пять или шесть лет. Это значило, что он понравился президенту, команде и болельщикам.

– Россия соответствует вашим первоначальным представлениям о ней?

– Не могу сказать, что мне что-то не нравится: Россия дала мне работу, жену, ребенка… Я всегда буду говорить России спасибо. Здесь я играл в Лиге Европы и Лиге чемпионов, отсюда меня стали приглашать в сборную Эквадора. Единственное, к чему трудно привыкнуть, – холод. В Эквадоре все время 35 градусов. В России же бывает даже минус пятьдесят!



– Что сделали, когда первый раз увидели снег?


– Мне было очень плохо. Мы вышли из самолета, вокруг – снег. Никто не говорил по-испански, только мой переводчик. А мне захотелось попробовать снег на вкус. Ну я и покушал. После этого болело горло, начался бронхит, и я неделю пролежал с температурой.

– Вы жили в Казани и в Москве. Где вам комфортнее?

– Это разные города. В Казани было очень удобно. Там я знаю почти всех, моя жена оттуда. База и стадион находились очень близко к дому. Москва – большой город даже по сравнению с Казанью. Но и здесь мне тоже удобно. На экваторе – Вы родились в самом большом городе Эквадора – Гуаякиле. – Да, только Эквадор – не такая большая страна как Россия. Но зато она находится на половине земли (то есть экваторе. – Ред.). Там даже памятник экватору есть.

– Ваша жена говорила, что по окончании игровой карьеры вы собираетесь переехать в Эквадор. Чем планируете там заниматься?

– Она хочет работать в каком-нибудь спа-салоне, то есть заниматься оздоровительными процедурами. Если ее это устраивает – хорошо.

– Это правда, что эквадорцы считаются очень ленивым народом? Есть легенда, что, когда испанцы завоевывали Эквадор, они не могли заставить местных жителей работать в полную силу.

– Не знаю об этом. В Эквадоре живут разные люди – как по характеру, так и внешне. Это не Колумбия, где все черные. Эквадор и сам разный: в одном месте похолоднее, ближе к югу, где мой дом – потеплее. Перу, Эквадор, Колумбия, Боливия – раньше все эти места были индейские. У индейцев есть свой язык. Я слышал его, но никогда не учил.

– А что такое холод по-эквадорски?

– Пять-восемь градусов. Так бывает в Кито – месте, где находится вулкан… Не помню имя. Но он все время дымит.

– Были на самом вулкане?

– Много раз. Сначала было страшно. Когда вулкан оживает, все, кто живет рядом с ним, уходят, а вулканическая пыль разлетается далеко-далеко. Но к этому в Эквадоре привыкли, так же как и к землетрясениям. Они так много раз случались, что их перестали бояться. Все знают, что нужно делать, как себя вести.

– Правда, что в Эквадоре автобусы не тормозят на остановках?

– Они сбрасывают скорость, но не останавливаются. Поэтому, выходя из автобуса, нужно обязательно прыгать на одну ногу, иначе можно отлететь метров на десять. Но так, впрочем, только молодежь развлекается. Бабули и дедули не прыгают.

– Рецепт скольких блюд из бананов вы знаете?

– Очень много. У нас несколько видов бананов, есть даже соленые. Самое вкусное блюдо – болон дэ верде. Это такие шарики из бананов с сыром. Подается оно на завтрак. В России такого не готовят. Я искал, но не нашел ни одного эквадорского ресторана.

– Гражданское население в Эквадоре действительно не испытывает недостатка в оружии?

– У меня его нет. Зачем мне оружие? У нас в Эквадоре так: если человек наставляет на тебя пушку – лучше отдай ему все. Если начать сопротивляться, можно и умереть. В Латинской Америке это проблема. Но, к счастью, не все зарабатывают таким образом.

– Ваш отец по-прежнему возглавляет охрану президента Эквадора?

– Сейчас – нет. Но он по-прежнему дружит с ним. Мой папа даже бывал в России, когда сюда приезжал президент.

Валенсия и шаман

– Антонио Валенсия – самый талантливый из нынешнего поколения эквадорских футболистов?

– Да, он играет в «Манчестер Юнайтед». А это лучшая команда, если не брать «Реал» или «Барселону». У Валенсии прекрасная карьера. И человек он тоже очень хороший. Он абсолютно не изменился с тех пор, как мы познакомились, – такой же открытый и без намека на звездность. Я спрашиваю его об Англии, а он меня – о России.

– У вас в Instagram есть какая-то старая фотография, на которой вы играете против Валенсии. Что это за матч? – Это мой дебют в эквадорском чемпионате. На самом деле это сильная лига, она точно входит в двадцатку лучших. А на этой фотографии нам с Валенсией по восемнадцать лет, но он уже успел провести в чемпионате два или три матча. Потом мы вместе играли за молодежную сборную, но у нас не особенно получалось.

 – Вы говорили, что интересуетесь американским футболом. Что вам нравится в этой игре?

– Ну, там удары такие сильные – вообще! Еще мне очень нравится, как они танцуют, когда забивают гол. Регби тоже нравится, но не так сильно, как американский футбол.

– Во время чемпионата мира 2006 года некий шаман из Эквадора проводил обряд очищения немецких стадионов. Как часто к услугам «магов» прибегает национальная сборная?

– Сборная этим не пользуется. Я вообще в такие штуки не верю. Хотя когда «Барселона» из Гуаякиля открывала стадион после реконструкции, туда пригласили шамана. Команда не выигрывала чемпионат пятнадцать лет, а в прошлом году снова победила. Уж не знаю, совпадение это или нет.

Поделиться:

Глеб Чернявский

Корреспондент еженедельника «Футбол» 2010-2015 гг.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: