Корпорация мифов. Вячеслав Колосков подтверждает и опровергает легенды о сборных СССР и России на чемпионатах мира

Ни один еще чемпионат мира не прошел без того, чтобы об игравших в нем сборных СССР или России не появилось множество легенд и слухов. Еженедельник «Футбол» собрал самые живучие мифы трех последних десятилетий, а Вячеслав Колосков, который в это время руководил отечественным футболом, безжалостно расправился с ними.


Вячеслав Колосков
Константин Бесков и Вячеслав Колосков. 
 
ЧМ-1982
Чемпионат мира в Испании стал для сборной СССР первым за двенадцать лет. Советская команда отправилась на турнир сразу с тремя старшими тренерами – Константином Бесковым, Валерием Лобановским и Нодаром Ахалкаци. Все трое работали в ведущих клубах страны, и считалось, что такая консолидация сил способствует более плотному контакту с игроками. ЧМ-1982 проходил в два групповых этапа. Сборная СССР успешно преодолела первый (Бразилия – 1:2, Новая Зеландия – 3:0, Шотландия – 2:2), но, выиграв во втором у Бельгии и сыграв вничью с Польшей, не смогла выйти в полуфинал. 
Миф №1
Тренерский триумвират должен был распасться к чемпионату мира. Бесков ставил условие, что будет работать с Лобановским и Ахалкаци только в отборочном турнире. На чемпионате мира ассистировать ему должны были Владимир Федотов и Геннадий Логофет. В итоге в Испанию поехали все пятеро. А по ходу чемпионата в тройке произошел переворот – Лобановский сместил Бескова и стал фактически главным тренером команды.
Колосков: Я присутствовал в кабинете у председателя Спорткомитета Павлова, когда Бесков просил привлечь к работе в сборной Лобановского и Ахалкаци. Спартаковцев в команде было меньше, чем представителей Киева и Тбилиси. Группировки в сборной существовали, но между ними не было никакого антагонизма. Грузины говорили между собой по-грузински, украинцы тоже старались держаться вместе, но это естественно: они же годами жили на базе. На игре это никак не сказывалось. Так что никаких условий Бесков не ставил. Да и нелогично это было бы — выиграть отбор с одним тренерским штабом, а в Испанию ехать с другим.
Никто решения Бескова публично не обсуждал – Лобановский и Ахалкаци были достаточно опытными для этого. Но когда мы вышли из группы, у нас был перерыв дней в десять. Встал вопрос, что делать с командой. Бесков предлагал оставить все как есть, тренировки должны были носить поддерживающий режим. Концепция Лобановского предполагала двухразовые тренировки с мощной нагрузкой в начале и постепенным «отпусканием» в последующие дни. В физиологии это называется эффектом суперкомпенсации. Если ты хорошо поработал, а потом дал немножко отдохнуть, в организме накапливается избыточная энергия, которая потом может быть выплеснута в соревнованиях. Но для этого нужно продолжительное время – как минимум трехнедельный цикл. 
Руководивший нашей делегацией Валентин Сыч принял решение поддержать Лобановского. Валерий Васильевич стал проводить тренировки, и Бесков активного участия в них уже не принимал. Хотя установки на матч все равно начинал он. 
Тактика Лобановского всегда была направлена на то, чтобы обезопасить ворота





Миф №2 
Начальник управления футбола Валентин Сыч активно вмешивался в тренерские установки перед матчами и в перерывах. Именно он, а не тренеры «взбодрил» команду в перерыве матча с бельгийцами, который сборная СССР выиграла. 
Колосков: Это тоже не миф, такая практика была. Сыч то же самое делал и в хоккее. Он действительно часто бывал в раздевалке и «подогревал» ситуацию. И не только он, Смирнов Виталий Георгиевич – тоже… Это была такая советская школа. Но я, став руководителем, подобный прием почти никогда не использовал – спортсмены к тому моменту уже стали другими. Они понюхали пороху за границей, пообщались с выдающимися футболистами и тренерами, так что лозунги и призывы на них не действовали. Тот же Виктор Васильевич Тихонов мог попросить что-то сказать, но влетать в раздевалку со словами о XXV съезде партии уже было не нужно. 
Миф №3 
В заключительной игре с Польшей, в которой нашу команду устраивала только победа, была выдана политическая установка: главное – не проиграть. В Польше набирало популярность движение «Солидарность», и поражение сборной СССР от поляков могло послужить катализатором активных протестов в Варшаве. Тренерский штаб сборной СССР избрал супероборонительную тактику, матч завершился со счетом 0:0. 
Колосков: Вот это действительно миф. Политика здесь ни при чем. Тогдашнее руководство Спорткомитета ставило во главу угла спортивный результат, и Лех Валенса со своей «Солидарностью» никакого влияния не оказывал. Просто в то время у Польши была очень сильная команда. А тактика Лобановского всегда была направлена в первую очередь на то, чтобы обезопасить свои ворота. Но если вы помните, в самом начале игры наш защитник Тенгиз Сулаквелидзе вышел один на один!.. То есть тактика, в принципе, была правильной. 
ЧМ-1986
Отборочный цикл сборная СССР выиграла с тренером Эдуардом Малофеевым, но перед отъездом на чемпионат мира его место занял Валерий Лобановский. В Мексике наша команда стартовала с разгрома венгров – 6:0, но в 1/8 финала потерпела одно из самых обидных поражений в истории, уступив со счетом 3:4 сборной Бельгии. 


Сергей Алейников
Сергей Алейников в памятном матче с бельгийцами.
Миф №1
Главного тренера сборной перед турниром сместили игроки. Зачинщиками бунта выступили киевские динамовцы, а возглавил его Олег Блохин. На одном из собраний обладатель «Золотого мяча» выступил с заявлением, что футболисты не желают работать под руководством Малофеева. 
Колосков: Смена тренера – моя инициатива, а не Блохина или кого-то еще. При Малофееве команда проиграла все товарищеские игры, какие только были. От людей, находившихся вместе с командой, мне поступала информация, что там велась подрывная деятельность против руководства: мол, некомпетентные люди нами руководят. В сборной стали делить портфели, командой толком не занимались, пытались втянуть в это дело игроков. Да и с режимом не все в порядке было. И когда я раз об этом услышал, второй – принял четкое решение убрать Малофеева. Но никаких писем, никаких выступлений, ничего не было. 
Малофеев поначалу обиделся, конечно, а потом мы много раз встречались – внешне все было нормально. У Малофеева своеобразное отношение к жизни. Его знаменитый «искренний футбол» – это же не просто выражение, это целая жизненная философия. Пусть договорные игры нигде не зафиксированы, но они были. И не только внутри Украины. Договаривались по партийной линии, по хозяйственной… А Малофеев – человек бескомпромиссный, ни в каких подковерных играх не участвовал. Все установки, все собрания он начинал с цитат древних философов или поэтов. Многие считали это чудачеством, но это всего лишь его норма поведения. 
На самом деле у Малофеева были интересные тренировки. Когда минское «Динамо» стало чемпионом, я несколько раз присутствовал на занятиях. Эдуард Васильевич, например, загонял всех в хоккейную коробку, и футболисты гоняли шайбу. Хотя девяносто процентов никогда на коньках не стояли. Но тренер считал, что это развивает координацию и игровое мышление. Еще Малофеев заставлял игроков акробатикой заниматься – считал это основой основ. Личность, что тут говорить. 
Договорные игры нигде не зафиксированы, но они были. И не только на Украине


Миф №2
В последнем матче группового этапа, состоявшемся 9 июня, Лобановский решил сыграть резервным, «малофеевским», составом. Лидеры команды на десять дней выпали из игрового ритма, и это не лучшим образом сказалось на игре с Бельгией. 
Колосков: Возможно, в этом что-то есть, но дать ответ здесь может только тонкий знаток. Хотя есть правило: «Победный состав не меняют». В Мексике у всех футболистов был такой эмоциональный подъем!.. В подобных случаях быстрее восстанавливаешься. Я не видел, чтобы кто-то был истощен, тем более что у Лобановского с «физикой» всегда был полный порядок. Мне показалось, что, не поставив лидеров, он действительно выбил их из игрового ритма. Вспомните: когда бельгийцы забивали нам голы, имела место разбалансировка в действиях двух центральных защитников. Один хотел сделать искусственный офсайд, а другой забывал сделать шаг вперед. 
Миф №3
Шведский арбитр Фредрикссон «убил» сборную СССР, засчитав два гола бельгийцев из «вне игры». Через четыре года он же судил матч СССР – Аргентина, в котором Марадона рукой выбил мяч из своих ворот. 
Колосков: С офсайдом в матче с Бельгией все неочевидно. До сих пор никто четко не может сказать, было там положение вне игры или нет. Я был в раздевалке после игры и слышал, что наши защитники сами спорили об этом. Но тогда я письмо написал, что нам нужно менять отношение к судьям! Потому что получалось, что они единственное неприкасаемое лицо в футболе. Могли наказать кого угодно: федерацию, игроков, тренеров, но не судей. Разбором судейства тогда никто не занимался, а после этого стали. 
Через четыре года Фредрикссон опять «отличился» в игре со сборной СССР, не заметив, как Марадона рукой вынес мяч из ворот. Могли ли мы как-то повлиять на его назначение? Нет, это не принято. Судейская коллегия всегда бала независимой организацией и не представляла, что арбитр может находиться под чьим-то влиянием. Все сводилось к тому, что он просто неправильно выбрал позицию… 
  
Подобные эпизоды с судейством возникали еще дважды. В 1983 году нам при том же Лобановском поставили пенальти в Португалии, хотя нарушение было за полтора метра до штрафной. В итоге мы пролетели мимо чемпионата Европы. Четырнадцать лет спустя судья Крондл не поставил пять пенальти в ворота болгар. Тогда я взял видео и показал его на исполкоме! Крондла отстранили, но позже он стал инспектором, даже в Россию приезжал.  
ЧМ-1990
Лобановский повез на чемпионат мира практически ту же команду, что выступала в Мексике и завоевывала «серебро» на Евро-1988. Но чуда не произошло: сборная СССР проиграла румынам и аргентинцам, а одного лишь разгрома Камеруна для выхода в плей-офф не хватило.  


Матч СССР-Аргентина
Диего Марадона в компании игроков сборной СССР. 
Миф №1
Чемпионат мира 1990 года мог состояться не в Италии, а в Советском Союзе.
Колосков: Мы действительно подавали заявку на проведение турнира, но никак ее не продвигали. Взвесив все как следует, мы уже тогда поняли, что страна в конце 80-х не осилит необходимый объем финансовых вложений. Не было никаких оргкомитетов, никаких денег, мы никуда не ездили, ни с кем не разговаривали… А еще Афганистан сыграл свою роль. Так что никаких шансов получить чемпионат мира у нас изначально не было, и к этому все руководство отнеслось спокойно. 
Миф №2
Лобановский совершил три определяющие ошибки: сам заранее объявил команде о скором своем отъезде на работу в Кувейт; выбрал базу в горах в Чоко, откуда сборная на игры могла выбраться только на вертолете и потом пересаживалась в самолет; неправильно рассчитал, когда нужно вывести команду на пик формы. 
Колосков: Когда футболисты чувствуют, что у них будет другой тренер, то, конечно, элемент расслабления присутствует. Я не был с командой на том турнире, находился на Сардинии – в Италии ее сопровождали Симонян и Тукманов. Мне даже не удалось посмотреть ни одной нашей игры вживую! Из телефонных разговоров с Тукмановым я знал, что внутри команды не все в порядке, и люди требуют какие-то премии… Некоторые футболисты жаловались, что команду неудачно поселили. Я тоже считаю, что  выбор в пользу Чоко был ошибкой. Если жить в среднегорье и играть внизу, ничего страшного нет. Но добираться на игры сложно: сначала вертолет, потом автобус… Вся эта суматоха, конечно, выбивала из колеи. Но у Лобановского были любимые места в Европе — этот Чоко, немецкий Руйт. Он всегда там старался проводить сборы. 
Добираться на игры сложно: вертолет, потом автобус. Суматоха выбивала из колеи
Что же касается ошибок с моментом вывода команды на пик формы, то в индивидуальных видах спорта такие вещи еще можно вычислить. А в футболе, даже если все пятнадцать человек готовятся по одной программе, у каждого будет свое функциональное состояние. Сбалансировать его можно, но тогда нужны индивидуальные исследования – необходимо каждый день брать кровь, проводить тесты… Мы этого, конечно, не делали. 
Миф №3
После двух поражений у сборной СССР оставались шансы на выход из группы. Для этого ей нужно было крупно обыгрывать Камерун и надеяться, что аргентинцы и румыны не сыграют вничью. Африканцы к тому моменту одержали две победы, а тренировал их советский специалист Валерий Непомнящий. В итоге сборная СССР добилась победы — 4:0.
Колосков: Если кто и договаривался, то аргентинцы с румынами! После того матча мне даже Блаттер намекал, что там не все чисто. Что же касается нашего матча, то я не могу представить себе тренера, тем более работающего за рубежом, который мог бы сказать команде, что нужно слить матч. В мире такого быть не может! Такого тренера тут же выгнали бы, после чего футболисты дали бы интервью, где рассказали бы, что у них происходит. Но все было тихо. Чего не сказать про ничью в матче Аргентина – Румыния. 


ЧМ-1994
Первый чемпионат мира сборной России ознаменовался крупнейшим скандалом, вошедшим в историю под названием «Письмо 14-ти». Накануне турнира 14 игроков национальной команды (Никифоров, Карпин, Иванов, Юран, Шалимов, Добровольский, Колыванов, Онопко, Хлестов, Кирьяков, Канчельскис, Мостовой, Саленко, Кульков) написали открытое письмо, в котором требовали заменить главного тренера сборной, а также изменить систему и размеры премиальных и материально-технические условия. РФС занял жесткую позицию, подписавшие письмо игроки были отчислены из команды, но часть из них Садырин перед чемпионатом вернул. В США сборная России проиграла Бразилии и Швеции, разгромила Камерун и не вышла из группы. Но в матче с африканцами Олег Саленко забил 5 голов, установив рекорд чемпионатов. 


Александр Мостовой
В атаке Александр Мостовой.
Миф №1
Одним из организаторов «Письма 14-ти» был Анатолий Бышовец, который после отставки Павла Садырина должен был возглавить сборную.


Колосков: Это не совсем так, Бышовец подключился потом. Побудительным моментом для «Письма 14-ти» стал последний матч отбора с Грецией. В турнирном плане он ничего не решал, но мы на поле увидели безвольную команду, и после игры я и Павел Федорович Садырин были разъярены, пришли в раздевалку и наговорили очень много жестких слов. Садырин меня поддержал, хотя ему такая жесткость была не свойственна. Я сказал игрокам, что по результатам этой игры и будет формироваться команда. Кто действительно боец, кто понимает, что такое национальная команда, а не отбывает номер, тот и поедет на чемпионат: «Плюс имейте в виду, у нас подписан контракт с компанией Reebok, а соглашение накладывает ряд жестких требований к экипировке. Я вот слышал, что есть недовольство, но контракт мы будем исполнять жестко, других денег у федерации на премиальные и поддержание других сборных нет».
Вот такой жесткий разговор. А через две недели звонит мне Шамиль Тарпищев, он в то время был министром спорта, и говорит: так мол и так, есть письмо. Я сразу поехал к нему в Кремль – он как министр там тогда сидел. Спрашиваю: где письмо? Он: мол, сейчас у меня нет, Яша, мой помощник, его повез туда и туда. Позже я узнал, что письмо действительно было, но на нем сначала стояло всего пять подписей. 
На этот момент Бышовец к письму никакого отношения не имел. Но потом ему позвонили, кто – точно не знаю, может, и Тарпищев: «Ты бы согласился, если Садырин уйдет?». Он, видимо, ответил утвердительно. То есть он не был инициатором письма, но с точки зрения этики все равно поступил не лучшим образом. Так в письме и появилась строчка: «Работу с национальной сборной России по футболу по праву должен вести Бышовец Анатолий Федорович». А тот самый Яша поехал собирать остальные подписи, и из пяти-семи их стало четырнадцать. 
Бышовцу позвонили: «Ты бы согласился, если Садырин уйдет?»


Миф №2
Когда часть игроков, подписавших «Письмо 14-ти», вернулась в команду, в сборной наступил раскол. Если бы руководство не взяло их в команду, Россия бы выступила удачнее. 
Колосков: Такое рассуждение имеет право на жизнь. Действительно, в команде появились игроки, которые выступали против тренера, и это не могло не повлиять. После того как мы дали понять, что смены Садырина не будет, начались переговоры с игроками: кто-то поедет, кто-то не поедет. Я в них не участвовал, этим занимался Садырин, его помощники, иногда подключался Тукманов. И мы с Тукмановым не навязывали этого. Сам Павел Федорович вышел с такой инициативой, и я не знаю, кто его подтолкнул к этой идее. Он был человеком очень отходчивым и коммуникабельным, любящим футболистов. Может быть, кто и покаялся, – он и простил. Но я знаю, что не все на чемпионате мира вели себя достойно. Появились какие-то бары, ночные клубы. На этом чемпионате мира я опять же работал в составе делегации ФИФА и был только на одной нашей игре в Детройте. А в то время не было мобильных телефонов, скайпов – пока там телефон найдут, куда мне перезвонить… Но у меня все равно была информация, что не все в порядке было в сборной. Так что я считаю, что да, это была ошибка – брать тех игроков на чемпионат. 
Миф №3
На ЧМ-1994 ФИФА и антидопинговые службы вели целенаправленную охоту, чтобы примерно наказать Диего Марадону. 
Колосков: Очень сомневаюсь. ФИФА никогда не была заинтересована в каких-либо скандалах. Тем более связанных с допингом, да еще чтобы в центре его был один из самых ярких игроков. Так что думаю, это миф. 
ЧМ-2002
На турнире, проходившем в Японии и Южной Корее, сборная России под руководством Олега Романцева неплохо начала с победы над Тунисом, но потом уступила японцам и необъяснимо проиграла возрастной команде Бельгии. Тот чемпионат мира ознаменовался для России и погромами в центре Москвы после поражения от Японии. 


Россия-2002
Стенка из лучших людей страны.
Миф №1
Место дислокации было выбрано неудачно. Как заявлял потом нападающий команды Руслан Пименов, база сборной России в Японии была похожа на пионерский лагерь и там всех игроков кормили гречкой.


Колосков: Я читал это интервью Пименова. Ну что ж, если в детстве он отдыхал в таких пионерлагерях, нам всем остается ему позавидовать. Это был современный спорткомплекс высочайшего уровня: современные тренажеры, бассейн, поля отличного качества. И нормально он был расположен – мы выезжали за день до игры и нормально восстанавливались. На последний матч с Бельгией мы хотели лететь в день игры. Потом мне за два дня до встречи передали слова Романцева, что они хотели бы приехать раньше. Вы представляете, как это было непросто организовать: отель надо был уговорить принять нас раньше, секьюрити, перелет. Но мы сумели сделать. Так что это 100-процентный миф и даже идиотизм – нам помешало только безответственное отношение к делу.   
Миф № 2
Олег Романцев вел себя в Японии странно. Почти не выходил из номера, с командой общался мало и только на тренировках. В эти же дни в Москве «Спартак» окончательно перешел под контроль Андрея Червиченко. 
Колосков: «Спартак» тут ни при чем. У Романцева такая манера поведения. Так было в 1996 году на Евро в Англии: он тоже никого не принимал, ни с кем из футболистов не разговаривал, из номера почти не выходил. Отсюда и конфликт с Кирьяковым, кстати. Так же было в Тарасовке, так было и в Японии. Он действительно мало с кем разговаривал, но для него это было нормой поведения. Если ему надо было что-то передать футболисту, он чаще всего это делал через врача Василькова. 
То, что Романцев выпивал и таким образом снимал стресс, все знают. 
Миф №3
Главный тренер сборной на чемпионате мира часто бывал в состоянии алкогольного опьянения. 
Колосков: Я бывал на базе довольно часто и на тренировках, и после и не заметил, чтобы Романцев был в неадекватном состоянии. То, что он выпивал и таким образом снимал стресс, все знают. Но это было после занятий, вечером, и никаких проблем для тренировочного процесса не создавало. Это, можно сказать, одна из традиций – Лобановский тоже выпивал, и Морозов тоже, но ущерба делу это не наносило. Да, после того как для сборной России закончился этот чемпионат мира, глава нашего тренерского штаба была, выражаясь по-русски, «впополаме» и даже не стал проводить итогового собрания – его проводили мы с Гершковичем.  
Поделиться:

Андрей Вдовин

Креативный редактор еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: