«Когда фанатам дают денег, они согласны поддержать кого угодно». О чем рассказывали еженедельнику «Футбол» в лучших интервью 2015 года

Каждую неделю еженедельник «Футбол» находил интересных собеседников, чтобы узнать, кто входит в спартаковскую ОПГ «Ромашка», какая травма казалась вратарю сборной России самой ужасной, как легионеру получить российский паспорт и многое другое.

Сергей Андреев: «На деньги от моего трансфера в Ростове появился аппарат, дробящий камни в почках»

… о том, что вратари – не такие как все

Сергей Андреев, легенда ростовского футбола

… — В СКА был у нас Саша Скотаренко. Вратарь! Дождь шел, два поля залило, тренировались на гарьке. Подача, удар – нападающий Воробьев метров с шести со всей силы ему в морду попадает. Тот даже не реагирует – точно в нос прилетает мяч! Тишина. Все же знают, что Скотаренко прибитый. Ждем, что будет. И тут звуки: «А-у-а-ы-а-а!» Глаза бешеные, хватает пику из ворот, которая сетку держит, и бежит за Воробьевым! Секунд пятнадцать бежал, а когда выдохся, решил кинуть, как копье. Слава богу, не попал. Попал бы, Воробью бы точно хана! У нас, кстати, в СКА не только алкоголики были, но и охотники…

Сергей Андреев: «На деньги от моего трансфера в Ростове появился аппарат, дробящий камни в почках»

… о том, что игроки сборной России не читают о себе в интернете

Игорь Акинфеев, голкипер сборной России

− Насколько я знаю, сам ты не открываешь интернет.

− Уже два с половиной года — ни интернет, ни газет… Газеты я вообще уже давно не покупаю, не читаю. Когда молодой был, смотрел какие-то оценки. Дурак был совсем. Сейчас у меня есть семья, ребенок, жена любимая. Все остальное — реальный бред, и я буду говорить до конца жизни, что интернет — это помойка. Есть какие-то вещи, которые тебе нужно узнать в интернете. А то что касается спорта, все эти комментарии действительно помойка. Очень жалко, что это происходит с поколением, которое должно прийти хорошее, а его нет. Его все ждут: где футболисты хорошие? Где токари? А они все в интернете сидят, комментарии печатают…

Игорь Акинфеев: «Яшин – великий, Акинфеев – еще никто. Вот и вся разница между нами»

Вопросы клубам РФПЛ: «Анжи», «Крылья Советов», «Ростов», «Урал»

… о том, как работают иностранные тренеры в России

Франк Веркотерен, главный тренер «Крыльев Советов»

— Какая команда для вас образец?

— История – это прошлое. Мне нравится ее изучать, но не повторять. История – это воспоминания, а жить нужно сегодня. Я не хочу ничего повторять, кнопка copy paste для меня не работает. Копирование не для меня, ориентируясь на результаты прошлого, я стараюсь делать лучше.

Франк Веркотерен: «Русские игроки боятся разговаривать. Только кивают: «Да, тренер»

… о том, как зарабатывают фанаты

Иван Катанаев, самый известный фанат в России:

— Хулиганские фирмы в России по-прежнему участвуют в политике?

— Когда им дают денег, они согласны поддержать кого угодно. Вопрос в количестве денег. Околофутбол стал модным, причем он все больше склоняется в сторону «около». Это уже не фанатизм, огромное количество группировок дерутся в лесу и не ходят на футбол. Такие молодежные полу-ОПГ, которые не знают, для чего дерутся, за кого. Опасный деструктивный элемент, у которого нет идеи.

«Мы забрали треть билетов на Россия – Англия, а через десять дней милиция отправила меня в армию». Исповедь самого известного фаната в России

… о том, какие бывают установки у тренеров

Сергей Кирьяков, бывший нападающий сборной России

— В «Динамо» вы дебютировали при Эдуарде Малофееве, который любил начинать установки с цитат древних философов. Что-то запомнилось?

— Запомнилось, что на каждой установке было смешно. Плакаты с цитатами были развешаны по всей базе, а еще Адамас Соломонович Голодец приходил с газетными вырезками и зачитывал какие-то высказывания. Мне одна его установка запомнилась: «Нужно выйти, как-то пройти, куда-нибудь подать и что-то забить». Шедевр!

Сергей Кирьяков: «В Китае в тюрьму смертников возили. Там расстрел по плану – предложили исполнить приговор»

Понтус Вернблум

… о том, почему легионеры не ходят в Мавзолей

Понтус Вернблум, полузащитник ЦСКА

— То, что вы придерживаетесь социалистических взглядов, – правда? Как так получилось?

— Я рос в не самом богатом месте. К тому же мама воспитывала меня в одиночку. Так что это одна из тех вещей, с которыми я рос. Периодически взгляды меняются, но большую часть времени я действительно ощущал себя «красноармейцем». И хотя сейчас я прилично зарабатываю, прошлое не смоешь.

— Ходили в Москве в Мавзолей или другое место, связанное с именем Ленина?

— Нет-нет! Слушайте, я не такой фанатик! Я был на Красной площади и в других туристических местах, этого мне достаточно.

Понтус Вернблум: «Не люблю большие города. После карьеры поселюсь на необитаемом острове»

… о том, как футболисты уезжали из СССР

Анатолий Зинченко, первый легионер советского футбола

— Вы по контракту кем числились?

— Инженером в «Союзвнештехнике». Она мне зарплату и выдавала. У завода договор с «Рапидом» был.

— По сравнению с Ленинградом позволить себе могли больше?

— Небо и земля. Наши власти позаботились, чтобы мой уровень жизни был на фоне австрийцев достойным. В месяц получал 12 000 шиллингов – средняя по тем временам зарплата советского гражданина, работающего за рубежом. Ну или 1000 долларов.

Анатолий Зинченко: «В «Рапиде» спрашивали: «Анатоль, что такое «Зенит»? Фотоаппарат?»

Вячеслав Глеб

… о том, как загубить свою карьеру

Вячеслав Глеб, экс-полузащитник сборной Белоруссии, брат Александра Глеба

– Вы рассказывали, как разбомбили квартиру в Штутгарте. Что с ней случилось?

– Мы просто привыкли, что все по дому делает мама. А тут остались вдвоем: мне лень убирать, брату тоже… Я еще что-то готовить пытался. Историю с этой курицей забытой, наверное, знаете: вся квартира ею провоняла. Потом приехал Шпилевский и нашел курицу. А по ней уже черви ползали! Квартиру мы просто уничтожили! Когда через два года переселялись, на наше место пришли два игрока из дубля. Единственное, что они могли сказать: «What are fuck?» Хозяин вообще офигел: ему все нужно было переклеивать!

Вячеслав Глеб: «Рубились до крови, как в Колизее, типа убейте друг друга. Магат смотрит: «Класс!»

… о том, как легенда «Спартака» тренирует ЦСКА

Виктор Онопко, тренер ЦСКА

— Как футболист вы себе сделали имя в «Спартаке». Как тренер вы себе делаете имя в ЦСКА. Вы не чувствуете дискомфорта?

— Я спокойно к этому отношусь. Да, матч ЦСКА – «Спартак» — это главная афиша сезона, и это самые непримиримые соперники. Но я там, где нужны мои профессиональные качества, нужна моя работа. Я понимаю, когда болельщики ЦСКА не в восторге, но при этом я не понимаю, когда оскорбляют. Я вам расскажу одну историю. Однажды на базу приезжали болельщики поговорить с командой. Вышел один активист и сначала говорил за команду, говорил, что он такой весь из себя армеец, потом плавно перешел на меня. Дошло до того, что братья Березуцкие вступились за меня, встали и высказали все по этому поводу. А через какое-то время я узнал, что того самого активиста сами армейские болельщики выгнали из своих рядов за то, что он своих же товарищей сдавал милиции. А ведь бил себя в грудь и на меня наезжал.

Виктор Онопко: «К истории с шарфом отношусь спокойно. Я же не фашистский крест поцеловал»

 … о том, как получить российский паспорт

Маринато Гилерме, потенциальный вратарь сборной России

– Сколько кругов ада надо пройти, чтобы стать гражданином России?

– Это очень сложная задача! Все началось года три назад, когда сделал вид на жительство. Сделал неправильно. Пришлось отменять, начинать все заново. Со второй попытки получилось. Прошел год, стал заниматься паспортом. Все делал сам, ходил везде, стоял в очередях. Потом сдавал экзамен по русскому языку: там надо читать и писать. Тебе дают текст, а ты потом письменно отвечаешь на вопросы по его содержанию. Читать мне проще. Например, новости на русском спокойно понимаю. А вот писать – уже сложнее. Этому надо еще учиться и учиться, а я лентяй. Но с экзаменом справился, хотя и сделал несколько ошибок.

Маринато Гилерме: «На светофоре подошли двое с пистолетами, заставили выйти из машины и угнали ее»

Гусев

… о жизни телекомментаторов

Виктор Гусев, голос футбола на Первом канале

— Самый ужасный ляп?

— Хм-м. Ляп? Вот была забавная ситуация на Кубке Первого канала в Израиле. В составе ЦСКА тогда только появился бразилец Жо. И как только речь заходила о нем, у меня сразу выскакивало: «Жо попал», «Жо подал», «Жо подумал». Режиссер мне говорит: «Ты можешь хоть как-то по-другому строить предложения? Чтобы после «Жо» не было этого «па»!» Наконец Жо меняют. Я думаю: «Слава богу, все». Он подходит к арбитру и что-то говорит. Я же открываю рот, чтобы сказать: «Жо попрощался». «Э, нет, — думаю, — хватит, меня больше не проведешь, тут вставочка нужна!» И говорю: «Жо по-португальски попрощался». Народ чуть не умер от смеха.

Виктор Гусев: «На необитаемом острове пошел в туалет, из-за дерева шепнули: «Лоськов, шестая минута»

… о том, что игроки сборной России бояться уколов

Эдуард Безуглов, врач сборной России

— Самая страшная травма, которую видели?

— У Арсения Логашова, когда он повредил позвоночник. Приземлился на голову — это выглядело страшно. Еще когда в Игоря Акинфеева попала петарда. Причем я видел момент, как она летит в него. Следил тогда не за нашей атакой, а смотрел на Игоря. Поэтому, когда судья сказал врачам выбегать на поле, мы уже находились рядом с вратарем.

— Что увидели?

— Почувствовали запах паленых волос. Игорь держался за лицо, был в сознании. Потом, когда он перестал закрывать лицо, заметили серьезный ожог. Но он сказал, что будет продолжать играть, хотя руку вообще не чувствовал. Поехали в больницу и вообще не знали, что делать дальше. Звоню начальнику команды: «Куда ехать?» — «Погоди, еще игра идет». — «Как это?» — «Вот так, продолжили». И только потом, когда монета попала в голову Комбарову, решили закончить.

Эдуард Безуглов: «Я до сих пор дежурю в больнице по ночам и делаю операции»

Артем Ребров

…о том, кто водит в ОПГ «Ромашка»

Артем Ребров, капитан «Спартака»

— В свое время туда и Дзюбу отправляли. Сам я с братьями и Гулшаковым знаком больше десяти лет. Кстати хорошо общаюсь так же с Паршивлюком, Гранатом и Макеевым. С Дзюбой были и остались отличные отношения. Тогда получается6 что все входят в «ОПГ»? Даже иностранцы? Потому что все мы дружим с Боккетти, Поповым, Промесом. В итоге мы одна команда – «Спартак-Ромашка».

Артем Ребров: «Я никогда не переживал из-за слухов. Даже когда говорили про Чеха и Малафеева в «Спартаке»

Фото: Сергей Дроняев, Global Look Press

Поделиться:

Еженедельник «Футбол»

Старейшее издание в России, посвященное спорту №1

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: