Как охраняют «Спартак»

О том, как организована охрана самого популярного клуба России, рассказывает руководитель службы безопасности ФК «Спартак» Владислав Гришин

Владислав Гришин

Владислав Гришин обеспечивает порядок на матчах самого популярного клуба столицы. // Алексей Макаров

ПЕТЕРБУРГ И МАХАЧКАЛА – ЗОНА РИСКА

— Владислав Викторович, что входит в круг ваших обязанностей?

— Это записано в должностной инструкции, которая, естественно, имеет в нашем клубе гриф «Для служебного пользования». Более того, если я сейчас начну перечислять изложенные языком официального документа формулировки, боюсь, станет скучновато… В общем плане задача отдела – обеспечение безопасности при проведении матчей, а также безопасность команды «Спартак» и всех объектов, которые находятся в ведении футбольного клуба.

— Понимаю специфику вашей работы: детали, которые в силу известных причин, нельзя обнародовать, оставим за скобками.

— Договорились. Служба безопасности ФК «Спартак» тесно взаимодействует с ГУ МВД по Москве и в рамках действующего регламента – с дирекцией по безопасности РФПЛ. На выездных матчах общую безопасность обеспечивает клуб — хозяин поля, мы контролируем только перемещения команды – перелет, встреча, размещение в отеле, поездка на игру. Но при этом наш отдел отслеживает и движение групп спартаковских болельщиков, все риски, которые с этим связаны. Известно, что настроение фанатов сильно зависит от турнирного положения. Как только команда начинает терять очки – жди проблем.

— Допустим, у «Спартака» очередная игра в Санкт-Петербурге

— Поскольку это матч повышенного риска, гостиница, где будет квартировать «Спартак», берется под охрану сотрудниками криминальной полиции и ППС. Во избежание провокаций. Приезжаем, допустим, в Пермь или Краснодар – там все гораздо проще, поскольку уровень антагонизма, который, увы, существует между болельщиками «Зенита» и «Спартака», в этих городах по отношению к нашей команде отсутствует.

— Кроме «Зенита» сколько еще у спартаковцев выездных матчей повышенного риска?

— Только Махачкала. Да и то лишь с недавних пор, когда «Анжи» превратился в одного из лидеров и оброс болельщиками. Кстати, не исключаю, что и встречи в Москве с дагестанским клубом тоже могут стать матчами повышенного риска.

— Понятно. Сейчас российские клубы вводят в практику продажу билетов по паспортам. Как «Спартак» относится к этой идее?

— Сложный вопрос. Сама по себе идея благая, но в силу того, что российские стадионы с точки зрения технической оснащенности оборудованы недостаточно, то ее скорая реализация на практике вызывает определенные сомнения. Представьте, в «Лужниках» встречаются «Спартак» — ЦСКА, ожидается приход 50–60 тысяч болельщиков. У касс, как всегда, столпотворение, а люди в окошечках, прежде чем продать билет, сканируют ваш паспорт либо заносят данные в базу вручную… Процедура крайне затратная по времени и по людям: чтобы не сорвать продажу билетов, потребуется такое количество касс, которыми «Лужники» просто не располагают.

— Разберем отдельные угрозы. Например, возможность взлома клубного сайта хакерами.

— Перед матчем Лиги чемпионов с «Фенербахче» наш сайт взломали, выложив портрет Ататюрка. Да, это реальная проблема. Но «ломали» ведь и сайт Пентагона, и сайты крупнейших банков, а уж там защита первоклассная. И при этом весьма дорогая. Даже самый богатый футбольный клуб мира ее вряд ли потянет. Думаю, что в современных условиях полностью защитить сайт невозможно.

— Это угроза «бескровная». А представим ситуацию: на базе в Тарасовке идет очередная тренировка команды, и вдруг через забор перемахивает группа физически хорошо подготовленных парней с бейсбольными битами в руках.

— Смысл?

— Вы же сами говорили: когда команда выступает неудачно, болельщики «звереют». Атака может преследовать и другую цель – скомкать подготовку накануне важного матча.

— Когда я пришел в «Спартак», кто-то рассказал случай, как некто пьяный в камуфляже забрел на базу, дабы предложить себя в качестве… вратаря. Случилось это давно, когда Тарасовка еще не имела настоящей охраны и была досягаема для посторонних. Затем появился довольно высокий забор, а два года назад организована система оповещений, так что, поверьте, с охраной базы у нас все в порядке. Случается, конечно, что в ее окрестностях пишут что-то оскорбительное в адрес «Спартака». Но подобные граффити сегодня можно встретить у базы любого знаменитого клуба. И не только в России.

ВЕЛЛИТОНА ОХРАНЯЛИ ДВЕ НЕДЕЛИ

— Допустим, вы получили информацию о том, что на одного из футболистов «Спартака» готовится нападение. Как будете реагировать?

— Подобный случай был, когда после хорошо всем известного столкновения на поле в адрес Веллитона прозвучали угрозы. Мы известили об этом МВД, поскольку правоприменительная практика находится в их компетенции. Клуб же, в свою очередь, предоставил игроку личную охрану.

— И долго Веллитон находился под охраной?

— Около двух недель. Он знал, что его охраняют, воспринял это спокойно. По крайней мере, страха в его глазах я ни разу не видел.

— А судьба тех, кто угрожал?

— Они заявили, что сделали это под воздействием неконтролируемых эмоций. Этим все и кончилось, достаточно было одной профилактической беседы. В нашей стране нападения на футболистов, к счастью, не распространены. Другое дело – в Бразилии или Греции, имеющих по этой части обширный опыт. Там футболисту, наверное, пришлось бы недели две прятаться… Вообще-то рецепт, как не попасть в «список на расправу», простой – играть следует от души и с полной отдачей. Тогда и болельщики будут довольны. О спартаковских фанах говорят много нелицеприятного, уж и детей, возможно, кто-то ими пугает. Но посмотрите, как наши болельщики относятся к тем игрокам, кто честен перед футболом независимо от цвета их кожи или вероисповедания!

— Бывали случаи, когда известных футболистов похищали. Как-то с целью выкупа увезли в неизвестном направлении брата защитника сборной Грузии Кахи Каладзе. Возможно ли такое у нас?

— Если только предположить, что некая криминальная группировка будет иметь финансовый интерес… Но, думаю, это маловероятно.

— Практикуется ли сбор и анализ оперативной информации о настроениях среди недружественных фан-группировок?

— Даже в масштабе одного клуба, силами только его службы безопасности эту проблему ни за что не решить. Поэтому вопрос «Как вы работаете с болельщиками?» считаю просто глупым. Чтобы вести такую работу, нужно иметь не только законодательную базу, но и соответствующую лицензию. И если в каком-то клубе служба безопасности заявляет, что у них все под тотальным контролем, – люди просто надувают щеки. Ни у нас, ни у ЦСКА, ни у «Зенита» нет возможности вести оперативную работу среди болельщиков. Файеры проносят на трибуны каждый матч, но даже полиция полностью предотвратить это не может! Мы считаем, что договариваться эффективнее. Когда после инцидентов в Жилине «Спартак» висел на последнем предупреждении со стороны УЕФА, Валерий Георгиевич Карпин попросил болельщиков вести себя достойно. Фаны обещали и слово сдержали.

— Каков штат службы безопасности ФК «Спартак»? Человек восемь?

— Двое!

— Любопытно, каковы нормы по физподготовке у тех, кто охраняет «Спартак»?

— В этой работе более важны умение аналитически мыслить, организаторские способности. А нормы… Подготовка соответствует требованиям одного из элитных подразделений российской армии, где оба мы ранее служили.

— В последнее время много говорят о системе стюардов. Это поможет решить проблемы на трибунах?

— Многое зависит от того, насколько широки будут полномочия этих людей. Был случай, когда на стадионе «Драгау» в Порту группа сильно нетрезвых граждан вступила в драку со стюардами. И у меня была возможность оценить согласованность действий португальских блюстителей порядка. Там стюарды – бывшие армейские ребята, они очень быстро «завязали ласты» всем бузотерам. И тут же доставили их в полицию. А полицейские только оцепили проблемный сектор, но в конфликт не вступали. Когда я пришел помочь разобраться, статья, которую инкриминировали нашим хулиганам, формулировалась как «агрессивные действия в отношении работника полиции», хотя напали они на стюардов. Как видите, волонтеры там защищены законом. Кроме того, вопросы взаимодействия силовиков за рубежом четко определены, каждый знает свой маневр.

— Ввод в эксплуатацию нового спартаковского стадиона в Тушине может улучшить ситуацию?

— Безусловно. И мы очень на это рассчитываем. Сегодня «Спартак» работает по договору аренды с ОАО «Лужники». Конфликтов у нас не случалось, однако со службой безопасности стадиона приходится согласовывать массу вопросов. Остается завидовать коллегам из ФК «Локомотив», которые сами полностью обеспечивают безопасность на стадионе в Черкизове.

ЗА БЕЗОПАСНОСТЬ НАДО ПЛАТИТЬ

— А если, не дай бог, серьезное происшествие?

— Тогда в дело вступает полиция. Она отвечает за порядок перед властями города и действовать будет соответствующим образом. Не спрашивая ни наших рекомендаций, ни мнения руководства стадиона. Все строго по инструкции.

— За время вашей работы в «Спартаке» случалось всякое. О каком эпизоде можете рассказать с чувством профессиональной гордости?

— Пожалуй, наш последний московский матч с «Зенитом». Случилось так, что в Санкт-Петербурге тем, кто собрался на выезд, начали продавать билеты не за пять дней, как положено, а лишь за два. В результате питерский клуб прислал заявку на пять тысяч своих болельщиков, а смог обеспечить билетами в Санкт-Петербурге лишь тысячу с небольшим. Теперь представьте ситуацию: за несколько часов до игры мы узнаем, что из Питера прибыло около тысячи «зенитчиков» без билетов. В шарфах, с барабанами, жаждут попасть на трибуну. Понятно, что бросить их на улице нельзя, поскольку ребята уберут свою сине-бело-голубую атрибутику и бросятся покупать билеты в кассах «Лужников». В том числе – и в спартаковские сектора, и когда фаны двух команд окажутся на трибуне рядом…

— Начнется побоище.

— К сожалению, вероятность такого исхода очень высока. Что делать? На утреннем совещании мы предложили выделить для этих «страдальцев» еще один сектор и взять его под охрану. Мне в ответ: «Да это же провокаторы! От них потом хлопот не оберешься…» Пришлось включать всю силу убеждения. К счастью, удалось отстоять эту идею, «зенитчикам» продали билеты в специально выделенный сектор.

— Который они как следует «пощипали»?

— Будете удивляться, но за всю игру там не зажгли ни единого файера! А те, за кого наши коллеги из «Зенита» ручались, жгли пиротехнику от души… Просто нужно искать достойный выход даже из самой сложной ситуации. Ни в коем случае не плыть по течению!

— Есть статистика, сколько кресел обычно ломают болельщики во время «горячих» матчей?

— Около тысячи. Большую часть, кстати, неумышленно. Молодежь встает на них, а пластик, увы, хрупок. Интересно, что в той же Бразилии довелось видеть стадионы без персональных кресел – широкие такие бетонные ступени. Фанатствующая публика пляшет на них «в полный рост» — и никакого ущерба. Темперамента на трибунах хоть отбавляй, но без агрессии. Народу дают выплеснуть эмоции, крепкие выражения со всех сторон, но полиция спокойна. Причем , обратил внимание, болельщики проигравшей команды ругают не футболистов, а президента своего клуба. А система безопасности у них – пассивная: нужен ров вокруг поля – сделают, забор – поставят. Там понимают: если разгоряченная толпа рванет на поле, полиция не сдержит. У нас же сразу разговор про эстетику: дескать, некрасиво это… Хорошо в свое время сказал Уинстон Черчилль: «За безопасность приходится платить, за ее отсутствие – расплачиваться».

Поделиться:

Еженедельник «Футбол»

Старейшее издание в России, посвященное спорту №1

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: