До последнего в Дохе. С кем придется играть сборной России

Проведение чемпионата мира в Катаре – неслыханный по масштабам вызов природе и сообществу от арабских миллиардеров. Шейхи устроили полный переполох в мире спорта и обещают такие чудеса, будто у каждого из них за пазухой лампа с джинном. Еженедельник «Футбол» — о стране, со сборной которой России играть очередной контрольный матч.

ФИФА подгоняет Катар

Вечернее розово-красное марево, поглощающее столицу Катара, Доху, медленно затеняет волнистые очертания стадиона Халифа, утыканного башнями подъемных кранов. Дорога тянется через один из многочисленных рынков, где к сумеркам начинаются собираться люди. Днем тут никого нет: нещадное пекло убивает всякое желание как торговать, так и заниматься шопингом. Хотя и вечером бешеной активности здесь никто не проявляет: все растеклись по креслам и в смирении потягивают кальян. Единственное, что функционирует в раскаленном городе и днем и ночью, – повсеместная стройка.

В работах задействовано более 1,2 миллиона людей – в основном выходцы из Индии, Непала, Бангладеш и других южноазиатских стран. Шесть из двенадцати запланированных стадионов расположены в окрестностях Дохи: впервые в истории один город предоставит для турнира так много арен. Девять из них строятся с нуля, их сдача ожидается к 2020 году. Зато стадион Халифа может похвастать относительной готовностью: его расширение с 50 до 68 тысяч мест должно быть закончено в течение нескольких месяцев.

Носитель языка. С какой миссией Хави поедет в Катар

Год назад ФИФА неофициально обратилась к Катару с просьбой подготовить как минимум восемь стадионов к 2018 году. США, Великобритания и Германия давят на футбольные власти, всеми силами пытаясь отбить чемпионат у России, и запасным аэродромом должен стать именно Катар. Эмират и сам мог лишиться Кубка мира-2022: страна оказалась в водовороте подозрений и обвинений в том, что турнир ей достался в результате подкупа. Но есть ощущение, что в ФИФА копать под Катар не заинтересованы. Как говорится, главное в работе следователя – не выйти на самого себя.

Очищение

Коррупционная составляющая при выборе страны-хозяйки – ни для кого не новость. Зепп Блаттер давно признал: «При принятии решения о месте проведения ЧМ-2022 оказывалось прямое политическое давление на ответственных лиц. Европейские лидеры посоветовали своим представителям проголосовать за Катар». France Football еще три года назад подробно расписал техничную схему выкупа голосов шейхами.

Катарцы так умело со всеми «договорились», что желающих противостоять почти не осталось. Расследование вел юрист ФИФА Майкл Гарсия, но попытка была неудачной: Комитет по этике признал Россию и Катар невиновными в коррупции. После этого к делу подключилось ФБР, и в прошлом году сообщалось, что Катар, вероятно, будет лишен ЧМ-2022. Однако больше никаких боевых кличей со стороны американских спецслужб не слышно. Не исключено, что их активность напрямую зависит от действий Катара на нефтяном рынке.

Странную мысль недавно высказал вице-президент ФИФА Виктор Монтальяни: «Разве мы могли бы получить возможность очистить игру, если бы Россия и Катар не получили чемпионаты мира? Думаю, это стало переломным моментом, точкой для переосмысления. Если бы право провести турниры получили Англия и США, возможно, все осталось бы по-прежнему и в руководстве сидели бы те же люди. Может быть, победы заявок России и Катара — это лучшее, что случалось в футболе». Вряд ли Монтальяни настолько наивен, что впрямь считает «очищением игры» отстранение Блаттера и Платини. Больше похоже, что конкретных людей надо было убрать с ключевых позиций, и Катару отвели роль движущей силы процесса «очищения».

Кафала есть кабала

С безраздельной властью арабских магнатов пытаются бороться разве что немногочисленные правозащитные организации. Одна из них – Amnesty International – не устает обвинять эмират в нарушении прав рабочих-мигрантов. Мир облетели кадры, где все на той же пыльной стройке Халифа, шлепая по грязи между экскаваторами и бетономешалками, горько жалуется на судьбу какой-то непальский мужичок: ««Мы работаем на голодный желудок. 12 часов работы, и потом всю ночь никакой еды. Когда я пошел жаловаться, менеджер набросился на меня, выкинул меня из рабочего лагеря, где я жил, и отказался мне платить. Мне пришлось просить еду у других рабочих».

Отдавая заявку Катару, члены ФИФА почему-то не подумали о трудовом кодексе эмирата. А ведь эта страна открыла свои границы только в 1989 году, и, несмотря на внешний лоск от современной архитектуры, государственное устройство здесь во многих аспектах напоминает средние века. Сегодня таблоиды сообщают о сотнях случаев гибели рабочих из-за невыносимых условий, хотя широкой огласке предаются лишь единичные факты. Международная конфедерация профсоюзов уверяет, что к 2022 году количество жертв адской катарской стройки достигнет четырех тысяч человек. Самое страшное в том, что, попав сюда, мигрант попросту не имеет возможности уехать.

Все это называется «кафала». Система кафалы (или, в других вариантах перевода, система опеки) была разработанная для лучшего контроля в трудовой сфере, но сейчас она очень похожа на узаконенную форму рабства. Согласно ей легальный статус работника привязан к спонсирующему его работодателю, обязывая рабочих получать выездную визу именно у этого спонсора. На бумаге кафала гарантирует рабочим комфортные условия, четкие выплаты и медицинскую помощь. По факту мигрант не может ни сменить работу, ни покинуть страну, так как его документы остаются у работодателя. При этом у него нет права арендовать или покупать жилье, открывать банковский счет или даже получать водительское удостоверение.

Гибкая команда. Илья Казаков – о сборной России

Таким образом, трудовой мигрант на время действия договора (обычно от одного до трех лет) полностью подчинен хозяину. Более того, далеко не всегда стороны заключают письменный договор, что ведет к еще более тяжелым последствиям. К тому же Катар запрещает мигрантам объединяться в профсоюзы и бастовать, так что сообща добиться справедливости невозможно.

Сотни рабочих рассказали правозащитникам, что их обманывают с размером зарплаты, зачастую не платят по несколько месяцев, отбирают паспорта или не выдают разрешения на выезд. Даже несмотря на это, индусы и непальцы не только продолжают ехать на заработки в Катар, но и сами платят за это немалые деньги (от 500 до 4000 долларов) агентам по трудоустройству. Добавим сюда нечеловеческие условия (грязные, тесные комнатки без кондиционеров превращаются в настоящую душегубку), невыносимо долгий рабочий день (12–15 часов) и полное отсутствие какой-либо свободы действий. The Guardiаn, например, называет все это так: «Ситуация, когда одно из богатейших государств мира эксплуатирует одну из беднейших наций». Все же последние новости обнадеживают: после очередной смерти Катар объявил о реформе трудового законодательства и вероятной отмене системы кафалы.

Зимой наступит лето

Год назад ФИФА пошла на беспрецедентный шаг, утвердив проведение турнира фактически в зимний период – с 21 ноября по 18 декабря. Это разумно, ведь в другое время температура в Катаре рвется к отметке в 50 градусов. Правда, эмир Тамим бин Хамад Аль Тани утверждает, что его страна готова к проведению турнира и летом, и зимой. По его словам, суперсовременные системы кондиционирования не дадут футболистам расплавиться на поле. Однако члены ФИФА все же осознали, что закондиционировать всю страну на время турнира все равно не получится, и сдвинули его на зиму.

Смена игрового полюса перевернула вверх дном весь привычный уклад соревновательных графиков и поставила в неудобную позу как спортивные организации, так и телекомпании. Для медиагигантов зимний чемпионат мира по футболу – все равно что передача «Доброе утро!» в полдень. Канал Fox планировал показывать ЧМ-2022 в межсезонье хоккея и американского футбола, но теперь накладка неминуема, а значит, неизбежны финансовые потери. С другой стороны, ФИФА будет вынуждена перекраивать календари как еврокубков, так и национальных чемпионатов. Осенью придется делать продолжительный перерыв, а потом нагонять график зимой и весной. Недовольными остаются и федерации зимних видов спорта: из-за вторжения футбола в их снежную стихию они также теряют часть аудитории и денег.

Цена спорта будущего

Федерации футбола предстоит колоссальная работа, чтобы устранить организационные вопросы. Но спорт в Катаре действительно обретает государственную значимость. В 2011 году эмир даже учредил национальный праздник – День спорта. Его празднуют 9 февраля, и это единственный день в году, когда даже стройка приостанавливает работу. Эмират уделяет серьезное внимание празднику: по всему городу проходят массовые гуляния, игры и состязания.

Отдельная гордость Катара – наличие уникальной Академии спортивного совершенства Aspire, построенной в Дохе в 2004 году. Это самая большая и технологичная спортивная школа в мире, она расположена на территории Doha Sports City – там же, где и стадион Халифа. Здесь работают лучшие специалисты, используются самые передовые программы обучения по 14 видам спорта и суперсовременное оборудование. Сотрудники по секрету рассказывают, что в недрах лаборатории Aspire можно просчитать возможности начинающего спортсмена на 10–12 лет вперед! Здесь катарцы планируют растить будущих спортивных героев. Еще один секрет академии в том, что именно через ее счета проводились многие финансовые операции, которые сейчас связывают с подкупом членов ФИФА.

Андрей Аршавин: «Почему сборная России не может показать лучшую игру после 2008 года? Я лучше промолчу»

Катар уже провел Азиатские игры и Кубок Азии по футболу, в 2019 году в Дохе пройдет чемпионат мира по легкой атлетике. Некоторые российские клубы вполне удачно проводят в Катаре зимние сборы. Да что там футбол – тут есть постоянно действующее поле для гольфа! Свежий ровненький газончик и пруд с утками посреди бескрайней пустыни создают ощущение миража, но все это реально. Не приходится сомневаться, что к 2022 году Катар будет готов к чемпионату. Вполне вероятно, что такого техноэлектронного великолепия, которое задумали катарские шейхи, больше нигде не увидеть, – некоторые из проектов больше похожи на разработки инопланетян. Но все будет не очень здорово, если при этом сама сборная Катара будет проигрывать матч за матчем с крупным счетом.

Сборная легионеров

Сборная Катара – будущий соперник сборной России – ни разу не принимала участия в чемпионате мира. В этом отборочном цикле шансов пробиться на ЧМ-2018 у нее также мало: они уже потерпели три поражения в группе от Ирана, Узбекистана и Южной Кореи. Поэтому может статься, что домашний мировой форум станет для команды Катара историческим дебютом.

Когда в Катаре проходил чемпионат мира по гандболу, местная сборная шокировала весь мир. Сначала Катар соблазнил огромной зарплатой известного испанского тренера Валери Риверу, а затем стал массово натурализовывать гандболистов по заказу испанца. В команде собрался костяк из десяти натурализованных балканцев, кубинцев и испанцев, которые под знаменем Катара сенсационно вышли в финал. Если бы не французы, вырвавшие у псевдокатарцев победу, хозяева турнира попрали бы все рамки приличия.

Чего-то подобного можно ожидать и от футбольной сборной в 2022 году. Пока что у Катара решается тренерский вопрос: в конце сентября уругвайца Хосе Даниэля Каррено сменил на посту его соотечественник Хорхе Фоссати. Он уже имеет опыт работы со сборной Катара с 2007 по 2008 год. Перед ним поставлена труднодостижимая задача – выйти на ЧМ-2018, но, учитывая вероятное обновление состава и способность катарских бизнесменов творить чудеса, заранее ставить крест на уругвайце не стоит.

Россия ищет врагов. 5 соперников российской сборной для подготовки к ЧМ-2018

Процесс всеобщего объединения под флагом Катара уже давно запущен: в составе присутствуют такие ортодоксальные катарцы, как Педру Мигел (человек с гражданствами Кабо-Верде и Португалии), Себастьян Сория (Уругвай) и Луис Сеара (Бразилия). Вообще, не так просто найти среди игроков сборной Катара людей с чисто катарским гражданством. Полкоманды на самом деле египтяне и алжирцы, защитник Касола – выходец из Ганы, Хассан – из Судана,  Маджид – из Палестины…

Всю эту разношерстную толпу объединяет лишь то, что все они играют в чемпионате Катара. Все, кроме Акрама Афифа. 19-летний форвард – продукт академии Aspire, которому в 2012 году повезло оказаться в испанской «Севилье». Оттуда Афиф попал во второй бельгийский дивизион, а сейчас выступает в хихонском «Спортинге». Так что у сборной Катара есть целый представитель Примеры.

Помимо Афифа, мало кто может похвастать выступлениями за пределами Катара. У бразилояпонца Родриго Табаты, возможно, еще остались обрывки воспоминаний пятилетней давности о чемпионате Турции. Поэтому он в свои 35 стал лучшим бомбардиром прошлого сезона. Но у других, даже натурализованных, такого опыта нет. До 2022 года Табата точно недотянет, но с нами в товарищеской игре выйдет почти наверняка.

Учитывая, что лучшие футболисты сборной Катара уже перешли отметку в 30 лет, в ближайшие годы их заменят либо молодые воспитанники Aspire, либо новые бразильцы и уругвайцы, которых не ждут в собственных национальных командах. Понятно, что навязать в футболе столь же дерзкую конкуренцию, что и в гандболе, не получится. Но к команде из Катара соперникам лучше отнестись посерьезнее, чтобы не пришлось краснеть и позориться.

Текст: Антон Муша
Фото: Global Look Press

Поделиться:

Антон Муша

Choose Life. Choose Action. Choose Football

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: