Благо Георгиев: «Мой «Мерседес» был лучше, чем у президента, поэтому меня не ставили на игру»

Футболисты редко признаются, что на первое место ставят деньги. Болгарин Благо Георгиев этого не стесняется, поэтому уже пять лет играет в России, хотя его периодически зовут в Германию. Летом болгарин перешел в «Рубин» и рассказал еженедельнику «Футбол» об отношениях с Богом, причудах европейского футбола и подарках Рамзана Кадырова.

— Когда вы пришли в «Рубин», то сказали, что всегда мечтали сыграть за топ-клуб. Мы дали эту новость на нашем сайте, и пользователи оставляли комментарии в духе: «Твоя мечта еще сбудется». Что ответите?

— Еще раз скажу: шесть лет я живу в России, и «Рубин» для меня всегда был топ-клубом. Организация, условия, игроки – здесь все на top-level. Нынешние результаты? Ну, такое случается. В играх с «Локомотивом», ЦСКА, тем же «Ростовом» мы показали хороший уровень. Такой сейчас чемпионат в России. Возьмите прошлый год: каждый выигрывает у каждого.

— «Казань-Арена» не была заполнена даже на матче-открытии. Когда будут постоянные аншлаги?

— А мне казалось, что была заполнена. Наверное, потому что трибуны здесь расположены очень близко. Это был праздник для всего города. Стадион шикарный, люди поддерживают команду с первой и до последней минуты. Дай бог, что он будет заполняться, все от нас зависит. Если станем проигрывать, кто на нас захочет смотреть?

— У «Рубина» есть конкурент – «Ак Барс». Вы хоть раз были на хоккее?

— Нет, шайбу вообще не могу видеть. Я не понимаю хоккей. Наверное, потому что в Болгарии он совсем не развит. Нет, честно, я за шайбой не успеваю следить! Ни правил не знаю, ничего. Мне как-то сказали: «Офсайд». Какой еще офсайд? Там шесть на шесть играют. Офсайд, еще какой-то пенальти у них ставят…

— В России есть песня «В хоккей играют настоящие мужчины».

— А что, в футбол не так, что ли?

Болгария, религия, Бербатов

— Вы начинали в софийской «Славии», и в те времена она считалась успешной командой. Почему потом наступил спад?

— У «Славии» никогда не было таких претензий, чтобы каждый год бороться за чемпионство. Зато всегда была лучшая в Болгарии школа. Приоритет был растить молодых игроков и продавать за границу. Но бывали и вторые, и третьи места.

— Спать с мячом – это про вас?

— Я учился в школе и сразу бежал на тренировки. Было очень тяжело, тем более что у родителей не было таких денег, чтобы обеспечить меня всем самым лучшим. Но я благодарен им за то, что они помогали мне всем, чем могли. Мы и на камнях играли, и на земле — все это было. Я смотрю на современную молодежь: у вас есть все условия, нужно думать только о футболе. У нас не было таких денег, и я играл босиком. Ничего страшного, все только к лучшему: если ты смог заиграть в таких условиях, то на хороших полях и в удобных бутсах ты вообще будем лучшим!

— «Каждую секунду моей жизни я благодарю Бога» — ваши слова. В Софии вы построили две часовни, рассказывают, у вас в Болгарии целая библиотека религиозных книг, и четыре раза в году вы, профессиональный футболист, держите пост. Почему вы стали таким религиозным человеком?

— Все спрашивают меня и ждут, что я расскажу какую-нибудь историю, как у меня случилась беда. Ничего такого не было, просто был такой момент, когда ты начинаешь это чувствовать. Где-то в 14-15 лет это само пришло. Рядом с моим домом была церковь, я постоянно в нее ходил, много общался с батюшками, священниками. Они мне все объяснили, и я потихоньку втянулся.

— Часто, когда футболист не может забить или команда проигрывает, говорят: «Надо идти в церковь».

— Это неправильно. Потому что в церковь нужно ходить каждый день. Вне зависимости от того, что-то хорошее с тобой случилось или плохое, надо молиться. И не только за себя, но и за своих близких, всех людей. Не нужно постоянно думать о себе. Бог знает, что тебе нужно, и обязательно это даст.

— Почему в «Славии» вы забивали так много – 46 голов, а потом ни за один клуб не отличились хотя бы десять раз?

— Тогда у меня была другая позиция, я играл под нападающим. Сейчас я опорник, действую ближе к обороне. В детстве я всегда тянулся к атаке, а в России сменил позицию. Но она мне тоже нравится. Два раза, кстати, было в чемпионате Болгарии, когда я забивал по четыре гола за игру. Но самые большие эмоции все равно остались от гола Нойера, который еще играл за «Шальке». Ну и первый гол в истории «Ахмат Арены» — я еще со штрафного забил. Красиво! А те четыре гола – это какое-то везение. Каждый удар просто залетал. Даже премиальных никаких не дали, просто похвалили.

— Чемпионат Болгарии – экзотика для русского человека. Дайте справку о нем?

— Есть хорошие условия и поля, в некоторых командах даже платят хорошие деньги. Не как в России или Европе, конечно. Болгария – маленькая страна, самая дальняя поездка, наверное, 600 км. Практически никогда не летаем на самолетах, только автобусы. Хотя вот никогда не забуду, как мы играли молодежной сборной в Чехии. Приехали и выиграли 8:0. Это был отбор на чемпионат Европы, мы победили Данию и думали, что вышли. Нас поздравляли уже, а потом мы приехали в Прагу и за час перед игрой выяснилось: что-то не так посчитали, какие-то ошибки в УЕФА, не нужно проигрывать больше 0:3. Вот и 3:0 было к 15-й минуте. Причем я первый удар сделал на 90-й минуте. Такой цирк был.

— За первую сборную вы играли с Димитаром Бербатовым. Он производит впечатление вечно спящего гиганта, но при этом главный герой Болгарии?

— Вот я вам скажу, что он такой же человек и вне поля: неразговорчивый, вечно сам по себе, но хороший пацан. А на счет героя… Да, он считался лучшим игроком в Болгарии, герои же бывают на войне, а не в футболе. Мне очень приятно было с ним играть, как, впрочем, и со многими другими. Сейчас уже все ушли из сборной или закончили. У меня тоже случился конфликт с тренером и руководством, поэтому я завершил карьеру в национальной команде.

Примера, «Црвена Звезда», спиртное

— Как вы оказались в «Депортиво Алавес»?

— Играл себе в «Славии», и меня позвали несколько клубов из Германии и Испании. А я всегда хотел в Примере поиграть. Плюс Христо Стоичков был в «Барселоне» — как я мог не согласиться? За пару недель до перехода мне сделали операцию на паховых кольцах. Ну, думаю, все сорвалось, не возьмут меня. Но приехал все-таки в Испанию на медосмотр, и все оказалось в порядке, ничего не нашли! И мне говорят: «Через три дня игра с «Барселоной» на «Камп Ноу». А я вообще не тренировался, играть не готов. В Болгарии же пауза, плюс болело еще. Но нет, думаю, такой шанс я не упущу. Представьте, я играл в Болгарии перед девятью тысячами, а тут вышел при 99 тысячах! А на той стороне поля Роналдиньо и вообще одна из лучших команд мира. Вы бы видели, как тряслись перед игрой мои коленки. Но потом все нормально стало, Роналдиньо оказался явно не в лучшей форме, и нам повезло. Но не мне: я вышел в основе, 75 минут провел и порвал заднюю мышцу. Два месяца вообще не играл, потом вроде восстановился, но уже не пошло.

— Чем поразила Примера?

— О, это интересно! Игра у тебя в субботу, а в четверг ты просто ничего не делаешь. Вообще ничего! Я был в шоке: заходишь в раздевалку, там накрыт стол — кола, фанта, газировки, пиво, пицца! Что праздник какой? – Нет! И даже не тренировка! Потом, когда я переехал в Германию, там все было совсем наоборот: если увидят, что пил колу или пиво, сразу штраф.

— Зачем после Испании вам понадобилось ехать в чемпионат Сербии?

— Потому что «Црвена Звезда» — лучшая команда на Балканах. Для серба это как «Барселона» или «Реал», каждый мечтает там играть. У меня еще действовал контракт со «Славией», и я хотел поиграть годик в Сербии. Ни о чем не сожалею: «Звезда» – великий клуб. Болельщики – 70-80 тысяч на каждой игре! Когда приезжаешь туда, никто тебе не рассказывает, что это за клуб, потому что думают, что нет людей, которые не знают, что эта за великая команда, и там все футболисты – фанаты «Звезды».

— Пару лет назад фанаты «Звезды» заставили игроков отдать клубную форму из-за плохих результатов.

— Однажды болельщики зашли в раздевалку, потому что были недовольны, что мы проиграли «Милану». Понимаете, «Ми-ла-ну»! Человек пятьдесят пришло или даже сто. Зашли в раздевалку, поговорили по-приятельски, без агрессии. Они хотели просто обсудить все, и хорошо, что был спокойный тон. Но даже если бы кто-то оскорбил, я бы сделал вид, что не обратил внимания. Моя работа — на поле. Так что фанаты «Звезды» всегда нас поддерживали, поэтому они так известны в мире.

— «Црвена Звезда» в тот сезон сделала «золотой» дубль. Как праздновали: чемпионский автобус, шампанское?

— Я никогда в жизни не пробовал спиртное и сигареты. Никогда. Многие люди не верят мне, но потом, когда узнают меня получше, то понимают, что это правда. Помню, что преимущество у нас было в 12-13 очков от «Партизана». То есть месяц где-то мы уже ходили расслабленные. Тренируешься каждый день, но с такой ленью и радостью! Коллектив тогда вообще подобрался очень хороший. Потом были гулянья, на «Маракане» (неофициальное название стадиона «Црвены Звезды») праздновали. Болельщики ее битком забили! Получилось, что это был последний дубль клуба. Потом я ушел, и семь-восемь лет «Звезда» не была чемпионом, сейчас только смогли снова победить. Теперь могу сказать, что я болельщик «Звезды».

Германия, «Мерседес»

— Вы переехали в Бундеслигу сразу после чемпионата мира. Стадионы еще пахли краской?

— Да, точно так и было. Всегда говорю, что для футбола Германия – лучшее место на Земле. Организация, базы, тренировочный процесс. Тогда, сразу после чемпионата мира, вообще все было здорово. Меня в «Дуйсбурге» встретили очень тепло, потому что мой друг Илия Груев хорошо играл там до этого. Так получилось, что тот год и я провел неплохо. Там осталось много друзей, болельщики меня полюбили. Мы несколько раз потом попадались с «Дуйсбургом» на сборах в Анталии. Болельщики подходили, говорили, что помнят.

— Ваш дебют состоялся в Дортмунде. Ударились о «желтую стену» фанатов «Боруссии»?

— Мы тогда выиграли то ли 3:0, то ли 3:1. Ха, пусть будет 3:0! Атмосфера там не давит, а наоборот стимулирует. Когда видишь полный стадион болельщиков, это заряжает. Кстати, сейчас подумал: я в Испании провел первый матч на «Камп Ноу», а вылечился после травмы и тут же вышел играть на «Сантьяго Бернабеу». Потом в Дортмунде. Что такое со мной, почему так везет?! Но для меня есть в мире три топ-стадиона: арена «Шальке», «Альянц Арена» и «Бернабеу». Вот эти вообще сумасшедшие! Ну и теперь «Казань-Арена». Я не шучу, это очень футбольный стадион — болельщики рядом, отличная атмосфера.

— Про Бундеслигу принято говорить в восторженных тонах.

— И я вообще ничего плохого сказать не смогу. Просто я тогда учудил: все 30 игр по 90 минут сыграл. Одну только пропустил, и я вам расскажу, почему. Я купил новый «Мерседес» и поехал на тренировку. И вроде бы все хорошо — недавно забил «Шальке», еще один матч сыграл в основе, и тут вдруг вообще не попадаю в состав. Захожу к тренеру спросить, а он и говорит: «У нас так не принято, ну так нельзя: у президента S-класс, а у тебя вон какая машина». На утреннюю тренировку я приехал на такси, и в следующую игру снова вернулся в основу.

Благо Георгиев

Чечня, деньги, лезгинка

— Кто уговорил вас перейти в «Терек»? Лично Рамзан Кадыров?

— Первый президент в «Славии» — он мне как отец — посоветовал: «Иди туда, зарабатывай деньги, потому что жизнь футболиста коротка». Я подумал-подумал и поехал. Хотя ничего не знал про «Терек». Хотя почему ничего? Знал, что там война, новости же все смотрят. Но в «Тереке» я очень хорошие четыре года провел. Мы жили в Кисловодске, страха не было. Правда, после Германии приезжаешь в Кисловодск, и непонятно, куда приехал.Солнечный город, темпераментные мужчины. Но меня почему-то очень полюбили. Вообще я думал, что у меня будут проблемы там, потому что я православный, все татуировки у меня религиозные. Но мне говорили, что лучше так, чем вообще ни во что не верить.

— Был вариант остаться в Бундеслиге?

— Мне в Германии давали на три года контракт, но у вас в России предложили очень хорошие деньги. Надо думать о будущем, нужно обеспечивать семью. Ребенок придет после футбола, посмотрит, есть молоко в холодильнике или нет. И ему без разницы, в каком клубе ты играл. Меня обвиняли в той же Болгарии, что я делаю выбор в пользу денег. Но я не обращаю на эти разговоры внимания. Каждый волен думать, как хочет, я в чужие дела не лезу.

— Самый памятный подарок от Кадырова?

— Да я не хочу сейчас про подарки говорить. Были и машины… Все было. Что ни захотели футболисты, все получали. Он вообще мужик такой, с которого надо брать пример. Кадыров все-все делал для команды.

— Иногда на трибунах скандируют: «Хватит кормить Кавказ».

— Я не могу про это говорить, извините.

— Вы слышали, чтобы Кадыров ругал кого-нибудь в раздевалке команды?

— В раздевалку он заходил постоянно, даже тренировался с нами, но никогда не ругал. Мы плохо сыграли, помню, — «Рубину» проиграли 0:4, а он пришел и сказал: «Ничего, в следующей игре выиграете 7:0». Он всегда с позитивом относится к команде.

— Вячеслав Грозный часто лезгинку танцевал?

— Перед Кадыровым часто. Перед командой, когда выигрывали. Или перед болельщиками чеченскими, причем и в Москве было дело. Я тоже очень люблю этот танец. Научился и постоянно в раздевалке после игры отплясывал. Эмоции же куда-то надо девать.

Благо Георгиев

Пляж, клубы, Черчесов

— Почему у Руда Гуллита не заладилось в «Тереке»?

— Отдыхал человек в Майами, а его забрали с пляжа и поставили тренером. Он хороший человек, хотел быть каждому в команде другом. Но ему не хватило опыта как тренеру. То, что ты великий футболист, не означает, что ты будешь хорошим тренером.

— Правда, что иностранцам в Грозном, Кисловодске нечем заняться, и поэтому многие не приживаются в «Тереке»?

— Если нечем заняться, это плюс — думай только о футболе. Хотя и в Кисловодске, и в Грозном есть чем заняться, особенно для семейного человека. Есть где погулять, парки. Но нужно понимать: мы тоже молодые люди. Каждый хочет после игры потанцевать, кто-то даже выпить, немножко расслабиться. Нам не по 60-70 лет, а всего 20-30! Понятно, что не перед игрой, но если выиграл — иди расслабься, два-три часа твои. Есть голова на плечах, если хочется сделать карьеру и заработать еще больше денег, через два часа нужно забыть все это. У нас ведь, когда Черчесов приехал, были хорошие результаты, на второе место выходили. Я ушел в «Амкар», оставив «Терек» на третьем месте.

— Черчесов очень жесткий тренер?

— Он прямой человек, если что-то хочет сказать, всегда будет смотреть в глаза. Без дисциплины никуда, но ни один игрок про него не сможет сказать плохо. Это один из лучших тренеров, с которыми я работал.

— Вы действительно могли уйти из «Терека» в «Локомотив», «Штутгарт»?

— Были варианты, но не получилось. Назад возвращаться я не хочу — это жизнь. Так было написано. Ситуация была такой, что в «Амкаре» мне предложили на три с половиной года контракт. А где-то в другом клубе год-полтора. Мне было 30-31, для меня это было важно.

— Ваша самая большая зарплата?

— Говорить не буду. Зависть уже есть, не хочу больше.

Благо Георгиев, Станислав Черчесов

Пермь, электричка, татуировки

— Почему «Амкар» был так крут в прошлом сезоне?

— Роль Черчесова, конечно, огромна. Да и весь тренерский штаб здорово работал. Главная причина была в этом – все были единым организмом. Не знаю, почему сейчас результат не очень хороший, те же футболисты вроде. Многие из них остались моими друзьями, я буду за них переживать. Но только не в игре против «Рубина».

— Уход Черчесова в прошлом году восприняли как предательство?

— Нет. Если бы вам предложили в «Барселону» пойти, вы бы что, не согласились? Он столько сделал для «Амкара», ему надо памятник ставить. Мы были все рады за него, хотя жалели, что он ушел. Но человек трудится и работает каждый день, поэтому получил шанс перейти в лучшую команду.

— Поездка с «Амкаром» на электричке в Раменское – сильное впечатление?

— Сначала думали: «Как? Что? Какая еще электричка в Премьер-лиге?» Но ничего, быстро доехали. Если бы отправились на автобусе, застряли бы в пробках. Я вообще в первый раз на электричке ездил, мне интересно было. Но лучше все-таки на автобусе или самолете… Электрички у вас, конечно, не самые приятные. Самое главное, что доехали.

— Какой вопрос про татуировки вам еще не задавали?

— Все. Попробуйте вы.

— Какую последнюю «набили»?

— Вчера только спрашивали. Никаких татуировок, не связанных с религией, у меня нет. Есть портреты моих дочек и сына. Вот с «Рубином» чемпионами станем, подумаю, не сделать ли что-то на футбольную тематику.

Текст: Вячеслав Опахин

Фото: Epsilon/Getty Images Europe; AFP/Getty Images; uefa.com; Сергей Дроняев/Еженедельник «Футбол».

Аппстор

Поделиться:

Вячеслав Опахин

Корреспондент еженедельника «Футбол» 2010-2015 гг.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: