Бибарс Натхо: «Однажды мы встретились с Бердыевым в мечети»

Израильский полузащитник Бибарс Натхо подписал контракт на четыре года с ЦСКА. Еженедельник «Футбол» предлагает вспомнить интервью, в котором Натхо рассказывал о том, как начиналась его карьера в Израиле, казанском «Рубине», Курбане Бердыеве и многом другом.

Бибарс Натхо
Бибарс Натхо теперь играет за ПАОК. //Сергей Дроняев
Человек Бердыева
Игра в Бельгии против «Зюлте-Варегема» останется для Натхо последней за «Рубин». После того, как стало известно об отставке Курбана Бердыева, игрок окончательно решил, что нужно уходить. Попытка нового главного тренера казанцев Рината Билялетдинова переубедить Натхо успехом не увенчалась. Учитывая, что в футбольных кругах Натхо имеет репутацию «человека Бердыева», это неудивительно. 
— Кто вам помог перебраться в «Рубин»?
— Дядя, Адам Натхо. Может быть, вы знаете его. Он долгое время играл за майкопскую «Дружбу», а потом стал работать в клубе. Я был у него в гостях с коротким визитом. Дядя видел, как я играю, и понял, что из меня может получиться хороший футболист. Он считал, что в «Рубине» я смогу прогрессировать. Так в итоге и получилось.
— Вы играли против «Рубина» в составе «Хапоэля». Чем запомнилась та поездка в Россию?
— Погодой! Матчи проходили в феврале. Все вокруг белое, холодно. Я к такому не привык. В Израиле-то снег бывает очень редко. За все время я видел его один-два раза.
— Помните первое впечатление от общения с Курбаном Бердыевым?
— Да, разговор проходил после матча в Тель-Авиве и из него я понял, что Бердыев действительно сможет мне помочь. Эта беседа в конце концов повлияла на мое решение.
— Подождите, но ведь тогда вы еще были игроком «Хапоэля». Как же вам позволили общаться с главным тренером соперников?

— Мой контракт истекал, так что я мог вести переговоры. Все в порядке!

Бердыев знает, когда можно улыбнуться, а когда нужно быть серьезным

— Многим Бердыев кажется слишком серьезным человеком. Сколько раз за время работы в «Рубине» вы видели его улыбающимся?
— Не один раз, поверьте! Бердыев знает, когда можно улыбнуться, а когда нужно быть серьезным. Те, кто знают его близко, понимают, что он не такой человек, каким кажется. Случай из жизни? Нет уж, пусть это останется внутри команды.
— Кристиан Нобоа рассказывал, что когда вы только пришли в «Рубин», Бердыев часто на вас кричал, потому что хотел, чтобы вы играли лучше. Это действительно так?
— Да, такое бывало. Он много подсказывал мне. Больше всего его беспокоили тактические ошибки, которые мне нужно было исправлять.
— Бердыев – религиозный человек. Вы разговаривали с ним на тему веры?
— Разговоров не было. Один раз мы оказались вместе в мечети – вот, пожалуй, и все. В Татарстане вообще много религиозных мест. Мечеть Кул Шариф, например, находится рядом со стадионом «Рубина».
— Ураза, то есть соблюдение поста, – самое большое испытание для мусульманина? Как вам удается его выдержать?
— Это очень тяжело, практически нереально! Пытаюсь продержаться так долго, насколько это возможно, но пока не могу похвастаться чем-то особенным.
— В «Рубине» вы исполняли стандарты. Кому из вратарей российской Премьер-лиги сложнее всего забить со штрафного?
— Честно? Во время пробития штрафных я не обращаю внимания на вратарей и целиком сосредоточен на мяче. Да и любимой точки у меня нет.
— На скольких языках говорят в раздевалке «Рубина»? 
— Их много, но в первую очередь это английский и русский, который стал общим для всех. Испанский язык тоже можно услышать, а еще французский. Но сказать, кто в «Рубине» самый большой полиглот, сложно: все пытаются по мере сил поддерживать необходимый уровень. Первые слова, которые я выучил на русском, были футбольными – «право», «лево». А вот какой из бытовых терминов запомнился раньше, уже и не помню.
— Обычно иностранцы начинают с самого необходимого – мата.
— Я слышал эти слова еще в Израиле – там ведь много русских, но учил только то, что мне было нужно.
— В прошлом году просмотр в «Рубине» проходил ваш племянник Амир Натхо. Как у него дела сейчас?
— Он продолжает играть в футбол, но уже в Майкопе. По манере игры Амир мало на меня походит – он больше фланговый игрок. Дриблинг, мобильность, работа с мячом – вот его основные качества.
— Кто-то на вашей памяти прощался с бывшим клубом, как Александр Рязанцев?
— Только Ансальди! Помните его круг почета по стадиону и прощание с болельщиками? Я о подобном, честно говоря, не думал.
В Казани Натхо был штатным исполнителем стандартов
В Казани Натхо был штатным исполнителем стандартов. //Сергей Дроняев 

Новая Черкесия
Какой бы выбор ни сделал в итоге Натхо, 2014 год начался для него удачно. Бибарс может стать первым в истории сборной Израиля капитаном-мусульманином. Ранее эту должность занимал Йосси Бенаюн, имеющий на родине статус национального героя. 
— Вы родились в местечке Кфар-Кама. Что это такое?
— Это деревня в Израиле, где проживает несколько тысяч черкесов. Там говорят на адыгском языке, соблюдают народные обычаи. В Кфар-Каме легко можно встретить людей в национальной одежде – черкесках. Мой прадед во время войны бежал из Турции и так попал в Израиль. Папа и я родились уже там. Какая традиция для нас главная? Пожалуй, уважение друг к другу.
— Жену вы нашли там же?
— Да, мы с Талией вместе учились в школе, потом долго не виделись. На нашей свадьбе было, наверное, семьсот гостей!
— А что означает ваше имя? 
— «Защитник от врагов». Изначально, кстати, имя звучало как «Пипас». Так звали черкесского царя.
— Расскажите, как выходец из деревушки сумел попасть в тель-авивский «Маккаби». 

— Мой папа был связан с армией и работал в центре страны, в получасе езды от Тель-Авива. Однажды парень, с которым мы учились в школе, предложил мне пройти просмотр в «Маккаби». Я согласился и так шаг за шагом стал игроком этого клуба. Мне тогда было девять или десять лет. А до этого я, можно сказать, занимался футболом непрофессионально.

Мое имя значит: «Защитник от врагов». Изначально оно звучало как «Пипас»

— Со стороны создается ощущение, что все израильские клубы носят название либо «Маккаби», либо «Хапоэль». Сами израильтяне не путаются, когда говорят о футболе? 
— Нет-нет, мы всегда добавляем название города: «Маккаби» Тель-Авив или «Маккаби» Хайфа. Еще есть «Бейтар», например.
— Это клуб, болельщики устроили теплый прием двум чеченским игрокам-мусульманам. У вас когда-нибудь были проблемы из-за вашей веры?
— Нет, никогда. Я даже был капитаном молодежной сборной Израиля. В «Хапоэле», кроме меня, играли другие футболисты-мусульмане. Так что то, что произошло в «Бейтаре», – это событие из ряда вон, оно ни в коем случае не должно повториться.
— Ваш тесть – болельщик тель-авивского «Маккаби». Сильно волновались, когда шли с ним знакомиться?
— К счастью, я знал его еще до того, как сделал предложение будущей жене. Мы же из одной деревни – папа Талии знал моего папу, бывало, что мы вместе играли в футбол. Но вообще меня не пугали его клубные пристрастия: за то время, что я выступал в «Хапоэле», мы ни разу не проиграли «Маккаби». Так что у меня с дерби связаны только положительные эмоции, тем более что и лично мне эти матчи удавались.
— Кто был самым ярким футболистом чемпионата Израиля, когда вы там играли?
— Было много хороших игроков, но главная звезда для нас – Йосси Бенаюн. Я играл с ним в сборной Израиля и был удивлен, насколько это простой в общении человек. Даже когда я был молодым игроком, он мог подойти и спросить, все ли у меня хорошо. А ведь Бенаюн играл в «Ливерпуле», «Челси» и «Арсенале»!
— С кем-то из россиян в чемпионате Израиля пересекались?
— Нет, только с Александром Уваровым, который тренирует вратарей в «Маккаби» и сборной Израиля. Но я против него не играл. Может это и к лучшему – вы же знаете, что он был признан лучшим легионером в истории израильского футбола?
— Можете вспомнить момент, когда вам было страшно жить в Тель-Авиве?
— Такого не было. Я вообще думаю, что информация, которую можно услышать об Израиле из новостей, сильно приукрашена. Можете приехать в Тель-Авив и лично убедиться, насколько там спокойно.
Незаменимый
В отборочном цикле чемпионате мира-2014 сборная Израиля играла в одной группе с россиянами и, отобрав дважды очки у португальцев, помогла команде Фабио Капелло выйти на чемпионат мира напрямую. Натхо принял участие в каждом из десяти матчей турнира и отметился голом во встрече с Азербайджаном. 
— В последней кампании только два человека сыграли за сборную Израиля все десять матчей – вы и вратарь Дуду Ават. 
— Отчасти это стечение обстоятельств. Не все футболисты приезжают в сборную готовыми – кто-то после травмы, кто-то мало играет в клубе. Тренеру приходится делать выбор и, видимо, я просто выгляжу лучше, чем другие.
— Когда вас меняли в игре с Люксембургом, не было обидно? Все-таки могли провести весь отборочный цикл без замен… 
— Нет-нет, через три дня нам предстояла еще одна игра, и меня изначально предупредили, что дадут передохнуть. К тому же мы вели со счетом 5:0, так что можно было не сильно волноваться за результат. А в концовке сборная Израиля забила еще один мяч.
— Какое впечатление оставила сборная России? 

— Я был знаком с вашей командой и раньше. В первой игре мы совершили слишком много ошибок, а во второй выглядели вроде бы неплохо, но пропустили два мяча после перерыва. Было трудно что-то сделать. На чемпионате мира я, конечно, буду следить за россиянами. Считаю, что они должны выходить из группы, тем более из той, какую получили в результате жеребьевки. А что будет дальше – посмотрим.

На чемпионате мира буду следить за россиянами. Они должны выходить из группы

— Вы рассказывали, что однажды в Израиле пытались встать на коньки. Как это было?
— Это очень трудно для меня! Совершенно не то, что я привык делать! Тяжело было все: надеть коньки, встать на лед, оттолкнуться…
— Говорят, в Израиле не принято отмечать Новый год. Как же там проходит 31 декабря?
— Лично для меня эта дата не имеет особого значения. В нашей семье это обычный день. Для меня важнее два главных мусульманских праздника – Ураза и Курбан Байрам.
Поделиться:

Еженедельник «Футбол»

Старейшее издание в России, посвященное спорту №1

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: