Анатолий Бышовец: «Есть люди, рассказывающие какую-то грязь. Это мертвые, которые пытаются утащить за собой живых»

Анатолий Бышовец — человек уникальный. Как игрок выступал на Евро и чемпионате мира, где забил столько же, сколько и лучший футболист того розыгрыша Пеле. Став тренером, выиграл «золото» Олимпиады, возглавлял сборную СНГ на единственном в ее истории турнире, а потом успешно работал в России и за границей.

Остров проклятых. Аленичев, Бышовец и еще четыре тренера, которые не помогут «Спартаку»

Жребий, КГБ

— Как сборная готовилась к Евро-1968?

— Подготовка — громко сказано. Отбор на турнир закончился меньше чем за месяц до первого матча, а параллельно мы играли в олимпийской квалификации. Плюс сложилась драматическая ситуация, из-за того что уступили Венгрии 0:2 на выезде в последнем раунде отбора. Кстати, после международных игр всегда устраивались фуршеты, когда команды и руководители обменивались подарками. И на фуршете после Венгрии у всех нас было ощущение потери собственного достоинства. В 1967 году France Football признал сборную СССР лучшей командой Европы – и тут такое поражение. Для команды и игроков это оказалось настолько унизительно.



— Разноса от людей из партии не было?


— Нет, политический фактор больше влиял на венгров, они в этом плане были сильно мотивированны. А в нас просто проснулось чувство реванша. Кроме того, Михаилу Иосифовичу Якушину удалось внести коррективы – например, не поставить в состав Стрельцова, заменив его на меня. Говоря о Якушине, вообще хочется сказать, что на моей памяти было мало тренеров, которые перед подготовкой учитывали не десятки, а сотни мелочей. Благодаря его установке в «Лужниках» мы сыграли очень активно, прессингуя венгров, и победили 3:0. Хотя другого, наверное, и не могло случиться, потому что тот энергетический посыл, который шел от 100 тысяч болельщиков, был за гранью чувств и эмоций. 


— В полуфинале сборная вышла на Италию.

— С хозяевами играть всегда сложно. Тем более перед матчем наш состав сильно изменился. Дело в том, что за четыре дня до полуфинала пришлось играть ответный матч с Чехословакией в олимпийской квалификации. В Москве мы выиграли 3:2, чехам надо было отыгрываться. Знаю, что Якушин умолял Гранаткина перенести выездной матч, но не получилось. В итоге уступили 0:3, и самое страшное, что травмы получили ведущие игроки — Хурцилава, Аничкин и Численко. До этого повреждение выявили у Стрельцова, а Воронин попал в серьезную автокатастрофу.

— Какой ужас!

— В Неаполе сказались еще и климатические условия. Стояла жара, а матч назначили на шесть вечера. Но в целом команда справилась, игра была равной. Нам удалось разрушить атакующие действия соперников, Якушин всегда умел это делать. Тем более он ожидал, что итальянцы будут играть, владея инициативой. Но и у нас была контригра и хорошие моменты. С Банишевским мы вышли на позиции нападающих — у нас образовалась связка еще в юношеской сборной. И когда спустя время Дино Дзоффа спросили про тот матч, мне польстило, что он вспомнил про меня, сказав что-то вроде: «Мало что осталось в памяти, но Бышовца запомнил». А я запомнил поддержку трибун — шум, петарды, творилось что-то необыкновенное.

Читать далее…

Поделиться:

Александр Головин

Корреспондент еженедельника «Футбол» 2014-2016 гг.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: