Анатолий Байдачный: «За второе место на Евро-1972 нас предлагали сослать в Сибирь»

В России Анатолия Байдачного знают по ярким флеш-интервью после матчей «Терека» и «Ростова». До того как серебряный призер Евро-1972 приехал в Россию, в его карьере было больше десятка команд, в том числе из Сирии, Кувейта и Приднестровья. Еженедельник «Футбол» поговорил с Байдачным о самых огненных историях из его биографии.

Байдачный

Евро, Сибирь

— К чемпионату Европы-1972 сборная готовилась, как обычно, в Подмосковье?

— Тогда была другая формула чемпионата, и четвертьфинальные игры проходили с разъездами. Нам попалась сборная Югославии, одна из сильнейших в Европе, которая на предыдущем турнире заняла второе место. За них играл обладатель «Золотого мяча» Джаич. Перед выездной встречей мы готовились на базе киевского «Динамо», уже оттуда вылетели в Югославию. А перед ответным матчем в «Лужниках» тренировались в Баковке. К самому Евро подготовка шла на базе «Спартака», а жили мы в пансионате на Клязьме.

Футбольный путеводитель по городам мира

— Про главного тренера сборной Александра Пономарева известно немного.

— Александр Семенович — прекрасный тренер и великолепный человек, но в тот момент он был сильно болен. У него обнаружили рак. И, например, на матчах с Югославией он не присутствовал. Во время подготовительного процесса его тоже почти не было. Поэтому команду в основном готовили Гуляев и Зонин. Но про Понаморева я могу говорить только очень хорошие слова. Это не его вина, что он руководил сборной, находясь в плохом состоянии.

— Это могло сказаться на результате финала?

— Трудно сказать, потому что и без этого шансов у нас не было никаких. Во-первых, мы играли с ФРГ в Брюсселе. И все 68 тысяч на трибунах оказались немцами. Фактически мы играли на поле соперника. За нас болели только восемь человек из посольства. Они потом спросили: «Вы слышали, как мы кричали: «Шайбу, шайбу?» Мы так посмотрели на них: мол, издеваетесь, что ли? Как мы могли слышать, когда там весь стадион немцев ревет?

— Что еще помешало?

— Нам не хватило времени сыграться. Сборная состояла из индивидуально очень сильных футболистов, а коллективной игры не было. Все приехали из разных клубов, в отличие от немцев. У них базовой командой являлась «Бавария», и сборная была наигранной машиной. У нас — нет. Даже на банкете их тренер Гельмут Шен сказал: «У русских очень хорошие, сильные и молодые футболисты, но коллективной игры нет. Зато в будущем должна получиться отличная команда».

Чиновник начал права качать: «Вас бы всех не в Москву, а в Сибирь. Мы-то немцев во время войны отодрали». Муртаз не выдержал: «Это ты-то во время войны?» В итоге Хурцилава не стал лучшим игроком года, хотя особых вариантов, кому давать награду, кроме Муртаза, не существовало.

— Обстановка на турнире была дружелюбной?

— К советской сборной за границей всегда хорошо относились, потому что команда входила в элиту мирового футбола. Не зря перед турниром, когда немцы презентовали Олимпийский стадион в Мюнхене, они позвали нас сыграть в матче-открытии. Я в той встрече не участвовал, но, как и в финале, СССР проиграл — 1:4. Это объяснимо. Сами немцы говорят, что их сборная образца 1972 года — самая сильная в истории Германии. Через два года ею же они выиграют чемпионат мира. Так что я думаю, что в тот момент мы просто не были способны победить. Но люди в нашей стране этого не понимали. Печально, потому что отношение к сборной не должно быть таким, каким оно было. Сейчас за выход в полуфинал игроков носят на руках, а тогда к нам за финал относились плохо.

— Например?

— Прилетели в Москву, и нас никто не встретил, кроме своих клубов. Меня «Динамо» сразу посадило в машину и увезло на базу готовиться к игре. В самолете крупный руководитель выражал недовольство.

— На которого Хурцилава сорвался?

— Да, чиновник начал права качать: «Вас бы всех не в Москву, а в Сибирь. Мы-то немцев во время войны отодрали». Муртаз не выдержал: «Это ты-то во время войны?» В итоге Хурцилава не стал лучшим игроком года, хотя особых вариантов, кому давать награду, кроме Муртаза, не существовало. Люди не понимали, что футбол — это игра. До этого немцы обыграли Англию на «Уэмбли», мы прошли сильнейшие команды Венгрии и Югославии. Зачем все превращать в политику?

— Премиальные хоть выплатили?

— Не обидели, дали по 400 долларов.

— А квартиру?

— Почти выдали, но тут Яшин, который был начальником команды, сказал, чтобы я отдал ее Жукову. У него, мол, семья, а я скоро получу другую. Отдал без вопросов. Но в 1973-м получил серьезную травму, полгода не играл. И в результате прокатили меня. Остался в общежитии.

— Из-за этого вы ушли из московского «Динамо»?

— Не совсем. Просто в 1974-м я был лучшим бомбардиром команды, и у нас произошел конфликт. Я высказал все, что накопилось в душе. Из-за этого пришлось уйти в минское «Динамо». Точнее, меня отправили в ссылку. Я ведь офицером был.

— Официальная версия – что вас выгнали, потому что в самолете из Польши вы позволили лишнего.

— Там вся команда позволила лишнего. В полете отмечали победу, потому что обыграли болгар на турнире в честь 30-летия независимости Польши. Но обвинили во всем только меня. Не хочется даже вспоминать — противно.

Легионер. Как Станислав Черчесов завоевывает Польшу

— Действительно было собрание, на котором Пильгуй, Долматов и Гершкович выступили против вас, сказав, что вы зазнались?

— Все так. Старшие были за меня, молодежь, наоборот, против. У нас в «Динамо» особого коллектива не было. Каждый боролся за свое место и за своих приятелей.

Читать дальше…

Поделиться:

Александр Головин

Корреспондент еженедельника «Футбол» 2014-2016 гг.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: