Алексей Иванов: «Баффур Гьян увидел рака и подумал, что это пришелец»

В середине нулевых, когда Гус Хиддинк только-только создавал команду-триумфатора Евро-2008, ее частью мог стать Алексей Иванов. Голландский тренер внес полузащитника «Сатурна» в расширенный список, но составить конкуренцию Владимиру Быстрову на правом фланге Иванову так и не довелось. Проводив раменский клуб в небытие, хавбек писал новую историю «Анжи» вместе с Это’О и Роберто Карлосом. В нынешнем сезоне Иванов стал лучшим игроком «Мордовии», которая вернулась в Премьер-лигу. Еженедельнику «Футбол» он рассказал о прелестях второй лиги, перемещениях «Луча-Энергии» во времени и важности прозрачных бюджетов.

Алексей Иванов

«Мордовия» и Алексей Иванов снова сыграют в элите. //Сергей Дроняев

«Мордовия», Мунтяну, Премьер-лига

— Стадион «Старт» в Саранске — самый забавный, на котором вы играли в Премьер-лиге?

— Ну да, стадиончик такой, собран из железа. Обычно подобные арены в первой, второй лигах. Всего десять тысяч. Но мне без разницы, главное, чтобы болельщики приходили и видели победы. Сейчас к чемпионату мира строится стадион, думаю, там будет куда лучше.

— Прошлой весной, после матча с «Рубином» (1:2), тренер Доринел Мунтяну раскритиковал вас и Томислава Дуймовича. Он действительно был таким суровым?

— Нет, нормально общался с игроками. Не помню, чтобы он кого-то серьезно критиковал. Наоборот, в любой ситуации он нас все равно поддерживал. Да, тренировки были жесткие, но он хороший мотиватор. Большой профессионал, если честно. В том положении, в котором были, по-другому он не мог. Оставалось два месяца, поэтому он держал нас в ежовых рукавицах, закрывал на базе. Все шло на благо, и нам ведь чуть-чуть не хватило, чтобы выбраться.

— С самым колоритным болельщиком Саранска Виктором Ванягиным по прозвищу Витек знакомы?

— Тот, который свистит? Он и на хоккей приходит, я его там видел как-то. В городе его все знают, заметный персонаж. С кем-то из команды он, наверное, знаком, но до того, чтобы за руку здороваться, еще не дошло. Пока не дошло.

— «Мордовия» — безоговорочный лидер ФНЛ. Откуда берете мотивацию? «Бавария» вот посыпалась.

— Футболисты не роботы, когда решишь задачу, естественно, немного расслабляешься. Мотивация вроде всегда должна быть, ведь есть те же премиальные. Но конкретная задача – особенное дело. «Бавария» выиграла же за два месяца чемпионат, а даже в другом турнире, Лиге чемпионов, не собралась. Мы заняли первое место, но не хочется выходить и играть спустя рукава. Мы выступаем за клуб, за свои фамилии, плюс нам еще и деньги платят. Самоподготовка должна быть.

— Неприятное прозвище «команда-лифт» к «Мордовии» не пристанет?

— Ну да, в прошлом сезоне впервые играли в Премьер-лиге и сразу вылетели. Надеюсь, на следующий год закрепимся. Сейчас говорить громкие слова не буду, давайте подождем следующего года.

Веретенников, Пятницкий

— Истории многих футболистов начинаются так: начал бегать с мячом раньше, чем ходить.

— Дома пинал мяч об стену, но заниматься начал в семь лет – отец отвел в школу «Сокола». Он любил футбол, сам играл на непрофессиональном уровне, но хотел, чтобы хоть я стал футболистом. А так играли с ребятами на асфальте. Была площадка, которую мы называли «Сетка», — огражденная этой самой сеткой. Так как я занимался футболом, мяч был у меня. Даже если уходил домой, мяч оставлял. Я не жадный, да и я чаще всего играл до последнего, двор на двор. Обычная история, словом.

— Коллега рассказывал, что в Саратове повсюду одностороннее движение, но очень мало знаков. Как вы ориентируетесь?

— Ну, я-то знаю каждую кочку и яму, ведь родился и вырос в Саратове. Помню, первую машину – «девятку» — купил в восемнадцать лет у товарища в «Соколе». Года три на ней ездил. Дороги и правда неважные, но шокировать может только тех, кто впервые в городе.

— В 2000 году «Сокол» даже выбирался на первое место в чемпионате России. Вы верили, что можно быть футбольным центром страны?

— Тогда я был в дубле, привлекался к тренировкам с командой мастеров. Верили, конечно, ведь в городе любят футбол. Даже сейчас, во второй лиге, на стадион приходят по 10 тысяч. На «Крылья Советов» в Кубке было еще больше.

— Андрей Федьков был в Саратове «нашим всем»?

— Конечно, был лидером, даже в сборную попал, играя за «Сокол». Помню, как он «Спартаку» забивал по два гола. Тогда вообще были футболисты с именами: Веретенников, Пятницкий. Когда с тобой тренируются игроки, о которых ты раньше в газетах читал, прислушиваешься постоянно, перенимаешь опыт. Мне очень пригодилось.

Алексей Иванов

В борьбе с защитником «Рубина» Орландо Калисто. //Сергей Дроняев

Вторая лига, Воронеж

— «Балаково». Что это было?

— Давно это было, вот что. Там работал Корешков Александр Иванович, который сейчас в «Факеле». Даже не вспомню каких-то изъянов. Мне, молодому, было интересно ездить по 20 часов на автобусе на игру, интересовал только футбол. Это был мой первый опыт, вторая лига.

— Мужики лупили по ногам?

— А то! В дубле все-таки детский футбол, а вторая лига – это мужики, которые толкаются, бьются. Ты мужаешь рядом с ними. Молодежный чемпионат тоже надо пройти, но если есть приглашения из первой-второй лиги, надо идти. Лучше так, чем ждать год-два своего шанса. Хотя сейчас и в ФНЛ сложно пробиться сразу. Начинать со второй лиги в порядке вещей, но многие молодые парни избалованные и хотят сразу играть в основе и получать большие деньги. Свои амбиции нужно чуть-чуть умерить.

— В «Википедии» написано, что вы выигрывали первый дивизион в 2000 году. Но ведь тогда вы не сыграли за «Сокол» ни одного матча.

— Был на замене, тренировался с командой, но и правда не сыграл ни разу. Так что никакой медали памятной у меня не осталось. В конце сезона я уже вообще в «Факеле» был.

— Стадион в Воронеже – главная ценность клуба?

— Мне он всегда нравился, как и сам город, подход к футболу там. До тридцати тысяч ведь приходило на матчи, не в каждом городе болельщики сидели на лестницах. Воронеж – реально футбольный город. Надеюсь, что «Факел» в ближайшем будущем вернется в Премьер-лигу.

— В 2004 году вы снова играли за «Сокол», боролись с «Томью» за выход в Премьер-лигу, но не сложилось, и клуб развалился. Почему так быстро?

— Было все хорошо: задачу мы выполняли, деньги платили исправно. Туров за 12 до конца сезона я ушел из «Сокола» в «Химки», потому что начались задержки зарплаты и появились неприятные слухи. А команда была боеспособная, могли в Премьер-лигу выйти, но в итоге заняли третье место.

Алексей Иванов, Луч-Энергия

Время в «Луче» Иванов считает одним из лучших. //Сергей Дроняев

Владивосток, Павлов

— В «Химках» с вами играл Павел Погребняк, каким он был на заре карьеры?

— Проявлял себя в каждом матче, забивал. Нагловатый, напористый, приятно было с ним играть, хотя он и не блистал техникой. Форварду самое главное забивать голы. Можно быть техничным, но не забивать, тогда все забудут о твоих достоинствах и будут говорить только про отсутствие голов.

— Ну да, некоторые даже в сборной играют при этом. Два месяца в «Химках», и тут вы отправились в «Луч-Энергию». Есть мнение, что футболисты едут играть во Владивосток лишь за очень большие деньги.

— Годы во Владивостоке – одни из самых запоминающихся. Когда я переходил в «Луч-Энергию», большую роль сыграл фактор тренера – командой руководил Павлов Сергей Александрович. Было приятно, что меня приглашает тренер и команда ставит задачу попасть в Премьер-лигу. Что мы и сделали. Да, контракты там были немаленькие, но я не гнался за деньгами. Суммы, кстати, не были сумасшедшими.

— Жители Владивостока действительно ездят в соседний Китай как на дачу?

— Мы с командой были на сборах в Японии, Корее, но в Китае конкретно я не бывал. По окончании сезона всегда ездил в родные пенаты. В Японии я удивлялся менталитету: все здороваются, женщины кланяются. На дороге, если какой-то конфликт, у нас еще и подраться могут, а они головой кивают, извиняются сразу. Чистота, дисциплина каждого человека. Причем я даже технику оттуда никакую не привез почему-то.

— Но машину-то японскую приобрели?

— Взял, конечно, чтобы не гнать туда. Купил джип праворульный. Привык достаточно быстро, потому что дороги знал, да и не свернешь налево, когда все едут направо.

Прилетаешь во Владивосток и не поймешь: то ли спать, то ли гулять

— Почему тренера Сергея Павлова вы как-то назвали «завхозом»?

— Не-е, такого точно не было. Сергея Александровича я очень уважаю, это один из лучших тренеров страны. «Завхоз» — слово режет слух. Павлов следит за всем, у него в футболе мелочей не бывает, и все должно быть по полочкам. И обратиться к нему всегда можно было как в личном, так и игровом плане.

— Как выдержать все эти перелеты из Владивостока по России?

— Я помоложе был, 24 года, поэтому попроще было. Кто в компьютере сидел, кто в карты играл. Но пять часов проходят нормально, а потом начинаешь шататься по самолету, разговариваешь. Убивали время как могли. Сейчас мне перелет сложнее дался, чем десять лет назад. Да и ладно лететь, вот часовые пояса – это тяжело. Уезжаешь из Москвы в семь вечера, а прилетаешь во Владивосток – уже солнце вовсю, 11 дня. Народ на работу шагает, а ты не поймешь: то ли спать, то ли гулять.

— Вы однажды сказали, что все футболисты мечтают, чтобы «Луч» вылетел. Вы теперь тоже?

— Вообще нет. Там я провел два с половиной года, был на месте ребят, поэтому больше понимаю. Если «Луч» достоин играть в ФНЛ или высшей лиге, то должен быть там. На одну игру уж любая команда может собраться и прилететь, а вот им 30 раз приходится туда-обратно мотаться. Куда деваться, если такая у нас большая страна.

Деньги, «Сатурн»

— Вам еще что-нибудь должен «Сатурн»?

— Да-а, всем должны еще много денег. Так получилось, что клуб канул в Лету, и история закончена. Так что я уже и не надеюсь.

— Вроде бы клуб планируют возрождать.

— Ну, это хорошо, почему нет. Есть база, стадион — нужна команда. Пусть она хоть в первой лиге играет, не рвется никуда особо. В «Сатурне» я получил положительных эмоций все-таки больше, чем отрицательных. Минус – это когда в 2010 году команды не стало.

— Вам тогда руководители просто вешали лапшу на уши?

— Нам говорили, что все будет нормально. А в конце года объявили, что команды не будет. Хотя мы заняли десятое место, но не получали ни зарплату, ни премиальные. Что поделаешь…

— Какую мотивацию находят футболисты, когда не получают зарплату по полгода?

— Все равно верят. Не всегда деньги играют самую важную роль, каждый еще и за себя играет. Выходишь на поле и забываешь про зарплату. Не то что: «Ах, мне не платят, поэтому я не побегу за мячом». Оставляешь проблемы за стадионом, заводишься и борешься. Тяжело, конечно, ведь нужно кормить семьи. Мы тогда верили до последнего, хотя проще было опустить руки. С поднятой головой завершили сезон, и команды не стало.

— Четвертый вратарь клуба за один сезон заработал 19,5 млн рублей. Заслуженно?

— Четвертый вратарь? Это из газет такая информация? Не знаю, правдиво ли это. Когда «Сатурн» распадался, мы читали и смеялись: откуда эти цифры? У каждого свой контракт, который с футболистом подписывает руководство. Допустим, игрок согласился на десять рублей, расписался, а потом недоволен и требует больше. Но никто его не заставлял подписывать контракт на такую зарплату, так же как не заставит подписать на десять миллионов. Это личные отношения, которые не должны выходить за рамки «клуб – игрок».

Юрий Жирков и Алексей Иванов

На «Сатурн» у Иванова обиды нет. //Сергей Дроняев

Стимулирование, бизнес

— Как вы относитесь к идее прозрачных бюджетов клубов?

— Положительно. Все должно быть прозрачно, чтобы команды не исчезали вот так. А то запускают в чемпионат, а после 20-ти туров они снимаются. Игроки подписывают контракты на два-три года, а через пять месяцев на улице. Должны быть гарантии, может ли клуб выступать в лиге. Личные контакты, наверное, должны быть под секретом, но бюджет и прочее – открыто.

— Процесс исчезновения русских клубов прекратится в ближайшее время?

— Надеюсь, потому что я испытал это на себе. Когда какая-то команда закрывается, я прекрасно понимаю, что чувствуют игроки. Концов не найдешь, денег не вернут, и нужно искать новое место. Год ты провел впустую.

— Вы после всех этих событий бизнесом не занялись? На всякий пожарный.

— Каждый футболист думает, что по завершении карьеры надо чем-то заниматься, чтобы копеечка падала. В первую очередь нужно сколотить капитал. Но пока есть контракт и играется, надо оставаться в футболе.

— В Премьер-лиге необычно напряженная концовка сезона. Как относитесь к стимулированию команд?

— Стимулировать, настроить команду на определенного соперника – это вполне нормально. Было и у меня в карьере такое, да, но в каком клубе, уже не вспомню. Совсем другое дело взять деньги за поражение.

— Вам предлагали когда-нибудь?

— Знаете, к футболистам не подходят так: «Эй, сдай матч». Может, что-то и витает в воздухе, но конкретно в лицо мне не говорили. Закончишь карьеру, пройдет пять лет, и кто-нибудь объявит: «А вот знаешь, оказывается, тот матч был договорным». В России часто домыслы, сами видите, даже букмекеры ошибаются. Играли «Крылья» с «Амкаром» — закрыли прием ставок, «Амкару» же ничего не надо. А счет какой? 2:2. Будет следующий матч, опять будет куча разговоров. Любую игру можно назвать подозрительной, а ни у кого нет фактов. Смотришь даже английский чемпионат: «Манчестер» проиграл «Сандерленду». Получается, тоже сдали?

Лоськов, Гьян, Ребер

— Дмитрий Лоськов действительно чувствует партнеров спиной?

— Он мог отдать такой пас, какой сейчас немногие в российском чемпионате смогут исполнить. И точно под нужную тебе ногу. Реально спиной чувствовал. Ну и удар, и подача, конечно, очень поставленные. В «Сатурне» было много футболистов опытных. Тот же Вадим Евсеев – человек с характером, неуступчивый. Он и посмеяться, и накричать мог. Всегда справедливый, никогда просто так не обидит. Но если говорит, то делает это в лицо, скрывать не будет.

— Помимо этого, в «Сатурне» было много необычных легионеров?

— Да уж, мне запомнился Баффур Гьян. Чуть-чуть русский язык знал, матерный в том числе, но особо не напрягался. Веселый, всегда улыбался, но и играл неплохо. Помню, Леха Еременко принес рака и положил ему в бутсу. Гьян так испугался — бегал по раздевалке, орал. Видимо, раков никогда не видел и решил, что это пришелец какой-то.

Лоськов реально чувствовал игру спиной

— Юрген Ребер – самый жесткий тренер в вашей карьере? Ян Дюрица рассказывал, что некоторые игроки засыпали за ужином после его тренировок.

— Нельзя сказать, что самый жесткий. Дисциплина была, да. Метр не добежал, он давай кричать. Мог вывести команду бегать по асфальту на два часа. Сам, наверное, тоже любил пробежаться. В тренировочном и игровом плане команде это не очень нравилось. Пытался дисциплиной чего-то добиться, видимо, годы в Германии повлияли. Хотя нашей команде, где все были взрослые и поигравшие, дисциплина была особо не нужна.

— Тренеры такой формации сейчас могут добиться успеха?

— Мне кажется, это уже чересчур. Футболистам тоже может что-то не нравиться. На кого-то надо накричать, кого-то похвалить – это психология. А всех чесать под одну гребенку, ничего хорошего не выйдет.

Алексей Иванов, Гаджи Гаджиев, Анжи

Алексей Иванов писал вступительную часть новой истории «Анжи». //Сергей Дроняев

«Анжи», Роберто Карлос, Керимов

— Когда вы узнали, что вас едет просматривать Гус Хиддинк, подумали, что это розыгрыш?

— Нет, я ведь в расширенный список сборной попадал, хотя толку не было никакого. На каждый матч и так нужно было настраиваться, выигрывать.

— Уже в «Анжи» Хиддинк не объяснял, почему так и не вызвал вас в сборную?

— Нет, зачем. Вот с Хиддинком тоже было интересно работать в плане подхода к футболистам, тренировок. Он всегда находил общий язык с командой, никаких истерик. Мог смеяться на тренировках, разряжал обстановку шутками, но был серьезен во время игры.

— Роберто Карлос уехал из России и начал говорить гадости. Вроде того, что Это’О развалил «Анжи». Не все так радужно было в клубе или это лично проблемы бразильца?

— Блин, понятно, что у человека есть свое мнение. Тем более это Роберто Карлос… Но тогда мы в команде были как семья и делали одно дело, причем делали его неплохо. Да, бывает, что приходится уходить, я ведь тоже уехал, но то, что сказал Карлос, – не очень приятно.

— Над Это’О смеялись, когда он изображал из себя дагестанца?

— Не-е, была такая команда: дагестанцы, Махачкала, все дела. И лезгинку танцевали, тот же Это’О. Южноамериканцы вообще не знали, что это за танец, но надевали папаху и в пляс. Я не танцевал, потому что не умею. Да и были ребята, которые это хорошо делают, чего мне лезть.

— Вашего друга Одила Ахмедова действительно звал лондонский «Арсенал»?

— Было такое, это не «утка». За ним следили, был интерес, но точно не знаю, мог ли он туда уйти. Одил – хороший футболист и человек. Он и так хорошо играет, но может прибавлять. А в топ-клубе будет шанс еще больше раскрыться.

— Какой самый дорогой подарок вам сделал Сулейман Керимов?

— Таких подарков, как машина Роберто Карлосу на день рождения, не было. Не подумайте, мы не ходили, как бабы, не трещали: «Вот ему дарят, а мне нет». Нормально совершенно, у всех контракты, а это уже решение Сулеймана. Для нас подарком было то, как он относился к команде, ничего для нее не жалел.

Поделиться:

Вячеслав Опахин

Корреспондент еженедельника «Футбол» 2010-2015 гг.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: