Александр Маренич: «В ПФЛ, если ты за секунду пас не отдал, тебя выносят»

В 2006 году юношеская сборная России стала чемпионом Европы, обыграв в полуфинале команду Германии. Спустя восемь лет практически все игроки той немецкой сборной доросли до уровня Бундеслиги, а из россиян на виду остался только Александр Прудников. Еженедельник «Футбол» отыскал Александра Маренича — еще одного героя 2006 года, чтобы узнать, почему один из самых талантливых игроков той сборной сейчас играет на полях ПФЛ и защищает цвета курского «Авангарда».

Александр Маренич

//Сергей Дроняев

Тони Кроос? Не помню

— Евро-2006 часто вспоминаете?

— Конечно, вспоминаю, как чудом из группы вышли. Финал с чехами. Это была очень сплоченная команда. Конечно, тренерская работа была огромная. Но мы провели вместе очень много времени на турнирах, сборах. Очень дружны были.

— Играть в 15 лет за сборную страны – какие-то особенные ощущения тогда были? Понимали, что выпала честь представлять страну?

— Да, конечно! Чувствовалась ответственность. Тем более что я был единственным из Ростовской области. Получается, и ее тоже представлял. Поэтому все уже тогда было серьезно.

— Игорь Колыванов относился к вам как к взрослым? Или сейчас уже, вспоминая, можно сказать, что делал скидку на возраст?

— Было нечто среднее. Где-то он мог проявить снисхождение, но в основном требования были жесткими. Он много рассказывал о своей карьере в Италии. Сейчас, правда, уже сложно вспомнить детали – столько лет прошло.

— Он рассказывал недавно, что некоторых игроков из вашей сборной пытался подписать к себе в "Уфу". Вам не звонил?

— Нет, не звонил. У меня здесь контракт ведь, с "Авангардом". Мы с ним вообще достаточно давно последний раз пересекались.

— Но с кем-то из той сборной отношения поддерживаете?

— Периодически встречаемся с Прудниковым, Гаглоевым, Помазаном. Но многих уже давно, конечно, не видел.

— На том турнире вы играли с командой Германии, в которой тогда выступали в том числе Свен Бендер и Тони Кроос – нынешние игроки первой сборной. Они тогда чем-то выделялись на фоне партнеров?

— Вот их, если честно, вообще не помню. Больше всех в памяти остался Бойан Кркич из Испании. Он и забивал тогда много, и вообще всех оппонентов "возил" по полю. Нецид запомнился – потому что высокий был и худой. А больше как-то никто и не выделялся.

— Вам всего 25 лет. В принципе, есть масса времени вернуться в Премьер-лигу.

— Я хочу и клубу помочь, и вновь заявить о себе. Я еще не сказал своего последнего слова в футболе, меня ничто не сломает. Я лягу на поле, но буду выкладываться по максимуму.

Поддельный контракт

— Если верить Википедии, в городе Зернограде есть три знаменитых уроженца: стилист Олег Овсиев, иллюзионист Алекс Крэй и футболист Александр Маренич. В родном городе узнают в лицо?

— Да, городок ведь маленький совсем. Конечно, узнают. Завидуют? Не знаю, в душу людям не залезешь. Кто-то радуется, кто-то завидует. Кто-то в лицо одно говорит, а за спиной другое. Наверное, у кого-то есть чувство зависти, конечно. Но я в местной ДЮСШ занимался только до 13 лет, а потом уехал в школу ФК "Ростов", там с нами работал Сергей Гаврилович Селин. Тогда, по сути, и начал впервые ощущать, что являюсь профессиональным футболистом. Играть в "Ростове" – это ведь мечта с детства была! Даже кумиры были местные – Каньенде, с которым сейчас дружим, сначала мячи подавал. Алхазов, Асланиди, Осинов – вот они все были примерами для подражания, а потом играли вместе.

— За "Ростов" сыграть в итоге получилось лишь однажды. Считаете клуб родным?

— Да, я считаю себя воспитанником ростовского футбола. Там я получил основные навыки, я тренировался долго с основой – с 14 лет участвовал в двусторонках. Всю базу для Премьер-лиги я получил в "Ростове". "Москва", конечно, помогла раскрыться, но там уже и возраст был такой, что пора.

— Юрий Белоус рассказывал, что вас в свое время из "Ростова" "просто взяли и увели". Клуб действительно не хотел отпускать вас в "Москву"?

— Закончился контракт и получилась такая история, что приходилось уходить через КДК. Не поняли друг друга с руководством, поэтому пришлось идти на такие меры. К лучшему или нет, сейчас уже неизвестно. Но на тот момент я остаться не мог. Была очень неприятная ситуация с новым контрактом. Дело было не в деньгах, а в банальном неуважении к футболисту. Поэтому я считаю, что поступил правильно. Да, возможно, болельщики, которые не знают всей правды, меня ругают. Но правду знаю я, мои близкие и Палата по разрешению споров – этого достаточно.

— Сейчас ростовский клуб активно обвиняют в финансовых махинациях, уклонении от налогов. Ваш уход не был вызван чем-то подобным?

Я уходил на фоне определенного скандала, и оставаться на таких условиях не мог. Мне принесли новый контракт, о котором я ничего не знал, но где уже стояли мои подписи. Соответственно, условия там были никакие. Если бы принял это, то этот договор заканчивался бы только в 23 года. Но я решил уехать.

Александр Маренич

//Сергей Дроняев

Владикавказ – второй дом

— Самым известным легионером в "Москве" был Макси Лопес. Но кто-то больше него запомнился?

— Баррьентос! Он был очень позитивный, а как игрок вообще был лучший! На поле он, возможно, был агрессивный, но в жизни очень добрый и веселый. Конечно, Бракамонте. Это человек-юмор, человек-радость. Душа команды. Постоянно с гитарой, но чтобы русские песни исполнял, такого не помню – больше Бандераса играл и свои песни какие-то. И еще он постоянно ходил и пил мате. "Москва" была отличной командой с великолепным коллективом. Жаль, что все так закончилось.

— Вы пришли в клуб, когда там работал Олег Блохин. Игроки киевского "Динамо" рассказывали, что о себе он часто говорит в третьем лице. В "Москве" — тоже?

— Он, конечно, человек великий. Где-то подобное было, но я много из-за травмы в тот год пропустил. За пять дней до вылета на матч первого тура заработал перелом. Притом что до этого был в великолепной форме: забивал много. Блохин меня заметил, ставил в состав. Думаю, я бы при нем играл.

— В одной из социальных сетей видел у вас фотографию с Александром Алиевым, который несколько лет жил в Курске. Вы случайно встретились или дружите?

— Мы познакомились в "Локомотиве", прошли вместе один сбор, а после он уехал. Потом встречались в Киеве с ним и с Милевским. Обоих пригласил к себе на день рождения, но Артем приехать не смог, а Алиев был. Я, кстати, уже знаю, что он из Курска – мне таксист рассказал.

— После "Москвы" была "Алания". Удалось прочувствовать местный колорит? И не ощущали себя чужим во Владикавказе?

— Ни разу! Я приехал за два дня до старта чемпионата, потому что был на просмотре в "Спартаке" и сборы проходил с ним. Там форму набрал хорошую, был готов играть хоть сейчас. И мне пришлось ждать команду на базе вдвоем с Сергеем Даду. И когда мы приехали только, там обслуживающий персонал базы нам устроил такую встречу! Столько всего было! Я себя дома почувствовал! Хотелось играть и выкладываться по полной. Сразу влился в коллектив, многое получалось. Если ты выкладываешься, тебя трибуны будут носить на руках. Но если заметят, что ты где-то ножки убираешь, то жизни в городе тебе не будет. Там пока до базы доезжаешь, тебе по пути каждый житель города расскажет, кто ты и что ты.

— Какие-то особенности или ритуалы на Кавказе были? Например, в Караганде местный «Шахтер» приносил в жертву барана перед матчами Лиги чемпионов.

— Нет, ничего такого. Могли пожарить на базе шашлыки, потому что многие прямо там жили. Команда очень дружная. Не было деления на местных и приезжих. В итоге мы вылетели из Премьер-лиги, хотя набрали то количество очков, которое планировали перед началом сезона, – 30. Но в последнем туре ЦСКА не смог выиграть у "Амкара", и мы вылетели.

— Даже если бы не поступило предложение от "Локомотива", вы все равно не остались бы играть в ФНЛ?

— Остался бы! У меня ведь были и еще предложения, причем от клубов хорошего уровня. Мне хотелось остаться в "Алании", но когда тебе звонит тренер из команды уровня "Локомотива" и говорит, что ты ему нужен… Наверное, любой так поступил на моем месте.

Александр Маренич

//Сергей Дроняев

iPad от Смородской

— Почему в итоге ни одной игры за "железнодорожников" провести так и не удалось?

— У меня после сезона в "Алании" болело колено. Потом уже узнал, что во Владикавказе были упражнения, которые мне вообще делать нельзя. Это были барьеры, прыжки, которые устраивали на бетоне. Кому-то это, наверное, пошло на пользу. Но мне этого делать было нельзя. Возможно, если бы во Владикавказе сказали о моих проблемах с коленом, начал чем-то заменять упражнения. Но я с ним промучился и все сборы в "Локомотиве" – мне кололи уколы, но они не помогали. Потом поговорил с Красножаном, и он сказал: либо ты лечишься, либо уходишь в аренду. Я выбрал лечение – отправили в Рим. Через две недели уже был здоров. Без операций и какого-то вмешательства. Прилетел, начал тренироваться в дубле, набирать форму, и в этот момент Красножана уволили. Получается, если бы уехал лечиться сразу, перед сборами, все могло быть иначе.

— Тот самый матч с "Анжи", после которого Красножана уволили, где смотрели? Со стороны все выглядело как обычно?

Дома смотрел, по телевизору. Да, состав был неожиданный. Но, может, он был чем-то недоволен. Было там что-то или нет, сказать не могу.

— Жозе Коусейру, сменивший Красножана, активно подпускал в основу молодых россиян, в том числе из дубля. Чувствовалось, что с новым тренером шансы сыграть за первую команду выросли?

— Да ну, наоборот все. Нас с Димой Полозом отправили в дубль. Пришел Маминов и объявил об этом. Причин не объяснил. Мы играем двусторонки – забиваем и отдаем. Играем за дубль, а нас не возвращают. Коусейру подходил, спрашивал: "Как дела?" А дальше не шло. Вот такое было отношение. Поэтому в конце года я решил уйти: хотелось играть. Еще в середине сезона был готов уходить, но переубедили, сказали, что придет новый тренер – может заметить. Но на деле иначе оказалось. Может, это даже и не от тренера все шло, что не хотел нас брать, а от руководства. Думаю, если бы нам дали шанс, мы бы им воспользовались. Но пришлось уходить.

— Медаль за победу "Локомотива" в турнире молодежных команд 2011 года вручили?

— Честно говоря, я сейчас не могу вспомнить. По-моему, кто-то за меня ее брал на награждении, а передали или нет… iPad Смородская подарила, это помню.

— С президентом клуба часто приходилось общаться?

— Всего один раз – на подписании контракта. Больше даже не пересекались с ней.

Начало падения

— В "Амкаре" вам тоже не удалось сыграть. Почему?

— С "Амкаром" для меня история неприятная и непонятная до сих пор. Это было начало какого-то падения после взлета в "Алании". "Амкар" меня купил, подписали контракт. Знакомый тренер, отличный первый сбор. Но перед вылетом на второй сбор мне позвонили юристы из "Локомотива" и сказали, что я играть за "Амкар" не могу. И до сих пор мне неизвестны подробности той истории, мне никто совершенно ничего не объяснял.

— Претензии к пермякам были со стороны вашего агента?

— Да нет, претензии были у меня. Я же подписал контракт, но не играю. Никто ничего не объясняет. Пришлось вновь обращаться в КДК. Полгода вылетело. Но я это время тренировался сам с личным тренером по физподготовке. Он меня не бросил, мы занимались ежедневно. Но когда выпадаешь на полгода, найти новую команду сложно. Вроде и агенты говорят, что сейчас-сейчас, все будет. Ты доверяешь, сидишь, ждешь. А в итоге – ничего. И от агентов не уйдешь, потому что сам ничего не найдешь. Можно было бы обратиться к друзьям, но я надеялся на агентов. Причем это даже были не столько агенты, сколько мои друзья – никаких агентских соглашений мы не подписывали. Мы до сих пор общаемся – что было, то было. Держать злость на кого-то я не собираюсь.

— И неужели за все это время не было вообще ни одного предложения?

— Тишина. Ведь шло судебное разбирательство, сезон уже в разгаре, заявка закрыта, трансферное окно тоже. Поэтому я жестко выпал.

— И с "Уралом" контракт подписывался уже в качестве свободного агента?

— Да, но это была во многом формальность – меня брали, чтобы я мог набрать форму и попробовать вернуться на свой уровень. Но когда я туда пришел и начал тренироваться в общей группе, мышцы не выдержали. То одна травма, то другая. Все-таки легкая атлетика и футбол – совсем разные нагрузки. Но они как раз тогда вышли в Премьер-лигу и времени мне восстановиться не дали. Правда, я и сам не собирался там задерживаться долго – не совсем те условия, чтобы сидеть там. Но спасибо, что помогли вернуться.

— Все длительные повреждения, которые были, они носили какой-то хронический характер? Или всегда разные?

— Нет, это были всегда разные повреждения, ничего хронического у меня никогда не было.

— Многие ваши партнеры по сборной Колыванова в дальнейшем страдали от различных травм. Кто-то из-за них даже завершил уже карьеру. А Денис Щербак обвинил российских врачей в постановке ему неправильных диагнозов и методик лечения. У вас были какие-то проблемы с отечественными медиками?

— Вы заметили, что почему-то все летают лечиться в Европу? Вывод какой? Я не хочу ничего говорить про наших врачей, но все операции где делают? В Риме и Германии, потому что там выше квалификация. Нет, в России тоже хорошие врачи, но в итоге даже сами клубы отправляют лечиться за границу.

Александр Маренич

//Сергей Дроняев

Слухи о себе слушать надоело

— Какие-то варианты с уходом в иностранные клубы возникали за время карьеры?

— Ни разу. Ни после Евро, ни потом уже.

— Если бы прямо сейчас позвонили из клуба второго испанского дивизиона с предложением поиграть, что ответите?

— Сейчас у меня контракт с "Авангардом". Но если бы был свободным агентом, то почему нет? Я бы уехал, потому что уже надоело слушать слухи и небылицы о себе. Что я вечно поломанный, что конфликтный. Да какой я конфликтный вообще? Если меня обманывают, то почему я должен терпеть это? У меня семья, мне нужно отстаивать ее интересы. Поэтому я сейчас просто хочу набрать форму и вернуться в футбол. Я же не требую огромных контрактов. Я еще даже не на пике формы, только начинаю приходить в себя.

А если еще и тренер доверяет, как было в "Алании", то я на поле лягу. У нас была встреча с болельщиками, они спрашивали, почему мало местных игроков в команде. Они потом будут по делам на поле судить, а не по происхождению. Я хочу, чтобы у меня здесь было, как во Владикавказе, когда ты выкладываешься и публика тебя за это благодарит.

— Еще перед трансфером в "Аланию" вы проходили просмотр в "Спартаке", но не подошли. В итоге спартаковцем все-таки стали через несколько лет. Речь изначально шла об игре за "Спартак-2" или это выяснилось уже потом?

— Нет, изначально я вообще тренировался с дублем. Но там молодые все ребята, и меня попросили, чтобы тренировался со "Спартаком-2". Я туда пришел просто набрать форму. Удалось по старой дружбе договориться, чтобы я просто тренировался. Решили подписать формальный контракт, чтобы я через игры восстанавливался. Спасибо огромное "Спартаку", что помогли, дали шанс.

— Валерий Карпин с игроками общался так же резко, как и с прессой? С ним вообще реально было поспорить?

— В жизни он более спокойный, с чувством юмора. Пошутить любит. Нормальный человек. На него просто свалилось много, все нападают, большая ответственность.

Дайте мне шанс!

— Получается, что после клубов РФПЛ пришлось играть в третьем по силе дивизионе. Это действительно самая "брутальная" лига, где физическая подготовка решает все?

— Тут надо остаться живым после игры. Мы играли товарищеские игры, в них по ногам бьют, не думая. Совсем другой уровень. В Премьер-лиге все более спокойно: можно принять мяч, посмотреть, подумать. Здесь так нельзя, надо что-то сразу делать. Если ты за секунду пас не отдал – тебя выносят. Жесткий, грубый футбол. Тут многие выходят на футбольное поле как на работу. О зрелище не думают.

— Самый страшный выезд?

— Особенно страшных не было. Владивосток только запомнился долгим перелетом. После него, конечно, выходить на поле реально, но все находятся в абсолютно разной форме. А от дисбаланса начинаются проблемы. Мы прилетели, и через пять часов игра.

— "Спартак-2" по условиям организации можно практически считать клубом "вышки". Но и "Химки", и "Авангард" – совсем другой уровень. Сложно было перестроиться?

— Никаких проблем. Обычно, когда берешь куда-то билет, начинаешь сомневаться. Когда собирался в Курск, было только желание быстрее уже приехать, начать тренироваться. Великолепный город, условия жизни. Свежий воздух.

— Как вообще оказался вариант с "Авангардом"? Были какие-то сомнения или опасения перед выбором?

— Я об интересе слышал еще в прошлом году. А в этот раз позвонил тренер, позвал. А мне больше и не надо. Я мог бы сейчас поехать на просмотр в клуб ФНЛ, но… Опять стучаться в закрытую дверь? Я в себе на сто процентов уверен, могу играть – просто дайте шанс. Так что мне было приятно ехать сюда, зная, что в меня верят.

— Если смотреть по зарплате, то нынешняя в Курске соответствует той, что была раньше. Только тогда в долларах, а сейчас в рублях. Стали себе в чем-то отказывать?

— Пришлось за это время изменить в каких-то моментах отношение. Но в футболе изначально непредсказуемо все. Никогда не знаешь, что будет дальше. У меня за все это время единственной действительно дорогой покупкой был автомобиль. Mercedes C-класса, который брал, еще играя в "Локомотиве", три года назад. Но и его не так давно продал.

— Курск – первый "маленький" город в карьере. Успели прочувствовать атмосферу провинции?

— Да какая провинция? Здесь жизнь течет. Отличный город, чистый, уютный. Все цветет. Скоро жена прилетит с ребенком.

— Удавалось ли вам следить за ЧМ-2014?

— Многие удивили. Особенно бельгиец Мертенс запомнился – очень хороший. Куардадо запомнился из Колумбии. Много вратарей запомнились. А Алжир? Мощная, скоростная команда, какой футбол боевой показывали – супер! Коста-Рика, которая не проиграла ни одной игры в основное время. Я считаю, это лучший чемпионат мира на данный момент.

— Согласны с теми, кто требовал вызывать в сборную России Артема Дзюбу?

— Человек забил в Премьер-лиге больше чем любой другой россиянин – не просто ведь так? Дзюба должен был лететь на чемпионат мира, это мое мнение, но, думаю, с ним многие согласятся.

— Капелло сказал, что для улучшения результатов надо ужесточать лимит. Согласны? Или, может, тренерский штаб недостаточно внимания уделяет низшим лигам, где россиян большинство?

— Если для тренерского штаба голы Дзюбы не показатель, то о какой ФНЛ можно говорить? А так я считаю, что надо развивать футбол, вкладывать деньги в школы, а не воровать их. А если иностранцев не будет, то не будет и рейтинга, и качественного футбола. Нам надо строить поля, школы. А там уже будет видно. 

Аппстор

Поделиться:

Павел Пучков

Корреспондент еженедельника «Футбол» 2013-2016 гг.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: