Александр Бородюк: «Забей Самедов Алжиру, все бы говорили: «Капелло великий!»

Александр Бородюк в этом году удивил дважды: сначала поднял «Торпедо» с 18-го места ФНЛ в Премьер-лигу, а затем неожиданно покинул команду. Еженедельник «Футбол» добился от тренера признания, что нужно сказать и сделать, чтобы выиграть один из самых сложных турниров. И узнал, что случилось на чемпионате мира со сборной России, в тренерскомм штабе которой Александр Бородюк работал десять лет.



Бородюк

Грозный Бородюк. //Официальный сайт «Торпедо»


– Ваш уход из «Торпедо» – одна из загадок этого межсезонья. Вы так и не сказали, почему не продлили контракт с клубом, который вывели в Премьер-лигу.

– И не скажу. Потому что есть такие вещи, как внутренние дела клуба, и они должны остаться внутри команды. Так что публично я не буду ничего говорить.

– Вместе с тем гендиректор клуба Тукманов признался, что до сих пор не погашены долги по премиальным перед игроками, и сделано это будет только по ходу нового сезона.

– Давайте все эти вопросы… Я не собираюсь обсуждать эту тему. Повторяю, это внутреннее дело клуба. Какие вопросы по деньгам есть, пожалуйста, к Александру Вячеславовичу. Я их не касаюсь.

– Агент Сафонов, например, рассказывал, что вы сами оплатили банкет, на котором отмечался выход команды в Премьер-лигу…

– Эту тему я не обсуждаю. Последние мои слова, которые я скажу на эту тему: я благодарен руководству, болельщикам, футболистам за то, что я работал в этом клубе. И я очень рад, что московское «Торпедо» будет играть в Премьер-лиге. Желаю им успеха и говорю это искренне. Но, пожалуй, на этом все.

– Помните первое собрание с игроками «Торпедо. Что вы им сказали?

— Я и сказал, что вы должны верить в себя, в свои силы.

– Все так просто? Команда занимает 18-е место, вы приходите, говорите только пару слов и начинаете рвать всех, выходите в стыки, а потом в Премьер-лигу?

– Я вам прежде всего вот что хочу сказать: ФНЛ – это очень хороший турнир. Там много молодых качественных футболистов, которые в будущем проявят себя в Премьер-лиге, а возможно, и в сборной. Там огромный потенциал, и там не может быть все просто. А игрокам я действительно сказал: «Поверьте в себя». Но, может, намного важнее, что в ответ я почувствовал доверие. Важно было, как они смотрели, как воспринимали все, что я говорю. И не надо представлять все это так, что я пришел, сказал два слова и мы вышли в Премьер-лигу. Это была работа огромного количества людей, начиная от шофера и заканчивая руководством клуба и болельщиками. Вся команда, включая медицинский штаб, тренерский штаб, работала на результат. И я признателен руководству «Торпедо», что я работал в этом клубе.

– Когда вы возглавили команду, руководство клуба ставило перед вами задачу выйти в Премьер-лигу?

– Изначально, когда еще принял команду Казаков, то ставилась задача постараться выйти в Премьер-лигу. Ее никто не снимал.

– Самый сложный период в «Торпедо»?

– Переходные игры. Вы видели, что вот она цель, перед нами, но нам еще надо было ее достигнуть. Мы чувствовали и определенное давление. Но после первой игры я был практически уверен, что ребята добьются своего и выйдут в Премьер-лигу.

– На другой половине поля перед вами были «Крылья Советов» – не чужой для вас клуб.

– Ты же не выбираешь соперника. «Крылья Советов» действительно не безразличный мне клуб, я рад, что заканчивал там игровую карьеру. Самара – футбольный город. Мне вообще нравятся такие: в них живет ощущение, что футбол нужен людям. В этих городах и надо развивать футбол. Так что я желаю «Крыльям Советов» вернуться в Премьер-лигу – они достойны.

Бородюк

Александр Бородюк просит играть уже. //Сергей Дроняев

ФНЛ

– Четыре клуба из ФНЛ выходят в Премьер-лигу. В стыковых матчах «Уфа» и «Торпедо» практически без вопросов разбираются с «Томью» и «Крыльями». Получается, разницы в классе между командами первого дивизиона и Премьер-лиги вообще не существует?

– У нас есть пять-шесть топ-клубов, которым клубы ФНЛ не могут составить конкуренцию. Дальше есть группа команд, которым можно навязать борьбу. Но с командами, которые в Премьер-лиге занимают места ниже 10-го, первая пятерка ФНЛ может конкурировать почти на равных.

– Даже при разнице в лимите на легионеров?

– Да. Важно, чтобы легионер соответствовал уровню Премьер-лиги. У нас легионеры, которые были в «Торпедо», на мой взгляд, соответствуют. Тесак, признан лучшим игроком лиги, Микуцкиc тоже очень хороший футболист, и так далее. Так что разницы между первой пятеркой ФНЛ и последней пятеркой РФПЛ практически не существует.

– Тогда каким должен быть лимит в Премьер-лиге?

– Это очень непростой вопрос. Я работал и в сборной – там одно мнение, и в клубах – где другое. И пока представители клубов и РФС не сядут за круглый стол и не примут совместное решение, этот вопрос будет постоянно вызывать споры. Должно быть сбалансированное решение, принятое в спокойной обстановке.

– Вы еще игроком выходили из второй Бундеслиги в первую. Рассказывали об этом сейчас футболистам?

– У нас собрания были, мы что-то вспоминали. Но поймите, самое главное в работе тренера – это доверие. Если ты чувствуешь, нет доверия, то все эти разговоры никому особо не нужны. А в «Торпедо» очень хорошие ребята. Я им все время повторял: ты можешь выиграть, ты можешь проиграть, но важно, как ты это сделаешь! Показал все, на что способен, и ни один болельщик не сможет тебя упрекнуть. Индивидуальные качества, тактика – это все здорово и без этого никуда. Но основа всего – это подготовка и характер. Нужно учиться, с детства учиться, играть через не могу. Чем запомнится этот чемпионат мира? Тем, с какой страстью команды бьются. И эта страсть ценится больше всего. И болельщиками, и журналистами, и футбольными людьми.

Сборная и Капелло

– С какими чувствами вы выключили телевизор 26 июня после матча Россия – Алжир?

– Я не хочу сейчас заниматься критиканством. Сейчас важнее не говорить, а спокойно выслушать главного тренера. Захочет он говорить – не захочет, это уже другой вопрос и его право. Что мы пока можем с определенностью сказать? То, что задача-минимум не была выполнена. Но мы не знаем, как строились подготовка, тренировочный процесс, какая атмосфера была в команде. Фабио Капелло очень хороший тренер высокого уровня, у него должна быть возможность высказаться в спокойной обстановке, после паузы, когда улягутся эмоции, а потом уже можно будет делать какие-то выводы. А сейчас со всех сторон идет безответственный разговор – одного футболиста не взяли, другого не выпустили… Это просто недопустимо.

– Тренер имеет право не признавать публично свои ошибки?

– Здесь все индивидуально. Все зацепились, что Капелло сказал сразу после матча, возможно, на эмоциях. У нас постоянно хотят назначить виноватых, тыкают со всех сторон пальцем: этот виноват, этот виноват, это виноват. Назначили, уволили – успокоились. И не надо думать, в каком направлении вообще наш футбол развивается, в каких условиях детский футбол у нас существует. Забей мы второй гол в матче с Алжиром, и все было бы наоборот. Все бы говорили: Капелло классный, великий, супер! Так было всегда. Еще когда Хиддинк приезжал, я ему нашу пословицу сказал: «Смотри, Гус, у нас в России от великого до смешного один шаг. Будешь выигрывать, все будут стоя аплодировать. Только проиграешь – размажут в момент в пух и прах».

– Разве где-то иначе?

– Да везде так. Критерий один – результат. Но только у нас вначале пиарят: все супер, едем на чемпионат мира! Ожиданий – выше крыши. А потом опускают так, что непонятно где уже находимся. Середину какую-то найдите. Если мы едем на чемпионат, то нужно объективно смотреть, какую хотим выполнить задачу и что для этого есть. Не получилось – нужно определить, на каком этапе мы находимся, что у нас есть вообще и какие глобальные выводы по развитию футбола надо сделать.

– Вы десять лет в сборной работали. В России, наверное, больше нет человека, который лучше вас бы знал возможности этих игроков. Где он, потолок этой сборной России?

– Смотрите, выиграли бронзовые медали в 2008-м. На тот момент было очень тяжело бороться с Испанией. Она была сильнее нас абсолютно по всем показателям – по индивидуальным, командным, по всем! То есть это было уже за гранью наших возможностей. Но то поколение ребят выиграло «бронзу» чемпионата, а еще они брали с клубами Кубок УЕФА. Ждали все за год – за два таких результатов от наших команд? Вряд ли. Так что как можно оценить, где предел?

Это сложный вопрос. И тяжелый. Я не знаю, где этот потолок найти. Спорт такая вещь, здесь не только мастерство, здесь удача тоже роль играет. Сегодня она есть, завтра – нет. Забей Кокорин гол Бельгии головой, забей Самедов Алжиру – и здравствуй, 1/8 финала. Что, бельгийцы в матче с нами выглядели лучше? Я бы не сказал. А Алжир? Да, Бельгия сейчас прибавляет, Алжир достойно смотрелся с Германией. Но в матчах с нами все решали доли секунды, где удача и мастерство играли не последнюю роль.

– Вы ожидали, что сборная России будет играть от обороны?

– Все зависит от тренера, который выбирает концепцию. И выбрал он ее не в последний момент. Мы весь цикл так шли, и все аплодировали Капелло. Какой молодец, ему говорили, правильно выстраивает тактическую схему. С Португалией мы тоже играли вторым номером и выиграли. И все сказали: супертактика, отличная команда! Есть результат, и все были довольны тактикой, а нет результата – и та же самая тактика вдруг стала плохой.

Сборная России

Виктор Файзулин останавливал алжирцев, как мог. //Сергей Дроняев

Чемпионат мира

– Хорошо, главный тогда вывод, который мы должны сделать после чемпионата мира?

– Смотрите, какие сейчас играют атлеты и на каких скоростях. Та же Франция – просто мощь! И каждый может обыграть «один в один». Я недавно ездил в Германию и заметил, что в детских школах перестроили тренировочный процесс. Многие упражнения делают «один в один». И в результате защитники не боятся обыгрывать, а полузащитники, нападающие идут в отбор. И какая скорость!

– Возвращение пяти защитников – это тренд общемировой?

– Любая схема трансформируется во время игры. Четыре защитника, пять, три – это такие условности, которые рушатся в каждый момент игры. Подключился у тебя защитник по флангу, и сколько у тебя их осталось? Отошел глубже центральный полузащитник, и сколько у тебя сейчас играет в обороне? Какая схема? Все зависит от твоего физического состояния, психологии и тактического плана, который тренер выбирает на игру. И от индивидуального мастерства. Вот сборная России наверняка больше технико-тактических действий сделала, чем любой ее соперник…

– Мы только воздух проиграли…

– Ну вот. Но какого плана эти тактические действия? Если большинство передач поперек и назад, если нет обостряющих пасов, если все без давления соперника, то статистика не будет отображать истинную картину. Да, можно превзойти по ТТД, но один игрок соперника решит исход матча. За счет индивидуального мастерства. Но индивидуальное мастерство – это такая вещь, которую не измеришь цифрами. Если ты игрок обороны, тебе нужна выносливость и умение забрать мяч и точно его отдать. Если ты игрок атаки, ты должен уметь обыгрывать. Но если ты бомбардир, ты должен решать моменты. Нападающий может сделать три технико-тактических действия, но забить два гола. Тот же Суарес вышел после травмы и в матче с Англией имел три момент и реализовал два. Это говорит о классе.

Хиддинк, тролли, миллионеры

– Вы знакомы лично с Капелло?

– Пересекались, здороваемся.

– Когда он приходил, у вас было предложение остаться в сборной?

– После чемпионата Европы, который мы проиграли, я ушел. Поступило предложение от московского «Динамо», и я все решил. Контракт закончился, и я ушел.

– В обозримом будущем у сборной России может появиться российский тренер?

– Надеюсь. У нас многие высокопоставленные чиновники говорят: нет российских специалистов, нет российских тренеров. Очень жаль, что так думают. Но все равно, опыт и Хиддинка, и Адвоката, и сейчас Капелло много дает. У нас есть возможность понять изнутри, что такое голландская школа, что такое итальянская. Для них нет мелочей, и каждая деталь важна для результата. Опыт работы с ними расширяет кругозор и у тренеров, и у игроков.

– Вы три отборочных цикла работали в национальной сборной с иностранцами. Что у иностранного тренера есть такого, чего нет у наших?

– У иностранного топового тренера, таких как Хиддинк или Адвокат, есть определенная независимость. Иностранец отработает здесь и уедет в свою страну, в Голландию, Италию, и дальше будет работать. А русскому тренеру здесь жить.

– А у российских?

– Высокий профессионализм. И у нас есть топ-тренеры, которые выигрывали трофеи, – Анатолий Бышовец, который выигрывал Олимпиаду, Валерий Газзаев, который брал Кубок УЕФА. И у наших тренеров отличное профессиональное образование. Но в любом случае нельзя противопоставлять одних другим по национальному признаку. У тренеров нет национальности. Есть только профессионализм и результат.

– Вы с Хиддинком и Адвокатом сейчас общаетесь?

– Да. У меня и с Валерием Газзаевым хорошие отношения. Общаемся, я прекрасно помню, как я пришел в 19 лет в московское «Динамо», и он мне очень помогал. Как я могу это забыть?

– Для вас было неожиданностью, что Хиддинка пригласили главным тренером сборной Голландии?

– Почему? Голландия – суперкоманда, Хиддинк – топ-тренер. Вот если бы его пригласили в Гондурас и он принял предложение, это было бы неожиданностью.

– Вам легко общаться с игроками-миллионерами?

– Сегодня футболист играет, а завтра он – инвалид. Неправильно и некорректно обсуждать то, сколько футболист получает. Мне легко с ребятами общаться, я в их контракты не заглядываю. У нас СМИ смотрят на одну сторону контрактов. А сколько эти ребята помогают, тратят на благотворительность. Надо, чтобы это приветствовалось, а не замалчивалось. Кто-то кладет поля за свой счет, кто-то больнице помогает. Футбольный век короткий – десять лет, потом жизнь выбросит, и будешь никому не нужен. Посмотрите на наших ветеранов, которые побеждали во времена СССР, как они живут.

– Может быть, замалчивается, потому что игроки сами не рассказывают об этом?

– Про свои зарплаты они тоже не рассказывают, но вы же о них узнаете.

– Вы видели, как людей меняют деньги?

– Есть и такие примеры. Но эти футболисты редко дорастают до сборной. Заплатили пару копеек, и в 20 лет ему уже достаточно. Если видишь цель и хочешь чего-то добиться и стремишься не останавливаться в росте – это ведь важно не только в футболе. Я видел и другие примеры: как начинал Сергей Игнашевич, как вел себя Костя Зырянов. Их же деньги не смутили. Были трудолюбивыми парнями, добились многого и до сих пор трудятся. И к тому же у игроков должно быть понимание, как вести себя после побед и поражений, что говорить и что выкладывать в соцсетях. Бывают очень неподходящие моменты демонстрировать свою самодостаточность.

– Разброс слухов о вашей будущей работе очень велик, начиная от должности второго тренера «Спартака», помощника Мурада Якина, до главного тренера «Факела» из ПФЛ.

– Помощником я не пойду работать. А то что пишу… Раньше я следил за тем, что обо мне пишут, переживал. А потом пообщался с умными людьми и успокоился: сами знаете, сколько троллей сидит. У нас ведь даже люди, которые клубы возглавляют, и те теперь активно пишут.

– Как тогда выглядит команда вашей мечты?

– Когда ты встанешь утром и тебе хочется идти на работу. И какой дивизион, тут не при чем. Ты встал, и тебе хочется работать, и жизнь нравится. Естественно, все обладают амбициями. Кто-то говорит: моя мечта работать только в «Спартаке» или в «Реале». Но каждый профессиональный тренер допускает, что ему может и не выпасть шанс поработать в топ-клубе. Это же не повод не получать удовольствие от работы.

Поделиться:

Денис Вдовин

Главный редактор еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: