Себастьян Хольмен: «В Швеции футболисты хотят быть обычными людьми. Златан – исключение»

Пять месяцев назад «Динамо» растворилось на дне турнирной таблицы РФПЛ и рухнуло в ФНЛ. Этот сезон посвящен возвращению в Премьер-лигу. А поможет в этом защитник Себастьян Хольмен. В интервью еженедельнику «Футбол» Себастьян Хольмен рассказал о том, что общего у Юрия Калитвинцева и шведских тренеров, как он проводит свободное время с Понтусом Вернблумом и что шведы думают о России.

_sd_3646

Нальчик, ФНЛ, критика

— У вас был в контракте пункт, по которому вы могли покинуть «Динамо» после вылета в ФНЛ. Почему остались?

— После того как мы вылетели, я уехал в Швецию и долго обдумывал ситуацию. Я не знал, что делать дальше, но все же решил остаться. Почему? Все просто. Мне нравится Москва, я люблю «Динамо». В России я стал лучше как футболист. Я подумал: это всего лишь год в первом дивизионе. У нас хорошая команда, мы неплохо играем, мы наверху турнирной таблицы. Так что через сезон мы обязательно вернемся обратно.

Ведран Чорлука: «У «Локомотива» не бывает середины, только черное или белое. Иногда я думаю, почему это не наши клубные цвета»

— Когда вы все это думали, перед вами лежали предложения от других клубов?

— Был интерес со стороны нескольких команд. Они интересовались мною до того, как я перебрался в Москву, они продолжали следить за мною в России и объявились после нашего вылета. Но я сказал своему агенту, что хочу остаться в России и играть за «Динамо». Поэтому и не вел никаких переговоров.

— Вы говорите, что в следующем году вы снова будете в Премьер-лиге. А тем временем «Динамо» проигрывает не самым сильным соперникам.

— Много вы видели команд, которые вообще не проиграли ни одного матча в сезоне? Да, мы проиграли «Тосно» и «Факелу». Но эти поражения — повод не расслабляться, чтобы сделать выводы, и правильно настроиться и хорошо отыграть следующий матч.

— Вас критиковали за то, что вы «привозили» много голов на старте сезона.

— Я думаю, что этот сезон складывается для меня намного успешнее. Мне кажется, что тренер и партнеры по команде доверяют мне больше. От этого я чувствую себя комфортнее. Я понимаю, что иногда ошибаюсь. Но такие моменты мы проговариваем с Юрием Калитвинцевым. Каждый понимает, что ошибки – это тоже часть футбола. И это нормально, когда тебя подбадривают в таких ситуациях.

— В прошлом сезоне вы играли в больших городах России, с хорошими клубами. В этом вам приходится летать по всей стране. Сложно?

— Не то чтобы сложно. Непривычно. Самая длинная поездка в Швеции длилась 8–9 часов, и путешествовали мы на автобусе. Сейчас приходится только летать по несколько часов. Но это не проблема. Можно здорово выспаться.

— Вы как-то говорили, что самый запоминающийся выезд в вашей карьере в России был в Нальчик.

— О, это была очень долгая поездка. Я никогда не видел такого олдскульного места: плохой кондиционер в комнате, неважное обслуживание. Но в футбольном плане все оказалось немного лучше. Стадион нормальный: что-то выглядит старым, что-то – более новым. Да для меня это и неважно. Когда я на поле, я стараюсь сконцентрироваться на игре, а не на отдельных деталях.

— Готов спорить, что о многих городах, где вы сейчас играете, вы и знать не знали. Вот Саранск, например. Вы представляете там чемпионат мира?

— Там же «Мордовия» играет, да? Красивый город. Слышал, что там строят отличный стадион к ЧМ-2018. Но я его еще не видел. Футбол — это не туризм. Наш выезд выглядит так: самолет — отель — стадион — самолет обратно. Погулять не всегда получается. Но вы правы. Такие города, как Саранск, Тамбов, Нальчик, — это что-то новое для меня. Потому что я живу в Москве, а это европейский город: здесь все, как в Швеции. А во всех остальных городах… Ну, там другая культура, что ли. Я не знаю, как сказать точнее.

Jan. 5, 2016 - Abu Dhabi, FRENADE ARABEMIRATEN - 160105 Sebastian Holmen poserar fr ett portrtt infr Sveriges fotbollslandslags trning den 5 januari 2016 i Abu Dhabi..Foto: Johanna Lundberg / BILDBYRN / 135523 (Credit Image: Global Look Press via ZUMA Press)

Болельщики, геи, вредный норвежец

— На домашние игры «Динамо» ходят 4–5 тысяч болельщиков. Это нормально?

— Лично для меня все ОК. В Швеции приходит примерно столько же. Исключения составляют клубы из Стокгольма. У нас там спокойные болельщики. Ну, может быть, фаны АИКа могут иногда подраться: были случаи, когда из-за них даже прерывали матчи. Но это футбол — не театр.

— Ходя слухи, что у «Динамо» есть долги. Зарплату задерживают?

— Нет. В Швеции иногда зарплата могла прийти с задержкой в 2–3 дня. Но здесь все нормально.

— Вы все про Швецию. Сравните ваш футбол с российским.

— Самое большое различие – это то, как футболисты распоряжаются свободным пространством. Также если в Швеции команда обороняется, то это делают все одиннадцать игроков. Еще в России индивидуальный уровень футболистов выше.

— А тренеры? Сравните Юрия Калитвинцева с тренерами, с которыми работали в Швеции.

— В Швеции мы больше отрабатывали защитные действия. Нет, я не скажу, что мы не тренируем их в «Динамо». Но здесь отрабатываем их немного по-другому. Еще в Швеции если футболист хочет что-то поменять или предложить, то он может спокойно обратиться к тренеру. У Калитвинцева — так же.

Лев Иванов: «Президент клуба в Ливии спрашивает: «Ты что, выпить хочешь? Что ж ты раньше не сказал?»

— Самый безбашенный легионер, с которым приходилось играть?

— В «Эльфсборге» два-три сезона играл один парень из Норвегии. Он очень хороший, но просто сумасшедший. Он всегда получал то, что хотел. Помню случай, когда он восстанавливался от повреждения. Тренер решил поберечь его и говорит: «Ты завтра играешь со второй командой, чтобы поднабрать форму». А он: «Не, не хочу!» И остался дома.

— Один русский игрок рассказывал, как столкнулся в Швеции с агентом-геем.

— Я тоже знаю одного парня, который сделал каминг-аут, но к нему отношение никто не поменял. Может быть, есть и еще. Но никто об этом не говорит открыто в СМИ.

xolmen

Вернблум и переворот в Турции

— Понтус Вернблум – один из самых жестких футболистов в РФПЛ. В жизни он такой же?

— О нет! Вне поля он очень дружелюбный, постоянно шутит. Но на поле он раздражает многих своими действиями. Это его стиль игры, и он заставляет соперников получше сосредоточиться на себе.

— Он же вам помогал искать дом в России.

— Он показал мне несколько мест. И я выбрал дом, который расположен в сотне метров от его. Это было непросто. В Швеции почти все дома стиля модерн. А в тех, что нам сначала показал риелтор, было много золотого цвета. Я понимаю, что некоторым людям нравится, но мы с женой просто не могли жить в таком доме. Нам по душе белые стены, на которых не так много вещей. Так что мы сначала были немного взволнованы этой проблемой. Но Понтус помог разрулить ситуацию.

— Многие иностранцы просто в шоке от московских пробок. Чем пугали вас?

— Морозами. В России холоднее, чем в Швеции. Но температурная разница не такая уж и большая. А вот пробки – это да. Я родом из городка с населением в 100 тысяч человек. И там никогда не было таких пробок! Но к пробкам меня морально подготовил брат. Он живет в Стамбуле — он знает, что это такое. Но все оказалось не так страшно. Я живу всего лишь в часе езды до базы, для Москвы, я так понял, это не так уж и далеко.

— Про холода. В России с такой прической комфортно вообще?

— Ха-ха! Да, меня предупреждали, что на матчах может быть холодно. Но мне как-то все равно. Мне нравится моя прическа: встал утром, не нужно возиться с волосами – спокойно пошел по делам. Идеально.

— Ваш брат играет в Турции (Самуэль Хольмен выступает за «Истанбул ББ». — Ред.). Пару месяцев назад там была попытка государственного переворота. Что он рассказывал вам по этой теме?

— Когда там начались беспорядки, вся наша семья, конечно, нервничала. Мы все звонили ему и спрашивали, что там и как. Но на тот момент у него была предсезонка в Германии или в Австрии. Так что все обошлось. Сейчас Самуэль спокойно ходит в рестораны, в другие людные места и не замечает каких-то особых перемен.

— Он спокойно отреагировал на ваш переезд в Россию?

— На самом деле у меня три брата. Но только Самуэль играет в футбол. Когда «Динамо» начал переговоры с моим агентом, я связался сначала с женой, а потом с Самой. Он был абсолютно не против моего перехода: если ты чувствуешь, что это правильный шаг для твоей карьеры, то сделай его.

— А как ваша жена отреагировала?

— Когда я сказал ей: «Знаешь, мы переезжаем в Россию», она была немного напугана и говорила: «Что? Что мы будем делать в России?». Это все потому, что шведы по-разному видят вашу страну. Но я пообещал ей, что все будет хорошо, и сейчас она не хочет домой.

— Что шведы думают о России?

— У шведов складываются стереотипы о России только по каким-то плохим новостям, которые у вас случаются. Они думают, что ваша страна сейчас такая же, как была пятьдесят лет назад. Но все совсем по-другому: Россия прекрасна, а Москва – великолепный город.

— Про медведей на улице спрашивали?

— Не-а. Но иногда мне по телефону говорят: «Мы как-нибудь приедем выпить водки!»

— Два месяца назад вы с трудом говорили на русском: называли только базовые фразы. Как сейчас идут дела с изучением языка?

— Вы видели свой алфавит? Это что-то невероятное! Русский язык сильно отличается от шведского. Да и с английским, на котором я спокойно говорю, мало общего. Но я стараюсь что-то усваивать из разговоров в раздевалке, на поле, от людей, которые окружают меня.

— В свободное время вы играете в PlayStation. Во что? В «фифу»?

— Мы с Понтусом [Вернблумом] рубимся в Call of Duty. Иногда к нам присоединяется мой брат из Турции, и мы играем по интернету. Сейчас осваиваю игры на очках виртуальной реальности.

— И как?

— Как в реальной жизни. Как-то ночью мы с женой играли. Было темно, и я визжал, как маленькая девочка. Было реально страшно.

— Чем еще занимаетесь вне тренировок?

— Первый месяц в Москве мы просто гуляли. Сейчас у нас спокойная семейная жизнь: иногда ездим в магазины, иногда гуляем по парку, иногда, особенно летом, выбираемся на речку.

— Какое самое любимое место в Москве?

— Вау! Это очень сложный вопрос. Красная площадь? Ну и она тоже. Я думаю, что весь центр Москвы просто прекрасен. Он такой же красивый, как и Старый город в Стокгольме.

— В «Динамо» вы больше всего общаетесь с Бечираем?

— Мы с Фатосом перешли в «Динамо» в одно время. Он говорит на английском. Мы с ним первое время жили в одном отеле. Поэтому быстро сдружились. А вообще мне легко найти язык с теми, кто говорит на английском.

_sd_7367

Детство

— В сборной Швеции вы встречались со Златаном?

— Нет, никогда.

— Мы все знаем, что Златан крутой тип. Он гоняет на спортивных машинах, покупает дорогие вещи. Это нормально для шведского футболиста?

— Нет. На самом деле шведские футболисты не получают огромных денег. Да, у нас неплохая зарплата, но не очень большая. Футболисты в Швеции ездят на таких же машинах, что и все остальные люди. Они не хотят выделяться из толпы, быть идолом для кого-то. Футболисты просто хотят быть обычными людьми. Златан – исключение. Не знаю, сколько миллионов он заработал, но у него есть достаточно денег, чтобы позволить себе купить дорогую машину и наслаждаться ею.

— А в детстве он воровал велосипеды.

— Он же вырос в Мальме, на юге Швеции. Поэтому он воровал байки, дрался со сверстниками и делал много других сумасшедших вещей. Но Мальме — это не вся Швеция.  Я родился в спокойном городке Буросе и никогда не воровал велосипеды.

— Самая распространенная профессия в Буросе – дизайнер. У вас каждый человек в городе пробует стать дизайнером?

— Нет, однозначно. Мне никогда не было интересно это. Хотя у меня есть несколько друзей, которые работают в дизайнерских компаниях. Я же с самого детства был погружен в спорт. Могу даже предположить, что после завершения карьеры игрока останусь в этой игре. Может быть, не в качестве тренера, но точно останусь в футболе.

— В Швеции хоккей или футбол самым популярным видом спорта считается?

— У нас великолепная хоккейная сборная! Многие шведы играют сейчас в КХЛ. Я и сам ходил на матчи в Швеции, в Москве пока не удалось выбраться. Я знаю одного хоккеиста, Виктора Фаста (голкипер ХК ЦСКА. – Ред.). Но, к сожалению, у меня нет пока возможности сходить на его игру. На севере Швеции хоккей – главный вид спорта. Но вообще футбол и хоккей в нашей стране одинаково популярны.

— Где-то слышал, что в детстве вам приходилось вставать на ворота.

— Нет, такого не было. До семнадцати лет я играл центральным полузащитником. В какой-то момент у нас оказалось много травмированных защитников в команде. Тренер попросил сыграть пару матчей в обороне. А потом посоветовал переквалифицироваться в защитники: так было бы лучше для меня.

— Ваша любимая команда – «Манчестер Юнайтед»?

— Да!

— С Бюттнером разговаривали о «МЮ»?

— Нет. Да, я знаю, что он играл за «Юнайтед». Это круто. Десять лет назад для меня было мечтой попасть туда. Сейчас эта команда мне просто нравится: я люблю смотреть их игры, но не более.

— Какой защитник «Манчестер Юнайтед» вам нравится?

— Мне всегда нравился Неманья Видич…

— Так он уже завершил карьеру.

— Это да. Сейчас мне нравится… новенький этот.

— Эрик Байи?

— Точно! Смотрел несколько игр с его участием. Он выступал великолепно, хороший защитник.

— За него отдали 35 миллионов.

— Я думаю, что это не очень нормально для футбола, когда платят такие огромные деньги за игроков. Как и за Погба в том числе. По-моему, ни один футболист не должен стоить так дорого.

— Какие защитники в России нравятся?

— Василий Березуцкий из ЦСКА. Я думаю, он отличный защитник, великолепно работает с мячом. Еще он забил гол англичанам на Евро – это тоже круто. А больше никого не выделю. Я вообще не очень часто смотрю футбол после своих тренировок.

Текст: Илья Егоров
Фото: Сергей Дроняев, ИТАР-ТАСС

Поделиться:

Илья Егоров

Корреспондент еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: