Магомед Оздоев: «Я никогда не смотрел на турнирную таблицу с таким подходом – лишь бы медаль получить»

Когда Фабио Капелло в 2014 году вызвал в сборную Оздоева, того называли самым перспективным российским игроком центральной зоны — без слабых мест. За это время Магомед успел поработать и с испанским тренером в «Рубине», и с другим, итальянским, уже в «Зените». В питерском клубе 26-летний полузащитник осенью 2018-го оказался на распутье. Лидерство команды в чемпионате не приносит удовольствия, если за матчами наблюдаешь со скамейки. В товарищеской встрече с «Шальке», где он когда-то мог продолжить карьеру, Оздоев шанс доказать, что заслуживает от Сергея Семака большего доверия, вроде использовал: сыграл 90 минут, был заметен, забил победный мяч…

Магомед Оздоев

Отличие Санкт-Петербурга

— В 2009-м году я тренировался в молодежной команде «Шальке», — раскрывает секрет своей футбольной молодости Оздоев. Сыграл даже в товарищеском матче – с голландским «ПСВ». После этого мне предлагали остаться, но вмешались те же проблемы, что до этого в киевском «Динамо». Правила запрещали подписывать профессиональный контракт с иностранцами моложе 18 лет. Поэтому я не смог бы играть не только за основной, но даже за молодежный состав. Только в региональной лиге – это уровень 4-5 дивизионов. Пригласивший в «Локомотив» Юрий Семин, о наличии у меня предложения от немецкого клуба знал. И сказал, что в моем возрасте полтора года без матчей даже за молодежку –очень много. Мы подумали и решили в Германии не оставаться. Так вместо «Шальке» я оказался в «Локомотиве».

«Мы» подумали – это с кем?

— С папой.

— Агент у вас тогда был?

-Да. Но как раз после «Шальке» мы разошлись.

— Сейчас кто ваши интересы представляет?

— Анзор Гаргаев. Он представляет компанию Томаса Цорна.

— Сергей Семак товарищеский матч с «Шальке» называл шансом для тех, кто в официальных матчах играл редко. Вам этот матч и забитый в нем гол помогли?

— Не знаю. Понятно, что трудно получить шанс, когда команда на ходу – выигрывает и лидирует в чемпионате. А как я себя в товарищеском матче проявил – решать главному тренеру. Но по встрече с «Шальке-04» особо отмечу атмосферу – на трибунах собралось больше 40 тысяч зрителей. Само по себе участие в матче на таком шикарном стадионе, в таком атмосфере, да еще из командой из Бундеслиги- приятно и престижно. Этим и отличается Санкт-Петербург от других городов – здесь команду любят и поддерживают всегда.

 Магомед Оздоев

В моей футбольной школе ставка на качество

— Вы рассказывали, что тренировавший вас с детства отец, не давал поблажек даже, когда  уже стали профессиональным футболистом. Приехали в отпуск на родину – добро пожаловать на стадион. Сейчас тоже самое?

— Уже нет. Время не позволяет. Отпуск на родине получается очень коротким – приезжаю всего на несколько дней. Поэтому главное  — в первую очередь пообщаться с родными.

— Еще факт из ваших воспоминаний – тест Купера на отцовских тренировках. Это самое сложное испытание?

— Неет. Были у отца нагрузки и посерьезнее. Например, бег по ступенькам на верхнюю трибуну. Вверх-вниз, вверх – вниз. И так несколько серий. Вот это тяжко.

— Сейчас вместе с папой свои матчи разбираете?

— Да. Конечно, не так подробно, как с тренером. Хотя и отец указывает на многие важные моменты в игре. Но я и сам свои матчи внимательно анализирую. А у папы сейчас есть другие подопечные – у нас ведь в Сунжи работает футбольная школа. Отец ей руководит.

— Сколько детей у вас тренируется?

30 человек.

— Что так мало?

— Мы стремимся к высокому качеству, а не количеству. Чтоб тренеры могли нормально управлять группой и уделять достаточно времени каждому ребенку. Пока у нас занимаются ребята от 10 до 13 лет. В этом тоже принципиальная позиция. На мой взгляд, раньше 9 лет начинать заниматься футболом смысла нет.

— Почему?

— Более младшие еще не готовы воспринимать футбол всерьез. Скорее рассматривают его, как забаву – не всегда готовы внимательно слушать задания, в руки мяч берут постоянно. Рано им еще. 

— Финансируете школу вы один?

— Да.

— Сколько на нее в год тратите?

— Сомневаюсь, что это всем интересно.

— И все же какой порядок? Десять миллионов рублей? Несколько десятков?

— Нет, меньше. Суммы не глобальные. Умеренные.

Магомед Оздоев

Мунтян и Паредес

— Лет пять назад вас называли самым перспективным российским полузащитником с опцией «box to box». Да вы и сами говорили, что комфортнее себя чувствуете, если чаще играете в атаку, а не отвечаете в центре поля за  оборону. 

С тех пор ничего не изменилось. Нравится часто получать мяч,  выбирать из нескольких вариантов развития атаки,  постоянно быть в гуще событий. Поэтому комфортней всего  позиция box to box как раз.

— Разве в современном футболе осталось место для узкоспециализированных опорников – разрушителей?

Дело ведь не только в том обороняешься ты больше или атакуешь. Важно,  где чаще располагаешься,  в какой зоне обычно получаешь мяч. Например, Леандро Паредес действует как раз на место опорного. Игорь Денисов – тоже опорник. Ну это самые близкие для нашего футбола примеры.

Давайте еще о вашей футбольной молодости. Киевское «Динамо» со времен Валерия Лобановского ассоциировалось с высочайшими физическими нагрузками. Неужели в 16 лет отправляясь в Киев, нагрузок не опасались?

— У меня другой подход к этому. Серьезно занимаюсь футболом с 9 лет. Поэтому с детства приучил себя к тому, что к любой работе нужно относиться,  как к обязательному этапу для прогресса. Раз хочешь расти, нужно именно так воспринимать все требования тренера. Потому что, если будешь рассуждать в стиле: «Зачем это нужно?»,  большого эффекта от занятий не добьешься. Но те, кто работать не желал, в киевском «Динамо» и не задерживались.

— Не понимаю – как можно в киевском «Динамо» не работать. Пусть даже и в молодежном составе. Вот как это?

Я не о том, что кто-то отлынивал от упражнений. Это больше в игровых заданиях  и двусторонках проявлялось. Если Владимир Мунтян замечал, что игрок борьбы сторонится, мало двигается, свободное место для получения передачи не ищет, а только на чистых мячах играет, говорил прямо: «собирай вещи, ты нам не подходишь».

Что на тренировках у Мунтяна запомнилось особенно?

— Тест Купера после товарищеского матча. (Смеется) Играли на сборе с командой низшего дивизиона – выиграли 10:0. После финального свистка идем довольные, вдруг Владимир Федорович нас останавливает: «Ребятки, вы куда? И чему радуетесь то»? С кем играли, видели? Такому сопернику надо было 15 мячей забивать».  Решил, что мы отдались в матче недостаточно и отправил нас дорабатывать бегом вокруг поля. Тот опыт я считаю для себя очень полезным, это помогло максимально ответственно относиться к футболу на каждой тренировке, всегда выкладываться полностью. А Мунтян потом рассказывал, что их точно также когда то Валерий Лобановский воспитывал.  «Динамо» выиграло у кого то в 10 мячей, а Валерий Васильевич сказал: «Мало забили. Поэтому доработаем бегом».

— В основной состав тогда шансы попасть были?

Да. Главным тренером  был Юрий Семин. Я успел потренироваться под его руководством, впечатление оставил положительное. К тому же и Владимир Мутнян мне хорошие рекомендации давал. Но все уперлось в трансферный регламент. Мне было 16 лет, а играть иностранцы раньше 18 не могли. Поэтому контракт не подписали. Семин сказал тогда напоследок: «Жду тебя в «Локомотиве».

Магомед Оздоев

Семак и Капелло

— В сборную России вас впервые вызывали при Фабио Капелло. Чему вы научились у итальянца?

— Капелло отличало предельная ответственность и требовательность. Фабио – тренер, который очень редко излучает эмоции. Его серьезный вид – это показатель отношения к футболу. Тоже самое он требовал и от игроков – чтобы каждую деталь они пропускали через себя, чтобы в любом упражнении выкладывались полностью.  Капелло выделяла и очень строгая дисциплина – не только на поле, но и за его пределами. И не всем такая дисциплина приходилась по душе.

— Он действительно багровел, когда футболисты садились на мяч?

— Да, ему такие ситуации не нравились. Я в этом Фабио понимал потому что я детства приучен, к тому, что на мяче сидеть нельзя. Иначе он превратиться в «яйцо» — им уже не поиграешь. Мяч – для футбола, а не сидения.

— Вы говорили, что свою роль в «Зените» обсуждали и с Сергеем Семаком, и с руководством  — в результате до зимнего перерыва остались в команде. Какова ситуация сейчас?

— Наверное, каждый футболист скажет, что выходить на поле так редко – это тяжело. Хочу играть больше. Собираюсь снова поговорить о своей ситуации – в первую очередь с тренерским штабом, с Богданычем. Сядем, обсудим, проясним что и как. От решения главного тренера и буду исходить.

— У вас есть ответ – почему вы намного чаще проводите матчи на скамейке, чем на поле?

— Мне сложно это понять. Семак говорил, что по тренировкам ко мне вопросов и замечаний нет. Но выбор состава – решение главного тренера. Я нормально отношусь к его выбору.

— Турнирное положение «Зенита» будете учитывать? Вы хоть играете мало, но есть шанс стать чемпионом России.

— Я никогда не смотрел на турнирную таблицу с таким подходом – лишь бы медаль получить. По моему, медаль надо заслужить.

Санкт-Петербург

Текст: Максим Михалко
Фото: Global Look Press, официальный сайт «Зенита»

Поделиться:

Максим Михалко

Автор еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: