«Если бы предложили выступать за сборную Украины, я бы отказался». Алексей Ботвиньев – о Невио Скале, Мирче Луческу и Сергее Галицком

В 18 лет он сменил клуб, переехал в другую страну в статусе одного из самых многообещающих вратарей России. За семь лет в «Шахтере» так и не смог пробиться в основу, вернулся на Родину и уже в 32 года перешел на тренерскую работу. Алексей Ботвиньев рассказал еженедельнику «Футбол», почему так получилось.

Алексей Ботвиньев

Детство

— Наблюдая за вами со стороны показалось, что вы очень здорово ладите с детьми. Глядя на их старания, не захотелось самому вернуться в детство?
— Очень часто с ребятами общаемся, о том, что есть дети, которым дано от природы где-то, но они закапывают талант под землю. Всегда очень жалко, очень обидно и я всегда хочу поделиться с ними своим опытом, мудростью, показать примером и помочь идти по правильному пути как можно дольше. Сам уже ребенком не стану, поэтому остается лишь за своими детишками переживать на поле.

-Во сколько лет поймали первый мяч?
— Мне было 8 лет. Ходил с отцом на стадион. В Коломне тогда на футбол ходили по 10 тысяч, две команды было и, естественно, приходя после игры, сразу выбегали во двор и играли уже сами.

— А как пришли в секцию?
— Как раз на стадионе диктор объявил о том, что проходит набор мальчиков 8-10 лет. Соответственно, сразу на следующий день и пришел.

— Спорт учебе сильно мешал?
— Абсолютно нет, все это глупости, было б желание. У меня мама не особо болельщик футбольный. Она поставила условие, если будут тройки, то ни о какой футбольной секции не может быть и речи. Был выбор у меня: хочешь заниматься, давай учись. Я учился на пятерки и четверки и проблем не было.


Сергей Бабурин: «Яшин учил меня: «Молодой, самое главное – это огромное желание не пропустить мяч»

— В детстве часто в Москву ездили?
— Очень редко, но в 16 лет решил попробовать себя в московской команде, поехал в школу «Динамо», меня взяли, но не на первую роль. Там были ребята уже из сборных, но мне все равно очень хотелось приехать. Очень ценный опыт для меня, мы тогда были чемпионами по области, и там, глядя на то, что умеют мои сверстники, я понял, что еще сам ничего не умею. Появился стимул больше работать. Так меня хватило на три месяца, тренировки пять раз в неделю, потом я, к сожалению, понял, что нужно играть, а не просто тренироваться. Сейчас я понимаю, что решение было правильным.

— За кого-нибудь болели?
— Как и все мальчишки болел за ту команду, за которую болели в семье. В моем случае – это ЦСКА, поэтому мне ничего не оставалось, как переживать за красно-синих вместе с отцом.

— Первую зарплату помните?
— Да, помню. Было нелегко, когда в 90-е родители не получали зарплату по 5-6 месяцев. Я в первый раз принес сумму, равную ста долларам, а у меня родители сами зарабатывали в районе 50 долларов с большими задержками, у мамы была неадекватная реакция: «Отнеси эти деньги обратно», — не могла поверить, что столько можно заработать.

Шахтер

— Вы практически в 18 лет оказались в Донецке. Как пришло предложение переехать?
— Произошло оно немножко неожиданно для меня. Полтора года я играл за родную «Коломну» и получилось, что в 1999-м мы заняли рекордное второе место и в воротах был я. На нас обратили внимание, а зона «Центр» считалась сильной по тем временам. Получил приглашение в сборную от Кузнецова (тренер юношеской сборной 1981 г.р.). Были полунамеки от московских клубов, но конкретных предложение не было. «Шахтер» немного схитрил, они предложили подготовиться к сборной у них. Приехав туда, я увидел условия. Тогда в команду только пришел Ахметов. У меня закружилась голова и получилось, что на сборы национальной команды я поехал уже с контрактом 5-летним на руках.

— Страшно было переезжать в новый город, страну?
— Было сначала очень интересно, а потом я – подросток 18-летний, столкнулся с бытовыми проблемами, с мужской конкуренцией, где-то она была честной, где-то не очень, поэтому было жутко одиноко. Друзей у меня не было, ровесников в команде не было, там играли уже одни дядьки матерые. Первое время было тяжело. Опять же, молодые ребята, наступая на мои грабли, считают, что они соответствуют какому-то уровне, а на самом деле со стороны видишь, совсем сырые парнишки.

 

 

— Вы тогда действительно были на слуху и в юношескую сборную постоянно вызывались. Это на вас никак не давлело?
— Да нет, наоборот. Опять же, поездка в Донецк была сравнима с поездкой в «Динамо». Приехав туда я сегодня играю с мужиками, а приехал в сборную с таким ощущением, что я уже полтора года играю с мужиками, занимаю места и в голове складывалось ошибочное мнение, что я чего-то уже умею. А приехав в Донецк, увидев скорости высшей лиги украинской, был ошеломлен. Те дядьки, которых я все время видел по телевизору, с ними приходилось играть на равных. Меня это все застало врасплох, честно, был не готов морально.

— Вместе с вами из России в Украину переехал Алексей Бахарев. Интересно, что он сыграл и за сборную России матч и за украинцев. Оба – в товарищеских матчах. За какую сборную он больше всего хотел играть?
— Надо у Алексея спросить. Я знаю, что он был готов играть, а какие были предпочтения в выборе сборной – без понятия.

— А если бы у вас встал такой выбор?
— Я бы отказался, меня многие спрашивали. Для меня это принципиально. Я родился в России, у меня тут вся родня. Есть клуб, который можно поменять, но не знаю, как можно сменить страну. К слову, я полностью против натурализации. Клубные интересы не должны быть сравнимы со сборной. Игра за страну, можно сказать, — это дань уважения к родине, которая тебя вырастила. А меня паспорт ради того, чтобы поехать на ЧМ или Европы – это глупо и неправильно.

— В 2002 году Шахтер наконец выиграл чемпионат Украины. Можно ли назвать это событие концом или отправной точкой, когда гегемония киевского «Динамо» кончилась?
— «Шахтер» все время пытался доказать, что в Украине не только «Динамо». Это была мечта Ахметова – сделать донецкий клуб одним из сильнейших в стране. Где-то в 2002-м с приходом Невио Скалы, когда «Шахтер» выиграл, многие посчитали это случайностью. Там все решилось в последнем туре. А вот где-то в период 2004-2008 можно было смело говорить, что в Украине две очень сильные команды.

— А где вы были во время финального свистка? С основной командой или резервной?
— В 2000-м я, пройдя сборную, был отправлен в дубль и спустя два года я воспрял духом, взялся за себя с двойными оборотами. В тот момент, когда раздался финальный свисток я смотрел матч у ТВ, а где-то через 2-3 часа узнал, что меня забирают с «основой» на сбор летний. Весь Донецк в тот день болел, и вообще я не видел таких городов, где бы жители были так едино поглощены футболом, разве что Питер.

— Невио Скала вам каким запомнился?
— Для меня это был первый иностранный тренер. Однозначно другая ментальность, другой подход. Тогда задумался: подходим ли мы этот менталитет. С годами все больше понимаю, что нам европейский ритм не годится.

— Шахтер и Спартак так и стали последними клубами итальянца, неужели работа в СНГ так надломила?
-Думаю, это просто стечение обстоятельств. Он уже тренер в возрасте, но всего добившийся и состоявшийся и просто не факт, что у него осталось желание работать.

Мистер-класс. Как Мирча Луческу выстраивает свой «Зенит»

— Мирча Луческу – самый сильный тренер в вашей карьере?
— Самый жесткий, самый толерантный и, возможно, самый современный. Здесь уже даже не мое мнение, а статистика Мирча говорит сама за себя. Выиграл столько в Донецке и теперь получил предложение от «Зенита». Если не ошибаюсь, он знает 5 или 6 языков. У меня огромное уважение к этому тренеру. То, что я при нем не заиграл, у меня нет ни капельки к нему обиды.

— В Зените румына называют мистер, а как в Донецке вы с одноклубниками его называли?
— Так же, мистер.

-Как думаете, в «Зените» у него все получится?
-Уверен на 100 процентов, у него все получится.

— «Шахтер» стал скупать многих талантливых бразильцев, почему в России не пойти по тому же пути?
— Возможно, это и может дать успех, но лично я против, потому что бразильцы – они тоже люди своеобразные. Некоторые ведут себя примерно, а другие такие веселые, совершенно противоположные нам. Я против, если честно. Я за то, чтобы их было как можно меньше.

— Окоронкво последние 15 лет играл только в Украине и России, он русскую речь понимал?
— Он полностью русифицированный футболист. До «Шахтера» он играл в молдавском «Шерифе», там уже освоил русский, а в Донецке мы с ним никогда на английском не общались. Человек, который вел себя так, как должен вести себя легионер в моем понятии. Не мы должны общаться с ним на его языке, а сам приехал к нам в страну и должен выучить наш язык, чтобы не было проблем с общением.

— Сейчас в ФНЛ у «Зенита», у «Спартака» есть резервные команды. В Донецке вы провели большую часть времени играя за «Шахтер-2» в первой лиге. Как думаете, подобная практика, иметь фарм-клубы, полезна?
— Очень полезна. Объясню почему: школа любой топовой команды выпускает каждый год по 20 человек, и не все могут раскрыться в 18 лет. Многие парни ломаются и заканчивают, а выступление в молодежном составе, втором дивизионе – это не то. ФНЛ – очень правильное решение для «Зенита», «Спартака»

— Войцеха Ковалевски, а затем Стипе Плетикосу покупал из «Спартак». С обоими вы пересекались в «Шахтере», поступали ли вам предложения от красно-белых и вообще из России?
— Скажу честно, оно и не должно было поступить. «Спартак» — это топовый клуб на уровне России, и чтобы в него попасть, нужно, как минимум, играть в старте постоянно, а учитывая, что я был на вторых ролях, то я просто не заслужил.

 

Алексей Ботвиньев

 

— За 7 лет вообще вам много предложений поступало не только из России, но и из других чемпионатов?
— Так получилось, что я приехал в Донецк без агента и лично на меня никто не выходил. Как только агент появился, сразу пришла возможность вернуться в Россию. Так я и попал в «Сатурн».

— Вы наверняка много раздумывали, почему же вам так и не предоставили шанса за столько лет?
— Наверное потому и не представился шанс, потому что где-то моя ошибка: где-то недоработал, где-то не доказал тренерам. Второе, может быть смягчающее обстоятельство, в «Шахтере» нет права на ошибку.

— Как давно последний раз были в Украине?
— Последний раз был в 2014 году, когда уже начались все эти Майданы. Честно говоря, не подозревал и даже поверить не мог, что это может произойти. Очень поразился, как все изменилось с Евро-2012, когда город преобразился. Он всегда был для меня уютным и где-то даже домашний, а после того, как там все понастроили, красота была неимоверная. И то, что сейчас там происходит на данный момент, очень горько на это смотреть.

— Люди в бытность футболиста узнавали на улице?
— Футбол в Донецке популярен, везде плакаты. Случалось, что узнавали, да.

— Сейчас с кем-то из бывших одноклубников связь поддерживаете?
— Из «Шахтера» — нет, а из других клубов – конечно.

Сатурн

— Вас выкупил «Сатурн» или вы пришли уже свободным агентом?
— Выкупили, тогда права еще были у «Шахтера».

— Владимир Вайсс в России не задержалсяp, зато здорово руководил сборной Словакии. Вам он чем запомнился?
— Мне он запомнился человеком, который очень интересно подходил к тренировочному процессу, очень демократично относился к футболистам, никогда не считал себя начальником. Но на играх Владимир Вайсс был очень эмоционален.

— В Раменском вы сыграли за 3 года всего 4 раза. Уж слишком был хорош Кински?
— Кински был однозначно хорош. У меня был шанс, когда выпускали, и я играл, но получил травму. Я очень многое у Антонина перенял, особенно в плане психологии. У нас были дружеские отношения и до сих пор мы их поддерживаем. Он знает, что в России главный праздник – новый год, когда никто не работает. А на сколько мне известно, у них большее значение имеет рождество, поэтому я его поздравляю с рождеством, он меня с новым годом.

Алексей Медведев: «Перешел в «Сатурн» прямо из армии»

— Если сейчас предложат помочь Сатурну в нынешнем положении, в роли главного тренера или тренера вратарей. Вы бы согласились?
— У меня сейчас такое ощущение, что я работаю в «Сатурне», потому что школа «Мастер-Сатурн» была создана в те годы, когда клуб из Раменского выступал в РФПЛ. Когда большой «Сатурн» исчез с футбольной карты, школа осталась, поэтому, когда сейчас приезжаем в другие города и меня спрашивают, что за команда, всегда отвечаю «Сатурн».

— Один из многолетних лидеров «Амкара» Георги Пеев рассказал, что ему постоянно приходилось выслушивать оскорбления от Гаджи Гаджиева. В «Сатурне» он был также эмоционален?
— Помню этот конфликт, был очень удивлен, но ни у кого не спрашивал, потому что мне это даже неинтересно. Я очень удивлен, потому что Гаджи Муслимович мне запомнился человеком, который никогда не матерился ни на установках, ни в играх, никогда никого не оскорблял лично. Мне с трудом в эту историю верится, на самом деле.

 

 

Кубань

— В Краснодаре вы оказались у Сергея Овчинникова. В пору вратарскую он всегда был запредельно эмоционально заряжен. В роли тренера подобная энергетика от него чувствовалась?
— Перестал ли Сергей Иванович быть столь эмоциональным в роли тренера? Я бы так не сказал. Мне запомнилась история: не помню фамилию судьи и с кем играли. Наш тренер человек воспитанный, тактичный и он подходил после игры, здоровался и говорил, не повезло вам, в шутку, намекая что будет излишне эмоционален не только к футболистам, но и судьям.

— А вы себя считаете человеком импульсивным или спокойным?
— Так получилось, что я сейчас работаю с детьми. Неважно, что с 97-98 года рождения, все считают себя уже взрослыми. А я думаю, что недопустимо повышать где-то на них голос. Да, иногда надо это сделать, но не кричать, в любом случае, где-то нужно найти правильные слова, где-то встряхнуть, но ни в коем случае не оскорблять или кричать. В данный момент я себе этого не позволяю, как будет дальше – не знаю.

— Сейчас Овчинников работает в ЦСКА, а было время, когда он нелестно высказывался об армейских фанатах. Были ли у вас случаи, когда и вам -приходилось конфликтовать с болельщиками?
— Нет, пока не было, надеюсь, что и не будет.

— В первой же игре вы отбили пенальти против «Спартака». «Кубань» выиграла. Был ли шанс продлить аренду или перейти в «Кубань» полностью?
— Чисто теоретически могли договориться, разговор об этом не зашел, а на столько в Краснодаре мне понравилась публика, город, что, когда поступило предложение от «Краснодара» в первый дивизион, я думал всего минуту-две.

Сергей Овчинников: «В Находке Семин брал самолет штурмом»

 

Краснодар

— Уже тогда было ощущение, что Сергей Галицкий строит большой клуб?
— Однозначно, он сам об этом всегда говорил: «Ребята, клуб будет расти, условия будут лишь развиваться, вопрос лишь в том, останетесь ли вы в нем». И все эти высказывания были подкреплены поступками. Инфраструктура, база уже в 2010-м, когда мы играли во втором дивизионе, была на супер. Сейчас встречаю ребят из «Краснодара», они говорят, что то, что было тогда давно изменилось и сейчас стало еще лучше. Низкий поклон таким людям, как Галицкий, дай Бог, чтобы у нас было побольше таких футбольных людей в стране.

— На новой арене еще не бывали?
— К сожалению, еще нет. Сейчас много арен открылось последнее время: ЦСКА, «Открытие», в Краснодаре соответственно. Те, кто были в Краснодаре говорят, что это не стадион, а театр. От сидений, звука до антуража. Хочется доехать и до «Спартака», и до ЦСКА, а затем и в Краснодар съездить. Со временем обязательно это сделаю.

— Чего не хватает «быкам», чтобы наконец взять чемпионат или еще рано?
— Времени. Я уверен, что это скоро произойдет. Это, наверное, сейчас многие так же относятся к «Краснодару», как в 2000-м к «Шахтеру». Придет время и успех наступит, если Галицкий не сменит курс или ему все это не надоест, что вряд ли: Галицкий – человек амбициозный.

— Получается, что карьеру вы завершили в 32 года. Почему так рано?
— Рано, да. Дело в том, что я пропустил 2005-й год. Сейчас уже можно об этом говорить. Меня очень сильно беспокоила спина. Многие уже тогда советовали уйти, потому что закончится могло все плачевно. Но знаете, было такое чутье, что еще рано, что смогу. Получилось, правильно, что остался в спорте. 2011-й в игровом плане был неудачный. Я тогда представлял «Томь», которая испытывала трудные финансовые времена, но почти не играл. И более подходящих предложений в то время у меня и не было. Получилось, что год просто просидел, снова начала о себе напоминать спина и осенью я, приехав домой в отпуск, я понял, что хороших предложений у меня не будет, а ездить и играть ниже уже желания не было. Все факты сопоставил и решил, почему бы пока еще здоровый не начать все сначала, но уже как тренер. И вот решил начать с низшей ступени, детского футбола и сейчас мне очень это нравится.

— Спина сейчас не беспокоит?
— Приходится заниматься собой: следить за весом, делать гимнастику, ходить в тренажерный зал, бассейн. Пока, слава Богу, все нормально.

— Как перешли на тренерскую работу, получали ли лицензию и образование?
— Образование в Донецке получил, высший спортивный институт закончил, а два года назад увидел набор в группу по работе с тренерами-вратар ями. Особой жажды получить лицензию у меня не было, надобности в ней еще такой нет, но очень хотелось получить знания. Тренерской работе можно учиться постоянно, и я стараюсь всегда прислушиваться к разным мнениям, а решение уже принимаю сам. Поехал, поступил, полтора года отучился, познакомился с ребятами, кого раньше видел тоже только по телевизору. В частности, с Андреем Николаевичем Саморуковым (детский тренер ЦСКА), очень много с ним и часто общаемся и всегда многое беру на вооружение. Кстати, Виталий Витальевич Кафанов очень много прикладывает усилий, чтобы возродить тренерскую школу вратарей. Нам не нужно смотреть ни на какую Испанию, Голландию, у нас есть величайший вратарь в истории – Лев Яшин.

Александр Маренич: «В ПФЛ, если ты за секунду пас не отдал, тебя выносят»

— Вы работали в «Коломне».
— Я проработал полгода в «Коломне», но по некоторым обстоятельствам решил уйти. Пришло предложение в училище «Мастер-Сатурн». Сейчас понимаю, что работа с детьми – это мое и все нравится.

— В России футбол дело убыточное. Любой провинциальный клуб могут резко перестать финансироваться из гос бюджета. Можно ли что-то изменить в системе нашего футбола и как?
— Мне кажется, на данный момент вся финансовая нехватка, финансовый минимум может положительно сказаться на футболе. Не хочу, чтоб меня неправильно поняли, в нашем футболе очень много людей непрофессиональн ых, которые занимают не свои посты. Но считается, что они в этом разбираются лучше остальных. Я думаю, что как только денег станет меньше в футболе, как только на игре можно будет меньше навариться, эти люди просто из-за не интереса уйдут из футбола и, возможно, это даст небольшой толчок. Не буду называть никаких фамилий, все и так знают, Америки не открою.

— Сильно ли изменилась подготовка вратарей, как теоретическая, так и тренировочная с вашей юности и теперь?
— Конечно, в моей юности вратарь был обычный игрок. Не было тренера по вратарям. В лучшем случае это второй тренер, который подходил и уделял время. Сейчас мы пришли к тому, что у нас появилась должность «тренер вратарей». А скоро, наверняка, придем к европейскому формату, когда в клубах будет по два тренера вратарей. Один работает, другой смотрит со стороны и это правильно.

— Кто сейчас лучший вратарь в стране?
— Я думаю, всем все ясно – это Игорь Акинфеев. Но мне еще сильно импонирует Сергей Рыжиков. Мне очень жалко, что он так и не принял участия ни в одном чемпионате мира или Европы.

— А как думаете, сильно ли над Акинфеевым давлеет то, что никак не получается сыграть в сухую в Лиге чемпионов?
— Раньше 100 процентов, что Игорь на это внимание не обращал, надеюсь, что и сейчас не обращает. Но излишняя шумиха, поднятая в прессе и многие уже просто начинают с издевкой использовать это количество игр. Хочется уже и не только Игорю, чтоб ЦСКА наконец сыграл на ноль. Лучше об этом как можно меньше говорить, давайте лучше обсуждать рекорд, который Игорь поставил по количеству игр в составе сборной.

— Нужно ли нашим игрокам стремиться в европейские чемпионаты или вырасти в России реально?
— Надо стремиться в Европу, надо всегда ставить цели и к ним идти. Уже побывав там, желательно выходя на поле, принимать решение, выступать у себя в стране или за границей.

Текст: Юрий Алеманов
Фото: Сергей Дроняев

 

Поделиться:

Юрий Алеманов

Автор колонки о французском футболе. Напоминаю о тех, кого вы могли уже забыть в рубрике «Вспомнить всех». Люблю в футболе итальянскую страсть и английский антураж. В еженедельнике с 2015 года.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: