Артем Макаров: «Фанаты в Италии орали мне: «Мы тебя найдем, мы тебя убьем!»

Все чаще молодые российские футболисты собирают вещи и бегут в европейский  чемпионат, чтобы не сгнить в России в дубле какого-нибудь клуба на хорошей зарплате. Но выступление в Европе — это не всегда сказка о звездной карьере. Артем Макаров раньше выступал за «Спартак-2», но потом тоже решил, что пора в этой жизни что-то менять, и отправился покорять Европу. В прошлом сезоне Макаров играл за вторую команду «Фиорентины». В этом сезоне он находится в аренде в скромном клубе Cерии D «Таранто». В интервью еженедельнику «Футбол» молодой вратарь рассказал, за что пришлось врезать африканцу на тренировке «фиалок», насколько жесток футбол в низших итальянских дивизионах и вообще к чему надо быть готовым, отправляясь на Запад.

Артем Макаров

Валерий Карпин, советчик Джанаев, «Ростов»

— «Спартак» не стал продлевать контракт с тобой. Почему так случилось?

— Этот вопрос нужно задавать руководству. Раз не захотели продлевать контракт, значит, посчитали, что так нужно. С моей стороны все обязательства были выполнены: я тренировался, ждал шанса, но так его и не получил. Многие, кто не получает возможности проявить себя в «Спартаке», потом играют за границей.

— «Спартак» часто избавляется от молодых игроков.

— Опять же все вопросы к руководству. Я много играл за красно-белых – за его юношеские команды, знаю тех, кто сейчас выступает в первой лиге, в дубле. Не знаю, почему так происходит именно в «Спартаке», почему в команде не доверяют своим же воспитанникам и молодым.

— Ты же застал Карпина?

— Да, его застал. До основы при нем недотягивал, тренировался во второй лиге, работал с Бушмановым. Также играл за дубль: туда-сюда метался.

— У каждого игрока «Спартака» есть история про Карпина. Расскажешь свою?

— Это было перед «Спартаком», я тогда еще за ФШМ играл. Мне довелось съездить в Сан-Себастьян, в «Реал Сосьедад», на недельный просмотр. Захожу на базу, смотрю, фото Валеры Карпина висит. Я им говорю сразу же: «О, Валерий! Я его знаю!» На что мне сотрудник отвечает: «Да его все здесь знают. Он был самым первым человеком на дискотеке!» Но потом, правда, рассказал, что Карпин любил погулять, но к нему никогда не было никаких претензий: на поле полностью отдавался. Вообще, Карпина в Испании очень любят и уважают.

— Я слышал, в «Спартаке» ты хорошо общался с Джанаевым.

— Я жил с ним в одном номере в Тарасовке. Мы тренировались вместе в «Спартаке-2». От Джанаева получил много ценных советов.

— Например?

— Он всегда говорил, что не стоит опускать руки, нужно много тренироваться, добиваться задуманного. Сослан – отличный, доброжелательный парень и большой молодец!

У Джанаева была непростая ситуация: Валерий Карпин не подпускал его в основной состав, хотя Сослан был готов играть даже за «Спартак-2». Но Карпин перекрыл ему все дороги. Потом он получил предложение из «Ростова». И сейчас играет в Лиге чемпионов.

Дмитрий Каюмов: «Когда забил первый гол за «Спартак», ко мне был ажиотаж. Потом я получил травму, и через месяц все эти люди исчезли»

— Когда-то ты играл за «Спартак-2». Сейчас это одна из лидирующих команд ФНЛ. Скажи честно, не было желания вернуться?

— Конечно, если будет конкретное предложение, то я его обдумаю. Желание есть всегда, но нужно отталкиваться от предложений. А пока был интерес летом со стороны «Ростова». Но на тот момент не хотели отпускать из «Фиорентины».

Артем Макаров

«Витесс», переезд в Италию, наглый африканец

— Как русскому игроку можно уехать в Италию?

— Все получилось спонтанно. Я поддерживал форму 2–3 месяца. Потом поступило неординарное предложение поехать на три дня в «Фиорентину». Я сразу же согласился. Тренируюсь там три дня, неделю, месяц – от команды никакого ответа. Я уже начал немного нервничать, говорю им: «Как быть-то? Вы мне скажите, у меня виза заканчивается: мне домой или как?» Потом они мне ответили, чтобы я оставался. Но на тот момент мне нельзя было играть. Год просто тренировался.

— Я правильно понимаю, что у тебя агент – голландец?

— Да, все верно.

— И у тебя же был вариант с «Витессом».

— Точно. Это было после того, как я отъехал из Флоренции в Москву. И агент как раз предложил мне поехать в Голландию. Почему я так сделал? Тогда просто не было никаких договоренностей с «Фиорентиной». Приехал в Голландию на неделю, сыграл матч за дубль. Все было хорошо, всем понравился. Но руководство «Витесса» сказало, что не сможет выплатить обязательную компенсацию «Спартаку». К счастью, «Фиорентина» к тому моменту зашевелилась. Когда итальянцы узнали, что я куда-то ездил, так сразу предложили подписать контракт.

Аршак Корян: «Мы не знаем историю каждого из тех, кто уходил»

— Сложно было решиться на переезд?

— Я волновался. Первый год был самым сложным. Я не знал итальянского языка. Говорил на английском, но меня никто не понимал. К счастью, поддерживал сербский игрок Виктор Стефанович: я жил с ним в общежитии. Он со мной разговаривал, объяснял что-то, помогал адаптироваться. Первый год был тяжелым. Часто не понимал, чего от меня хочет тренер. Но ребята в «Фиорентине» очень добрые и отзывчивые, так что помогали, как могли. Потом я уже выучил язык и освоился.

— Как ты учил язык?

— После перехода мне сразу же сказали, что через пару недель предоставят преподавателя. Но сначала я старался схватывать все на лету. Потом мне все-таки дали репетитора. С ней было очень тяжело: репетитор не знал ни английского, ни русского языка. И она мне очень часто объясняла все на итальянском, иногда с помощью жестов.

— Это правда, что ты не мог первое время получить контракт из-за Моххамеда Салаха?

В «Фиорентине» оставалось одно место в заявке для игрока не из ЕС. В итоге его отдали Салаху. «Фиорентина» долго тянула с контрактом. Я даже не знал, что делать, ведь была весна. А на тот момент со мной связался московский «Локомотив». Они спросили, зачем мне Италия, и предложили приехать домой в дубль. Они даже с «Фио» связались. Но команда быстро отреагировала: «Не нужно ничего подписывать, мы даем тебе контракт». Я подписал контракт. Но для итальянцев я иностранец. А Салах как раз занимал последнюю квоту. И мне сразу сказали, что я подпишу контракт и уйду в аренду. Такие правила.

— Ты год тренировался совершенно без зарплаты. Как выживал?

— Для меня были созданы все необходимые условия: питание, проживание, переезды. Это все брал на себя клуб. Я лишь должен был доказывать на поле. Я тогда был несовершеннолетним. И многие люди говорят: «Да ладно, зачем ему деньги в таком возрасте? Наверняка только для того, чтобы выйти куда-то в центр, попить, поесть». Я могу сказать, что времени не было даже на то, чтобы выбраться куда-то и покушать. Когда команда уезжала по выходным на игры Примаверы (чемпионат Италии среди молодежных команд), я оставался работать с тренерами, которые занимаются с младшими возрастами. Кстати, в «Фиорентине» есть такой порядок. За тобой постоянно наблюдают. Очень часто приходят и смотрят, что делаешь: спишь – не спишь, ешь или не ешь. На тот момент мне нельзя было уехать в центр. Нужно было спрашивать разрешения от родителей: нужно было звонить и отпрашиваться.

— Как выглядит общежитие для футболистов в Италии?

— Жить можно. Первый год я жил, грубо говоря, в подвале. Под самым потолком были решетки. Я смотрел – а там ноги ходили. Второй год был получше немного. Переселили в другие апартаменты. Может быть, это покажется смешным, но там было настолько тесно, что я мог спать на одной кровати с другим игроком.

— Уф!

— Да, 4 комнаты по 2–3 человека в каждой и один туалет. Была борьба за душ.

— Приходилось постоять за себя?

— Было дело пару раз в первый год, когда я приехал в «Фиорентину». Мы играли в «квадрат» на тренировке. И один африканец, Диакате, был недоволен, когда я отбирал у него мячи. Постоянно орал: «Чего ты мне бьешь по ногам?!» А я привык до конца идти и в одном моменте пошел в мяч. А он подходит ко мне и берет за горло. Пришлось ответить. После мы помирились, были лучшими друзьями.

— А второй момент какой?

— Это был вопрос воспитания. Приехал африканец и съел всю нашу еду, не спросив разрешения. Итальянцы – мягкий народ, боятся вечно чего-то. Я – нет. Подошел и кинул ему фантики, объяснил, что он неправ. Он извинился. Нет, нам было не жалко еды. Он просто мог бы и разрешения спросить.

— Это твоя самая безумная история в Италии?

— Нет. Я говорил, что в «Фиорентине» за нами смотрят, кто и чем занимается. По выходным посреди ночи постоянно приходил человек с фонариком. Он приходил в час-два ночи, постоянно светил в лицо. Мы думали, что издевается. Но это всего лишь его работа. Один раз мы с сербом решили, что не будем спать, так как был выходной. Мы ждали этого сотрудника и спрятались. Когда он зашел, мы внезапно выскочили, стали кричать и пугать его.

— За потасовки не штрафуют?

— Это были мелкие разборки. Как-то были потасовки в команде, но все прошло спокойно и между нами.

— Молодые футболисты в Италии получают немного. Это нормально?

— Я считаю, что это нормально. Ты еще молодой, нужно многое доказывать. Даже если брать зарплаты Кокорина и Гамшика, то… Гамшик играет в «Наполи», в чемпионате посильнее, но в плане заработков во многом уступает Кокорину. В Италии в дубле не все игроки на контракте: только 5–6 человек. Это не оттого, что клуб жадничает, просто в тех, кто получает, верят особенно. Если брать Россию, то там, наверное, все на зарплатах.

— Сравнишь свою зарплату в «Фиорентине» и «Спартаке-2»?

— В Италии в этом плане я проиграл. Но я не за деньгами ехал.

Артем Макаров

Шутки в «Фиорентине», тренерская школа, майка для «Локомотива»

— Как шутят в «Фиорентине»?

— Если говорить про «молодежку», то расскажу историю. У нас есть такое правило: если ты бутсы оставил на поле, то тебя штрафуют на 10–15 евро. Поэтому за собой надо уносить все вещи. Некоторые берут специально чужую ветровку и выкидывают на поле. Это считается шуткой. В основной команде все больше танцуют, особо много не шутят. Могут что-то спрятать, подрезать гетры. Главным шутником был испанец Хоакин. Постоянно ходил, смешил всех, подкалывал.

— Это правда, что в Италии все помешаны на тактике?

— В «Фиорентине» много внимания уделяется разбору игр, выявлению ошибок. На неделе мы могли собираться ради этого по три-четыре раза. Но упражнения на тренировках были в основном игровыми. А тактическая подготовка — нужная вещь. Ты же не можешь выйти на поле и не знать о сопернике ничего: куда пробьет пенальти, что будет делать в разные моменты. Нужно быть готовым ко всему.

— Какое самое частое наставление от тренеров ты слышал?

— С Пауло Соузой я не так много говорил. В основном все наши беседы проходили перед моим уходом. Он говорил о том, я правильно делаю, что ухожу в аренду в «Таранто». Соуза пообещал, что будет наблюдать за мной. Он подтягивал меня к основе, приезжал смотреть на мои игры за дубль. Получал много советов от Кристиана Лупателли, тренера вратарей дубля «Фиорентины». Он часто подсказывал мне, дал много в игровом плане.

— Все говорят, что итальянская тренерская школа – лучшая в мире.

— Я думаю, что одна из лучших. Наравне с нашей. Если говорить о российской тренерской школе, то в ней тоже много тактики. Мне, например, импонирует работа тренеров «Ростова» и конкретно Бердыева. Сейчас там и Данильянц, и Кириченко. Но видно, что Бердыев в прошлом сезоне уделял много времени тактике.

— Кто из вратарей в Италии больше всего нравится?
— Буффон! Это вообще легенда Италии. Могу еще отметить Нету, бывшего кипера «Фиорентины», который сейчас выступает за «Юве». Он великолепен во всех планах.

— Он был основным в «Фиорентине», а теперь сидит на лавке в Турине. Зачем он перешел?

— Мы как-то играли с «Ювентусом» в полуфинале Кубка Италии. Нету приехал в нашу гостиницу пообщаться с Кристианом Лупателли. Я тоже с ними разговаривал. Он говорил, что это было целенаправленное решение: он хотел чего-то нового. Нету говорил, что Буффон – это нечто! Кстати, Нету дружит с Гилерме.

Маринато Гилерме: «На светофоре подошли двое с пистолетами, заставили выйти из машины и угнали ее»

— Серьезно?

— Он мне рассказывал, что как-то отправил свою майку Гилерме. А тот ответил, что не может прислать свою, потому что в «Локомотиве» не хватает футболок.

Артем Макаров

Флоренция, страстные болельщики, футбол в низших итальянских дивизионах

— Фанаты часто приезжают на тренировки молодежных команд?

— У нас проводились в основном закрытые тренировки: никого не пускают. И болельщики приезжают смотреть на дубль только на игры с большими командами.

— Зато на играх основы аншлаги?

— Помню, как играл за «Таранто» на выезде против «Фонди» на Кубок Италии. На этот турнир не было никаких планов, поэтому тренер решил поэкспериментировать и выпустил неосновной состав. За день до игры и мне сообщили, что я выйду в основе, а в защите у меня будут стоять ребята 2000, 1999-го годов рождения, то есть парни, для которых эта встреча дебютная. Вот они и вышли против основного состава «Фонди», которому нужна была победа. Мы проигрывали 0:1. А потом тренер выпустил 15-летнего парня, и тот забил. Я радовался. А позади меня сидели болельщики «Фонди» и потом минут 30–40 поливали грязью. Тогда я услышал много нового о себе. Но больше всего их вывело, когда в наши ворота поставили пенальти, а я его отбил. Была гробовая тишина. После матча они орали мне: «Мы тебя найдем, мы тебя убьем!» Это же Юг Италии.

— Чем занимаешься в свободное время?

— К сожалению, все мои знакомые, с кем я общался первое время, уехали куда-то: либо в Хорватию, либо в Сербию. Ко мне иногда приезжает семья, друзья, и я нахожу время для них. А так – только тренировки. Во время чемпионата времени реально ни на что нет. Потому что постоянные перелеты, игры. Тяжело.

— Многие молодые футболисты ходят по клубам. Все так?

— В «Спартаке» не помню. А в «Фиорентине» есть парочка футболистов, которые могут выбраться куда-то потанцевать после игры. Это африканцы, они любят это.

— Что за команда «Таранто»?

— Сначала о городе. Он маленький и бедный. Жители в основном не работают или занимаются каким-то мелким производством. Но люди больны футболом. Не знаю, какие конкретные задачи у команды. Для меня было выигрывать каждый матч, показывать себя. В команде у всех футболистов есть контракт. Все-таки люди, играющие за «Таранто», взрослые, всем нужно кормить семью.

— Футбол в низших лигах – это жесть?

— Да, это так. Это нормальная школа жизни. Тебе могут напихать где-то. Никто не смотрит на твой год рождения: ты уже играешь во взрослый футбол. Но страшно не было. Перед переходом в «Таранто» у меня вообще был тройной перелом носа.

— Ужас!

— Это был забавный момент. Я выступал за дубль «Фиорентины», и тренер давал мне выходить, потому что знал, что мне нужна игровая практика перед переходом. Мы играли против «Ливорно». Идет подача, я иду в подкат за штрафную и выбиваю мяч в аут. Нападающий меня перепрыгивает, а мой защитник не успел и врезался бутсой мне в нос. Нос ушел вбок, но мне быстро его вправили. Правда, неделю кое-как дышал. И в таком состоянии поехал в «Таранто». Играл без маски и иногда боялся играть на выходах.

— В «Таранто» ужасные условия для тренировок?

— Если играем на выезде, то всю неделю тренируемся на стадионе, если дома, то всего 2–3 дня. А остальное время – за стадионом: там есть небольшое поле, как в России у кого-нибудь во дворе. Зачем все это? Чтобы пожалеть газон на стадионе перед игрой.

Эммануэль Фримпонг: «Аршавин всегда улыбался. Может, потому что он пил виски? Русские же все пьют»

— Какой самый частый вопрос о России тебе задавали?

— Правда ли, что у нас холодно? Правда ли, что у нас медведи на улицах ходят? Правда ли, что мы пьем много водки? Иногда спрашивают про Красную площадь и о красивых девушках. Да, кстати, все боятся Путина. Есть у итальянцев страх перед нашим президентом.

Текст: Илья Егоров
Фото: Личный архив Артема Макарова, Global Look Press

Поделиться:

Илья Егоров

Корреспондент еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: