Поле чести. Станислав Черчесов и его команды

«Спартак», «Терек», «Амкар» – все команды Станислава Черчесова похожи и не похожи друг на друга. И обязательно у них есть одна общая черта – они яркие, они горят игрой. Как и сам тренер. Но к 50 годам Черчесов научился спокойно переживать необъяснимые повороты тренерской судьбы. И это тоже входит в емкое слово «профессионализм».

_SD_3601.jpg

Блестящий голкипер и талантливый специалист празднует юбилей. //Сергей Дроняев

Подозреваю, немногие из тренеров могут позвать на свой юбилей одновременно Бышовца, Газзаева и Ярцева. Не потому, что те не придут, а потому, что – и вряд ли это большой секрет – не все мы умеем не сжигать за собой мосты. Пикантность ситуации, сомнения, не обернется ли вечер конфликтом или натянутостью даже интонаций…

Знаю людей, которые действительно испытывали серьезные муки при подобной дилемме: звать – не звать? А если не звать, то кого? В принципе, можно было спросить у юбиляра: были ли у него хоть крохи сомнений на этот счет. Но, неплохо зная Станислава Саламовича с десяток лет, ответ угадывается с точностью до слова.

Когда его убирали из «Спартака», а позже из «Терека», последними словами Черчесова были: «Честь имею!» Они могли быть произнесены в более расширенном формате, но суть прощания сводилась именно к такому посылу. Честь имею. Слова офицера. Черчесов всегда ассоциировался у меня с армией: выправка, ответственность, дисциплина. Его жизнь, его путь, его решения, какими бы они кому не казались.

На банкете в свои руки взял микрофон один из гостей со стола, за которым сидели старшие, и рассказал, как двадцать лет назад, когда на разрываемой на куски уже постсоветской территории разгоралась война в Южной Осетии и шло формирование вооруженных сил, Черчесов пришел в штаб и сказал: «Можете на меня рассчитывать». За последние годы мы проговорили с ним не один час в совершенно разные этапы его жизни. Я никогда не слышал от Стаса эту историю. Не слышал даже намека.

Два генерала, возглавлявшие штаб, пожали земляку руку и отправили его назад в мир футбола. Только что прошло Евро-92, вместо сборной СНГ создавалась сборная России и в первом ее матче честь вывести команду на поле в качестве капитана выпала именно Черчесову. Представляю, чего стоило ему тогда добровольно отказаться от такой чести, от этого матча: рубка за право быть первым вратарем шла нехилая – Харин, Уваров, Клейменов…

Вероятно, он считал, что не может поступить иначе. Надо быть осетином, чтобы прочувствовать до конца ту трагедию республики, ее народа. Догадываюсь, какой у него был кураж и как распирала его гордость, когда он надевал перед матчем с Мексикой капитанскую повязку.

Дни рождения – отличная возможность посмотреть на именинника более внимательным взглядом. У каждого из гостей свой собственный юбиляр, свои воспоминания и представления о нем. Звезда последних лет советской журналистики и первых российских Петр Спектор вспоминал в тосте, как он летал к Черчесову в Алагир перед свадьбой героя. Как каждый гость на застолье в честь приезда прославленного земляка повторял, пусть и вариативно, знаменитую сцену из джеромовских «Троих в лодке».

– Вы журналист из Москвы, друг Станислава?

– Да.

– Знаете, кто его вратарем сделал?

Дальше были расхождения, но только в выборе декораций: два камня и мяч, два портфеля и мяч, две березки и мяч. И с каждым «учителем» надо было непременно выпить. Немудрено, что пятнадцатого собеседника столичный журналист просто послал. А утром с похмелья вертелся под жестким взглядом вратаря: «Не будь ты моим гостем, убил бы! Как ты мог моего детского тренера послать? Он из меня вратаря сделал!» Надо же было тому подойти к Спектру в конце списка.

В этом рассказе – отношение к Черчесову на малой родине. Он не просто свой (мог ли он перестать быть дома своим), он – общий. Его победы Осетия воспринимала как свои собственные. Ну, может быть, кроме одной. Когда он приехал со «Спартаком» во Владикавказ и, по сути, в одиночку обыграл «Спартак-Аланию». В «золотом» для команды Валерия Газзаева сезоне. Георгий Ярцев вспоминал ту игру, словно она до сих пор у него перед глазами. Негодующий стадион, мощь атак хозяев и кажущийся совершенно невозмутимым Черчесов.

Парадокс, конечно, что Станислав не сыграл за команду родной республики ни одного матча. В высшем дивизионе, по меньшей мере. Хотя звали трижды. А когда зовет Газзаев, то отказаться нереально – по признанию Черчесова, ты чувствуешь себя кроликом, идущим в пасть к удаву. Тебя словно гипнотизирует дар убеждения тренера. Трижды он устоял. Возможно, потому что «Спартак» уже тогда стал для него родной командой.

У меня дома в архиве лежит бумага с записи программы с Черчесовым. Эфир, к сожалению, так и не состоялся, а память о разговоре осталась. Я попросил Стаса дописать фразу: «Я хочу вернуться в «Спартак»…» Он написал тогда (это было еще до «Терека»): «…чтобы сделать его чемпионом». Тост Газзаева был об этом. Пожелание выиграть чемпионат с командой, за которую Черчесов провел больше всего матчей.

Раньше уход из Спартака был для него очень острой темой. Особенности отставки, совокупность предшествующих ей событий… Полагаю, ему казалось: вот-вот позовут в новую команду, но не звали, поэтому время ползло по-черепашьи. Пережить такое, постоянно задавая себе набор одних и тех же вопросов, – ситуация, наверняка знакомая каждому тренеру.

Совпадение или нет – «Жемчужина» возникла перед ним примерно тогда, когда расставание со «Спартаком» перестало восприниматься с позиций дня вчерашнего и окончательно стало прошлым. Откройте труды любого психолога и вы прочтете – стресс помогает развитию личности. К стрессу из-за увольнения из «Спартака» добавился сочинский взрыв. Даже не взрыв, распиаренный проект сдулся как воздушный шарик. Вероятно, поэтому он так невозмутимо пережил новость о непродлении контракта с «Тереком». Уже возникла востребованность. Уже имелось понимание, что жизнь не стоит воспринимать линейно.

Его реакция на недавнюю победу над «Спартаком» была показательной: спокойная, без реваншистских ноток. Ушло желание что-то доказывать своему клубу. Похоже, ушло и желание что-то доказать себе.

Поделиться:

Илья Казаков

Комментатор ВГТРК, пресс-атташе сборной России с 2005 по 2015 гг, автор книги «Настоящая сборная, или феномен Хиддинка»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: