Красно-белый детектив. Илья Казаков – о том, как Черчесов не стал тренером «Спартака»

«Зенит» и «Спартак» – самые популярные и медийные клубы страны. За их сериалами с долго тянущимися отставками и грядущими назначениями следила вся страна. В Питере кино закончилось. В Москве продолжается.

Станислав Черчесов

Станислав Черчесов остался в «Амкаре». //Сергей Дроняев

Если когда-нибудь какому-нибудь чудаку-коллекционеру придет в голову идея создать музей футбольных диковин, проблем с экспонатами не возникнет. «Золотые» мячи и бутсы, медали, фотографии, экипировка и афиши встречаются повсеместно. Этим публику уже не удивить. Музеи при клубах и федерациях, выставки внутри стадионов сделались вещью привычной. Народ по-прежнему валит гурьбой, деньги за проданные билеты пополняют бюджет.

Но если захотеть провести параллель с искусством, там уже пошло четкое разделение на музеи прежнего, классического, типа и современного образца, с неизбежными инсталляциями, композициями, технологиями и всеми иными способами самовыражения художника.

В подобном музее футбола непременно нашлось бы место вычурности. Сэр Алекс Фергюсон мог бы обозначить присутствие бутсой, разбившей в раздевалке бровь будущему сэру Дэвиду Бекхэму и последней жвачкой, употребленной им у руля «МанЮнайтед». Сергей Фурсенко – первым, рукописным, вариантом «Кодекса чести Российского футбола» (который напрасно восприняли легковесно, тогдашний президент РФС вскользь обозначил главную цель хартии: «Отныне все прошлые грехи забыты, начинаем новую жизнь с чистого листа») и баннером с «аленьким цветочком» (если судить по цене, действительно произведением искусства).

Достойное место в таком музее должны занять и новые, технологические, экспонаты. Я бы отправил туда скриншоты телефонов Лучано Спаллетти и Станислава Черчесова с эсэмэсками от Алексея Миллера и Джевана Челоянца. С текстом в поддержку и текстом об отказе подписать контракт с главным и единственным кандидатом на пост главного тренера.

Леонид Федун – неисправимый романтик

Самое удивительное в истории нестыковки «Спартака» с Черчесовым – формулировка отказа, вброшенная в СМИ информация о слежке за тренером и итоговом нежелании совета директоров клуба подписать своего единственного кандидата и факт, что кроме него вариантов не было.

Случившееся льет воду на мельницу идеи: Федун – неисправимый романтик. То, что происходило с красно-белыми в последние десять лет, это не Карпин, Старков, Эмери или Лаудруп – это все не их «Спартак». Это «Спартак» Федуна. Олицетворение его «я». Точно так же как ЦСКА – олицетворение Евгения Гинера, а «Зенит» – Алексея Миллера.

Давайте разберемся, что и как было. В СМИ уже появилась хронология событий, добавленная официально не подтвержденными фактами. Она, в принципе, верная. Просто не хватает нескольких важных деталей.

Во-первых, Черчесов действительно хотел вернуться в «Спартак». Это не было идеей фикс, но уверенность, что он свою историю в клубе не закончил, присутствовала. Когда пару лет назад он приходил в телецентр на Шаболовке, я попросил его в эфире закончить на листе бумаге фразу: «я вернусь в «Спартак», потому что…». Он дописал: «сделаю его чемпионом». Но у Черчесова не оставалось ни мыслей о реванше, ни о «Спартаке» как главной и единственной цели в жизни. Часто встречаясь с ним в последние лет семь, видя перед собой человека в разных обстоятельствах, могу утверждать это с полной убежденностью.

Станислав Черчесов действительно хотел вернуться в «Спартак»

Во-вторых, и это важно, «Спартак» действительно хотел именно Черчесова, о чем говорят факты. Черчесов был единственным кандидатом. Переговоры с ним проходили несколько дней: сначала был телефонный звонок, затем второй акционер «Спартака» Джеван Челоянц прилетел на своем самолете в Ростов-на-Дону и забрал оттуда в Москву тренера сразу после матча «Амкара». После чего у Станислава было три дня на раздумья перед разговором с Леонидом Федуном. И тот, понедельничный, разговор точки над i вроде бы расставил. По моей информации, оставалось только подписать контракт, стороны обозначили дедлайн вечером вторника. «Спартак» думал, но думал и Черчесов. Думал, как правильнее сформулировать свои вопросы к Федуну, даже если он предполагал возможные ответы.

В-третьих, и это обстоятельство становится одним из важнейших, во время встречи с Федуном, Челоянцем и Асхабадзе Черчесов прямо сказал, что считает логичным, чтобы вся предыдущая команда, не выполнив за столько лет стоящую задачу, ушла. Сразу обозначив болевую точку – несовместимость с теми, кто шесть лет назад убирал его из клуба. Но это не было сделано в ультимативной форме. Напротив, прозвучали слова: «Вы уверены, что это обстоятельство не помешает «Спартаку» идти дальше?» Никаких ультиматумов об увольнении Асхабадзе Черчесов не ставил, не мог и не хотел ставить, понимая, что вопрос о генменеджере не в его компетенции. И что самое важное – с той встречи Черчесов вышел главным тренером «Спартака». Тогда казалось, пусть еще де-факто, а не де-юре.

Никаких ультиматумов об увольнении Асхабадзе Черчесов не ставил

Теперь начинается самое интересное. Как уже известно, Асхабадзе предложил Черчесову подвезти его, но тот сказал, что его встречают, после чего все разъехались. Тренер направился домой, переодеться с дороги, но ему позвонил Гурам Аджоев и пригласил приехать в его спортивный клуб на Кутузовском.

На недавнем юбилее Черчесова футбольный мир представляли несколько человек. Одним из них был Аджоев, с кем Станислав дружит не один десяток лет, и практика ежедневных разговоров по телефону тянется с давних времен.

Черчесов, как и Аджоев, уверяет, что тема прихода в «Динамо» на встрече не обсуждалась. Что в принципе было бы безумно, учитывая уже имеющуюся договоренность тренера со «Спартаком». Опровергнуть это можно только фактом прослушки. Что относится к делам противозаконным, если даже не обсуждать нравственные аспекты. Факт слежки за Черчесовым, о чем сразу сообщил ИТАР-ТАСС, вещь не подсудная, но удивительная – если это так, то легко представить, под каким колпаком оказывался бы Черчесов с первого дня работы.

После встречи с Аджоевым Черчесов уехал домой и утром во вторник прилетел в Пермь. Где провел свою последнюю тренировку, после которой засел в кабинете президента «Амкара» Геннадия Шилова, в компании с ним и пресс-атташе, корпя над четкостью формулировок, описывающих его переход в «Спартак».

Разговор был прерван звонком из «Спартака». Челоянц интересовался временем прилета тренера в Москву, переговорил о каких-то аспектах с Шиловым. После чего обсуждение пермских клубных дел продолжилось. И вдруг последовал новый звонок с единственным вопросом: «Правда ли, что Черчесов встречался после того разговора с руководителем «Динамо»?» Черчесов, разумеется, сказал, что да, виделся.

Спецоперация «Спартак» без Черчесова» была реализованная гениально

Через какое-то время пришла СМС с информацией, что Черчесов «Спартаку» не подходит. Пораженный тренер перезвонил, удивился в трубку, поинтересовался стремительностью в перемене мнений… Практически одновременно в твиттере – не на сайте «Спартака», а в личном твиттере – коллега сообщил, что Черчесова в «Спартаке» не будет. И озвучил причину: переговоры с «Динамо». Утечка информации вызвала бурю обсуждений.

Потом появились официальные комментарии Федуна, Челоянца и Асхабадзе. С формулировкой: «Черчесов «Спартаку» не подходит». И тренером до конца чемпионата остался Дмитрий Гунько. Спецоперация «Спартак» без Черчесова» закончилась. Задуманная и реализованная гениально. А Леонид Федун действительно оказался романтиком.

Поделиться:

Илья Казаков

Комментатор ВГТРК, пресс-атташе сборной России с 2005 по 2015 гг, автор книги «Настоящая сборная, или феномен Хиддинка»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: