Карта памяти. Илья Казаков – о встречах с Хиддинком и Адвокатом

Вы хотели бы побывать в голландском доме Гуса Хиддинка и рассмотреть фотографии, что он развесил у себя на стенах? Вы бы хотели в Амстердаме выпить капучино с Диком Адвокатом и узнать, как сейчас живет бывший тренер «Зенита» и сборной России? Вы бы хотели вспомнить вместе с ними матч с Англией, Евро-2008 и лучшие годы Аршавина? Если да, то эта колонка для вас.

Хиддинк

Я забил адрес в Google maps и увидел прямую линию, протянувшуюся вдоль канала и свернувшую вбок только перед конечной точкой. Шесть минут на машине или четырнадцать пешком – программа предлагала сделать выбор.

Я попросил консьержа вызвать такси. К десяти утра. И помчался вприпрыжку на цветочный рынок Амстердама, расположенный в двух шагах от моего отеля на площади Рембрандта. Очки остались дома, в Москве, поэтому я чуть не опростоволосился. Белые пионы были такой красоты, что захватывало дух. Цены были смешные, особенно если вспоминать, что обычно происходит с моим кошельком восьмого марта.

– Вы уверены, что хотите искусственные цветы? – спросил торговец и, видя мое смущение, утешил. – Обычное дело. Каждый третий путает их с настоящими.

Я взял белые розы. Два десятка. И опять попал впросак.

– Вы уверены, что хотите четное число? В Голландии это не очень принято, если только вы не идете на похороны.

Одну розу убрали. Потом я заскочил в кондитерскую, и пока девушка с таким типичным веснушчатым светлым голландским лицом фасовала по бумажным пакетам круассаны с лимонным пирогом, я еще раз посмотрел на букет и вдруг вспомнил, что девятнадцать было номером Павлюченко.

Простите за такое количество «я». Просто это очень личная история. Мой маленький праздник этой осенью.

Хиддинк

Такси остановилось у старого дома из красного кирпича. На стене у звонка висела табличка с цифрой десять. Я усмехнулся себе под нос: «А вот номер Аршавина». Позвонил в дверь. Сначала было тихо, потом я услышал шаги. Сердце заколотилось, хотя я знал, что меня ждут.

Дверь приоткрылась, и из нее выглянуло веселое и румяное лицо Гуса Хиддинка.

Я почувствовал себя попавшим в сказку. Точно я был не я, а Гарри Поттер, которого Дамблдор пригласил забежать в гости. Мне показалось, мои щеки сейчас лопнут от растягивающей их улыбки.

На стенах везде, куда бы ни падал ваш взгляд, были фотографии. По сути – автобиография хоязина дома. От Хиддинка-игрока в знаменитых белых бутсах до недавних дней. Два отдельных фото с Бородюком. С Павлюченко в синей майке «Тоттенхэма». Гус с Ван Бастеном – снимок из 2007 года, с тех 1:4. Гус с Медведевым, Мутко и сборной в президентской резиденции. Множество частных фото. И вдруг – наше общее фото с турецкого сбора. Я заморгал от неожиданности.

– Ты помнишь, с какого это матча? – Лиза, давняя подруга Гуса, схватила меня за руку.

Там на фото орал от счастья тренер по физподготовке Раймонд Верхейен. Скакал Корнеев в обнимку с главным тренером сборной. Бесновались трибуны.

– Какой для вас самый памятный матч в сборной России после этого? – спросил я.

Хиддинк задумался и назвал игру с Англией в Лужниках. Я сделал следующий шаг и увидел, что с другой стороны стены весела желтая футболка «Челси» с победного кубкового финала, все исчерканная черным фломастером. А за ней – витрина со свидетельствами его тренерской славы.

Дик внимательно следит за российским футболом

На кухне, выходящей окнами в садик, бурлила кофемашина. Я спросил его о Голландии, а он меня о России. На столе лежал блокнот с расстановкой игроков и написанными поверх жирных точек фамилиями. Его интересовали те трое, кто играет в нашей Премьер-лиге. И многое другое тоже.

Гус сказал, что собирается приехать в Москву, чтобы увидеть динамовцев и спартаковца. Может быть, на последние туры этого года, может быть, весной. Я показал ему свежее фото Аршавина.

– Эй, да ему всего девятнадцать! Такой худой – ни щек, ни живота.

Хиддинк тоже выглядел стройным. После неудачного старта «оранжевых» это было понято.

Водитель гнал по автостраде так, словно опаздывал на свадьбу единственной дочери. Услышал русскую речь и очень обрадовался. Он был армянин, осевший в Амстердаме. И он собирался ехать в недалекий Дортмунд, чтобы поболеть за Мхитаряна.

Голландия – удвительно небольшая страна. Когда ты движешься в машине, отчетливее это понимаешь. За сорок минут мы долетели до Северного моря. Нордвайк, отель «Хаус тер дюн», в котором сборная жила семь с половиной лет назад перед товарищеской игрой с Нидерландами. Тогда Хиддинк в первый и последний раз вывел команду на утреннюю прогулку в день матча и повел игроков в кафе на яблочный пирог с мороженым. Давняя голландская футбольная традиция у нас не прижилась.

Гранд-отель не изменился ни на йоту. По-моему, даже в витринах заманчиво сверкали все те же самые предметы роскоши. Огромные часы показывали четверть первого. Я заказал яблочный пирог, разумеется, с мороженым и принялся ждать. Минут через десять, точно к намеченному сроку по лестнице, ведущей из гаража, в лобби ворвался Дик Адвокат. Его приветственный возглас был по-прежнему трубен и громок – настолько, что более романтичной натуре могло померещиться поле битвы, окутанное облачками дыма от палящих пушек, бой барабанов и любые иные детали сражений наполеоновской эпохи.

Адвокат

Я расспрашивал его о Сербии. О том, почему он умышленно объявил московскому «Динамо» зарплату по завышенным тарифам. О Варшаве 2012 года и Питере в 2008-м. И опять в этот день мой собеседник говорил об Аршавине, о вроде бы недавних, но уже настолько отдалившихся днях.

Вошел официант и спросил, что мы будем.

– Капучино? – уточнил Дик с интонацией, отвергающей любую возможность отказа. И я опять поразился, сколько в этих двух судьбах совпадений.

Его тоже интересовала Россия. Меня – Сербия. Голландия тоже. И втройне – его жизнь в дни Евро-2012 и после него.

– Нас спровоцировали, – ответил он, когда я спросил его о недавней игре с Албанией. – И я пока не думаю, каким может быть решение УЕФА.

Он тоже спросил об Аршавине, Широкове, Анюкове. А потом старательно выговорил по слогам: «Шмоль-ни-коф». И стало понятно, что Дик внимательно следит за российским футболом. Я спросил его, сколько матчей этого чемпионата он видел?

– Два, – сказал Адвокат. – В каждом туре.

Два дня в Амстердаме, подарившие удивительную возможность встретиться с нашим недавним прошлым.

Текст: Илья Казаков

Фото: Сергей Дроняев 

Аппстор

Поделиться:

Илья Казаков

Комментатор ВГТРК, пресс-атташе сборной России с 2005 по 2015 гг, автор книги «Настоящая сборная, или феномен Хиддинка»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: