Израиль, Катар и кеды Абрамовича. Илья Казаков – об атмосфере на Объединенном Суперкубке

Жизнь команд на сборах разбивается на калейдоскоп ярких картинок. Первый визит Леонида Слуцкого и Лучано Спаллетти в Израиль, заставка ФК «Спартак» на официальном компьютере организаторов и вопрос, объединятся ли Италия и Франция в единый чемпионат.

Объединенный Суперкубок

Колорит Объединенного Суперкубка. //Никита Коржавин

Здесь все куда-то спешат. На перекрестке, стоит машине чуть замешкаться, ее подгоняет возмущенный гудок от следующего авто. На улицах пешеходы обгоняют друг друга, посматривая без любви на случайных зевак. И с шести утра, как только начинает всходить солнце, набережная Тель-Авива обрастает физкультурниками всяческого телосложения. Израильтяне бегут, ходят с лыжными палками и пульсометрами, делают сложную зарядку на морском песке и даже приносят с собой пудовые гири, чтобы горделиво помахивать ими на виду у прохожих.

Мы с легендой отечественной журналистики Сергеем Микуликом прогуливаемся вдоль моря. От нашего отеля до того, где квартирует ЦСКА с работниками Объединенного оргкомитета, минут пятнадцать приятной прогулки.

– И щенка мы назвали Кузьмой, – продолжает Сергей Арнольдович, – в общем-то, в честь Непомнящего.

Так смешно, как он, повторить байки из своей жизни способны только Бородюк с Овчинниковым. Я слушаю о Прокопенко, о последнем матче последнего союзного чемпионата «Металлист» – ЦСКА и о трансцендентальном пенальти Колотовкина. Об обиде Гершковича за юмористическую статью о белорусском гражданине Кононове и сложных перипетиях в мини-футболе. Думаю, что Объединенный Суперкубок стоило придумать именно для этого: неспешных встреч в паузах между матчами, когда в Тель-Авиве нечем занять себя кроме общения и разговоров о футболе и о профессии.

И щенка мы назвали Кузьмой, в общем-то, в честь Непомнящего

Мы доходим до отеля, поднимаемся по пандусу ко входу – ровно столько, чтобы успеть рассказать об октябре 2007-го: вот здесь сборная садилась в автобус, тут гулял Абрамович в небрежных кедах, здесь улыбались девушки, поджидавшие Прохорова. Мимо проходит Гершкович, здороваясь с Микуликом, как с малознакомым человеком. Спускается из номера Слуцкий, мужественно отвечает на набившие ему оскомину вопросы о Витинью.

Это выглядит сюром, но в лобби огромного отеля кроме нас почти никого. Пришел к Гершковичу сын, тоже Михаил, занимающийся организацией Суперкубка. Прогулялся по холлу Цубер.

Февраль, Израиль, никакой суеты. Днем раньше пресс-атташе Объединенного оргкомитета Андрей Малосолов, фанат ЦСКА вплоть до татуировки на левом плече, без какого-либо испуга бросил дорогой ноутбук на одном из столиков и пропал минут на двадцать. Пришлось ему установить на рабочем столе герб «Спартака», чтобы был бдительнее. Другая страна, мало ли что. Вдруг узнают какие-то тайны, да и среди соотечественников недругов идеи Объединенного чемпионата в избытке. Еще Жеглов учил Шарапова: «Ты у меня на столе брошенные документы видел?»

Разговор неспешный. Одновременно веселый и по существу. Без обсуждения Объединенного проекта.

– У нас билеты на самолет в час ночи, – говорит Слуцкий. – У администраторов легкий мандраж. Здесь особая процедура досмотра, они со стадиона чуть ли не до начала матча вещи в аэропорт повезут, чтобы все успеть сделать к нашему приезду.

Смотрит в большое панорамное окно на затянутое тучами небо:

– Уже хочется домой.

Слуцкий в Израиле впервые, как и Спаллетти. Новизна впечатлений, полученных на бегу – в трехчасовой экскурсии в Иерусалим, немного разбавившая привычное бытие в отеле и ежедневные тренировки. Здесь все на бегу, несмотря на близость моря.

– Жизнь у человека одна, – вспоминает Микулик знаменитый афоризм Прокопенко, – и прожить ее надо…

– У моря, – заканчивает Слуцкий.

На предстартовой пресс-конференции турнира прозвучал ответ: если присвоить кубку чье-то имя, то хорошо бы в честь Стрельцова. А я бы этот розыгрыш посвятил Прокопенко. Из недавно ушедших ярко поработал в двух уже независимых странах только он.

Жизнь у человека одна, и прожить ее надо у моря

Вечером бегающих вдоль моря не меньше чем утром. Несколько лет назад Израиль был восьмым в списке стран, страдающих от ожирения. Сейчас тринадцатый. Есть и бегуны в футбольной форме. Удивительно, что это исключительно поклонники «Барселоны».

Пятый год как у Израиля разорваны отношения с Катаром, и видеть здесь рекламу Qatar Foundational, мягко говоря, неожиданно. Сразу вспоминается свежая история с Рязанцевым, комментарий президента ФИФА по этому поводу и грядущий Кубок мира в Дохе и других городах Эмирата.

Ближний Восток с его многовековой историей споров и противоречий. Та же земля, те же пейзажи, что в Израиле, что в Катаре. Тот же пейзаж при закате, разве что Доха и Тель-Авив абсолютные антиподы по своей архитектуре.

Катар. Самый спорный выбор ФИФА за всю ее историю. О чем только не вспомнится на Объединенном Суперкубке.

– А ты в Катаре был? – интересуется днем позже коллега и повторяет мое наблюдение. – Все очень похоже.

Потом переводит взгляд от берега на дома и понимает, что не очень. Катар – нефтяной, утопающий в роскоши и небоскребах. Тель-Авив – обветрившийся и умеющий считать деньги. Разница видна во всем, и вдвойне – в стадионах. «Ха Мошвава», на котором проходит Суперкубок, – качественная небольшая новая арена. Перемещаясь по стране – через Хайфу, Герцлию, Акко, – везде натыкаешься на точно такие же постройки. В Катаре подобных арен не увидишь.

Схожий климат, только в Израиле меньше песка и больше зелени. Воссозданной, а не посаженной с нуля. Нет бесконечной песчаной пыли, способной за день превратить брошенную на воздухе вещь в артефакт. До 2022 года еще миллион лет. Прожить бы радостно четырнадцатый год, не говоря о восемнадцатом.

Объединенный Суперкубок — еще один качественный междусобойчик

Объединенный Суперкубок заканчивается. Первый зимний подобный турнир. Летом были аншлаги, ажиотаж, странное – в силу существования в ином информационном поле – понимание, что может быть мы вовсе и не опережаем Украину, как думали. Зимой в иной стране, без «Спартака» и Киева, накануне старта Олимпиады турнир выглядит так, как должен. Еще один качественный междусобойчик, где пафос открытия улетучился к вечеру первого игрового дня. Гендир оргкомитета Валерий Газзаев присутствовал на стартовых матчах в строгом костюме и при галстуке, а ко второму туру сменил наряд на демократичную водолазку с модной курткой.

– Если ЦСКА обыграет «Шахтер», – я повернулся к Слуцкому, – что эта победа будет означать?

Слуцкий пожимает плечами:

– Просто победа в контрольном матче. Очков за нее нам не добавят.

О более высоких премиальных за более высокое место он не вспомнил. Маркевич не знал, что они здесь есть вообще.

Зазвонил телефон. Коллега договаривался о встрече на стадионе. Обещал спросить после игры Спаллетти, ратует ли он за Объединение чемпионатов Италии и Франции? В этом случае клубам из небогатых стран тоже зарабатывать может стать проще.

Поделиться:

Илья Казаков

Комментатор ВГТРК, пресс-атташе сборной России с 2005 по 2015 гг, автор книги «Настоящая сборная, или феномен Хиддинка»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: