Генератор антимата. Евгений Дзичковский – об акции #стопмат

Свежая акция «Стоп мат» стартовала правильно. Организаторы с самого начала вербально обозначили то, чему, собственно, нужно сказать «стоп» на российских стадионах. Немного не хватило полного списка слов, запрещенных к употреблению, который можно было бы красиво презентовать на официальном мероприятии РФПЛ. Но и прозвучавшее позволяет сделать вывод: намерения у акционеров серьезные.

Не станем, однако, сползать в семантику и фонетику, а попробуем просчитать выполнимость намеченного. Все-таки футболки с принтом «Футбол без мата» — дело материально затратное. Значит, должна быть отдача. Мы ведь привыкли, что акции у нас в стране устраиваются не галочки ради, а результата для.

Для начала определимся, с чем вести борьбу. Упавшие на ногу молотки и первые секунды после ДТП милосердно вынесем за скобки. Это святое. Так же как и гол корейцев в ворота Акинфеева. Или вот «мышка» у меня заела прямо сейчас, во время набора текста, – тоже стресс. Кстати, исполнительный директор РФПЛ Сергей Чебан, доказавший, что мат борьбе с матом не помеха, – сторонник гибкости в этом вопросе. По его мнению, нет ни одного мужчины, который не матерился бы в быту. Что близко к истине. Даже про Сталина в далекие годы не думали так хорошо, пусть некоторые и не верили, что он периодически какает. А слово «б…», по версии Чебана, вообще не мат. Надо ли с этим бороться?

Помню футбол в те годы, когда он еще не знал фанатизма. Сидели на трибунах мужики и непременно роняли соленое словцо. Одни делали это высокохудожественно, и окружающие такое ценили. Другие ругались ради ругани и выглядели пошло, словно саранский Витек. Им хотелось сказать: «Промолчи — за умного сойдешь». Ну как, по-вашему, это можно победить? А главное, нужно ли?

С одной стороны, мат — он в любом виде мат. И если представить на футболе не абстрактных детей, о которых все время говорят противники матоизвержения, а собственное чадо, — абсолютно до одного места, стесняюсь написать до какого, художественно выразился соседний дядя или же быдловато. Ребенок может испытать стресс. Либо его испытают другие, когда детские уста повторят услышанное, пусть и без понимания сути сказанного.

Получается, на футболе нельзя и рта раскрыть? Витек поглядит на акцизные майки и исполнится осознанием неправоты? Начнет пользоваться словарем синонимов, штудировать Даля с Ожеговым и Брокгауза с Ефроном? Чистый бред! Заставить нашего человека держать пасть на замке может только присутствие собственных детей. Да и то не всегда. А с собственными детьми Витьки на стадион не ходят. Или дети с ними. Я, например, с таким папкой не пошел бы.

Получается, выход в другом: не брать на футбол малышню. Чтобы не слышала, не впитывала, не усваивала. Пусть футбольные арены станут вотчиной брутальности и маскулинности, женщинам с детьми там не место. Неужто именно этого добиваются инициаторы маечного движения? Да нет, на вредителей вроде не похожи. Но какова тогда цель?

 

Получается, выход в другом: не брать на футбол малышню

 

С ходу не поймешь. Ясно, что бытовой мат неискореним в современной России. Не подсовывайте микрофоны к тренерским скамейкам, не подносите их к полю, не озвучивайте бесед футболистов с судьями. Провалите акцию на корню! Если приставить по полицейскому к каждому зрителю и участнику «футбольного праздника», наверное, можно как-то оздоровить стадионную лексику. Вопрос в том, где взять полицейских с нужными ТТД. Советская милиция частенько делала замечания попирателям социалистической нравственности, но когда вы видели такое в последний раз? Нынешние стражи правопорядка — сами законодатели непереводимой игры слов, им ругань строить и жить помогает. Даже если каждого проинструктирует лично Сергей Чебан, заметного эффекта, боюсь, добиться будет сложно.

Остается предположить, что направлена акция РФПЛ все же не на солистов, а на хоровые коалиции. Те, что превращают боление в откровенную гнусь, оскорбляя, между прочим, не плохо играющих футболистов и даже не представителей противоположного лагеря. Задача людей, несущих тысячеголосую пошлятину, — противопоставить себя обществу. Показать свою от него свободу хоть в чем-то, хоть на короткое время. Выхаркнуть то, без чего эти люди спокойно обходятся в общении, допустим, с родителями, преподавателями или начальством.

Сложно назвать перспективными попытки победить такое с помощью маек. Особенно если общество не возражает насчет каких-то там себе противопоставлений. Оно пришиблено, раздергано и расколото. Ему, обществу, абсолютно пофиг, что творится вокруг. Иначе у нас не было бы загаженных лесов и скверов, скотства на дорогах, встречного хамства эвакуаторщиков, убитого ЖКХ, подтасованных… Ладно, так можно далеко зайти.

Но вот сидели мы намедни с женой в одном московском кафе. А рядом куковала юная пара. У пары было романтическое свидание. Которое, конечно, сильно бы потеряло в романтике, если бы диалог строился с применением одних лишь цензурных слов. Наше соседство пару ничуть не смущало. Каким образом Сергей Чебан хочет заставить таких людей переформатировать себя только на футболе? А чтобы они не ругались в кафе, выходит, нужна акция треста ресторанов и столовых? Или же РФПЛ замахнулась на большее: на глубинную перестройку личности под воздействием хлопчатобумажных маек и слов «тормоз, б…»?

Тут, конечно, не помешало бы вспомнить и запад. Там стадионы порой многоэтажно обкладывают все сущее хоть сольно, а хоть союзно. Но там и макеты гениталий в школьных классах стоят, причем во всех смыслах последнего слова. Там и разнополые бани совместные. Там мат не считается матом. А у нас, высокодуховных, считается. И потому мы сначала употребляем его по поводу и без, а потом, словно отчитываясь перед министерством нравственности, устраиваем показуху с майками.

Хотя главная мысль, разумеется, понятна: от акции хуже не будет. Может, задумается кто. И даже маму на футбол приведет — была, если помните, и такая акция. Мам, правда, на футболе с тех пор больше не стало.

 

Там и разнополые бани совместные. Там мат не считается матом

 

Единственным же эффективным способом борьбы с матом на постсоветском пространстве была и остается покупка вежливости за деньги. Впервые это начал применять в «Шахтере» Ринат Ахметов. Разбил сектора на участки, назначил десятников, сотников. Кто плохо себя вел, на выезд за счет клуба мог не рассчитывать. Похожую тактику пытается применить в Краснодаре Сергей Галицкий. Матерятся — не будет им коврижек, сдержатся — получат что-нибудь бесплатное.

Метод сомнительный. Но в условиях хворого общества, пожалуй, действенный. Излечиться не получится, однако и маек с кодексами чести плодить не требуется. Забашлял — и все заткнулись. Будут терпеть, пока не окажутся в родимом быту. А там уж можно. Сергей Чебан разрешил.

Текст: Евгений Дзичковский

Фото: Сергей Дроняев

Поделиться:

Евгений Дзичковский

Руководитель Департамента по информационной политике РФС 2015 год, шеф-редактор «Советского спорта»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: