«Это самая большая игра, с которой я столкнулся». Величайшая победа в карьере Маркуса Баббеля

К моменту переезда в Англию на счету Маркуса Баббеля было с десяток клубных трофеев, выигранных в составе «Баварии», и звание чемпиона Европы — со сборной Германии. Ему потребовалось чуть больше года, чтобы завоевать пять кубков с «Ливерпулем». А затем он оказался в инвалидном кресле, сраженный необычной болезнью. И битва с ней оказалась напряженнее любого кубкового финала.

Маркус Баббель

Заключительный матч 2-го тура чемпионата Англии сезона-2001/02 проходил августовским вечером на стадионе «Макрон» в Болтоне. Грэм Полл только что дал свисток на перерыв и отправил команды в раздевалки при счете 1:0 в пользу хозяев. Из всех футболистов «Ливерпуля» особо подавленным смотрелся защитник Маркус Баббель. Вид у него был такой, словно на завтрак он съел неспелую фасоль и теперь переживал мучительные последствия. Но все оказалось намного хуже. Он испытывал настолько невыносимую боль, что попросил тренерский штаб снять его с игры. «Я не мог бежать, даже не мог дышать. И тогда я сказал боссу: «Я действительно не знаю, что со мной не так, но это невыносимо», — вспоминает Баббель. В перерыве он был заменен, а его следующего выхода на поле пришлось ждать почти год.

Маркус Баббель

ДИАГНОЗ

Состояние здоровья немецкого защитника вызвало подозрения еще после победного матча за Суперкубок Англии. Тогда многие обратили внимание, что Баббель был единственным игроком «Ливерпуля», не праздновавшим победу. «После матча против «МЮ» я чувствовал себя необыкновенно усталым. Тогда я думал, что это связано с закрытием крыши на стадионе «Миллениум». Но после Суперкубка с «Баварией» в Монако я почувствовал себя мертвым. Вы можете видеть на фотографиях: все остальные игроки праздновали, но я выглядел очень уставшим», — подтверждает подозрения Маркус.

Его недомогание после матчей с «МЮ» и «Баварией» изначально списали на общую накопившуюся усталость. Дело в том, что сезоном ранее он отыграл за «Ливерпуль» 60 матчей из 63 возможных. В таких условиях даже стальному игроку необходимо чуть больше времени, чтобы набрать нужные кондиции. Но после инцидента в Болтоне тренерский штаб «красных» всерьез обеспокоился здоровьем защитника. Жерар Улье настоял на том, чтобы Баббель отправился в Германию на обследование. «Я прошел обследование и сдал кровь на анализ. Врачи обнаружили, что моя иммунная система была низкой. Это было что-то под названием «вирус Эпштейна» (вирус Эпштейна-Барра, вызывающий железистую лихорадку. – Ред.), но меня заверили, что нет никакой угрозы моему здоровью. Я вернулся через два месяца и возобновил тренировки», — рассказывает немец.

Жизнь дала трещину. Что за травма, из-за которой ЧМ-2018 может пройти без Неймара?

Баббелю не потребовалось много времени на адаптацию после перехода из «Баварии». Он был безупречен в защите и добавлял атакующей мощи, эдакий человек из стали.  Маркус был образцовым футболистом: высокий, мощный, технически оснащенный и обладающий лидерскими качествами. И когда по возвращении к тренировкам он вновь стал жаловаться на боль, сомнений не оставалось: у него серьезные проблемы. Повторный визит в Германию подтвердил опасения: футболисту диагностировали синдром Гийена-Барре. «Я потерял чувствительность в пальцах ног, ступнях и в конечном итоге в ногах. Диди Хаманн посоветовал мне навестить профессора Романа Хаберля, и я снова отправился в Германию. Ему потребовалось 30 секунд на то, чтобы установить у меня эту болезнь», — говорит Баббель.

Маркус Баббель

ПАРАЛИЧ

Синдром Гийена-Барре, также называемый острой воспалительной демиелинизирующей полиневропатией и восходящим параличом Ландри, является воспалительным расстройством периферических нервов, находящихся вне головного и спинного мозга. Он характеризуется быстрым наступлением слабости и часто параличом ног, рук, дыхательных мышц и лица. Аномальные ощущения часто сопровождаются слабостью. Многим пациентам требуется отделение интенсивной терапии на ранних стадиях болезни, особенно если необходима поддержка дыхания аппаратом. Большинство людей, как правило, успешно побеждают болезнь. Но в некоторых случаях существует риск заработать инвалидность различной степени. Наихудший сценарий – смерть.

На тот момент, по статистике, болезнь ежегодно затрагивала менее двух из 100 тысяч человек, из которых около 85% полностью или почти полностью восстанавливались. В результате вирусной инфекции у Маркуса Баббеля оказалась поражена нервная система. Он не чувствовал ног и потерял свою силу. «Мне казалось, будто я пробежал по снегу, и он потом стал таять прямо на мне», — пытался описать свои ощущения футболист. Маркус был парализован от коленей вниз, у него онемели руки, и он не чувствовал ни одной стороны лица. Близкие спортсмена настолько боялись за его жизнь, что даже приглашали в мюнхенскую клинику «Харлахинг» священника и молились за него.

В своей автобиографии Стивен Джеррард вспоминает момент, когда команде объявили о болезни Баббеля: «Клубный врач «Ливерпуля» Марк Уоллер рассказал нам про его заболевание и объяснил, насколько это серьезно. «Маркус вернется, но будет ли он готов на сто процентов, я не знаю», — сказал доктор. Баббель был нашим другом, и мы беспокоились о нем. «Как он заболел?» — спросил я. Док Уоллер не знал, что ответить. Болезнь Маркуса начиналась как грипп, а затем высосала из него почти всю жизнь. Он отсутствовал в Мелвуде (тренировочная база «Ливерпуля») месяцами. «Где Маркус? Нам нужно вернуть его», — недоумевали все вокруг».

Стэн Коллимор: «Если бы у меня был пес, я бы назвал его Роналду»

Когда родная мать впервые навестила сына в больнице, то он показался ей «похожим на 80-летнего». А его супруга Сандра ежедневно проводила у кровати мужа по 6 часов. И лишь их дети – 6-летняя Пия и 4-летний Янник – удивлялись, почему их папа так долго болеет, и без устали спрашивали маму, когда же он вернется домой. Большую часть декабря 2001-го он провел в инвалидной коляске, пытаясь заговорить оцепеневшей стороной лица. «Мне делали инъекции в течение пяти дней, и симптомы паралича в ногах наконец прекратились. Хотя опасность все еще остается. Сейчас я без посторонней помощи могу сделать всего несколько шагов. Руки тоже не полностью меня слушаются», — рассказывал чуть позже Баббель в интервью немецким СМИ.

Маркус Баббель

НАДЕЖДА

Даже когда Маркус сидел в инвалидной коляске, оглядывая отделение интенсивной терапии баварской больницы, он не падал духом и понимал, насколько ему повезло. «Там были люди, подключенные к аппаратам жизнеобеспечения, беспомощные и не способные что-либо сделать для себя. И именно поэтому мне никогда не приходило в голову спросить: «Черт возьми, почему это происходит со мной?» Потому что, в отличие от них, у меня все еще была надежда», — делится воспоминаниями Баббель.

В Германии футболиста часто навещали многие бывшие партнеры по «Баварии». Приходил и Ули Хенесс, занимавший в то время пост управляющего директора мюнхенцев. А бразилец Пауло Сержио даже привел священника, от помощи которого Баббель вежливо отказался. «Проблема была в том, что я не мог видеть их больше получаса. Примерно через 30 минут мне приходилось просить их уйти, потому что я чувствовал себя безумно уставшим», — вспоминает игрок о тех визитах. Но самым трогательным моментом для него стал приезд членов тренерского штаба «Ливерпуля» Сэмми Ли и Фила Томпсона.

Того самого Томпсона, который на старте английской карьеры Баббеля был готов закопать его в землю голыми руками. Поводом послужил гостевой матч с «Саутгемптоном», где мерсисайдцы упустили преимущество в три гола в заключительные 17 минут игры. Разъяренный Томмо влетел в раздевалку «красных» и с воплями набросился на Баббеля: «Ты смазал подкат, вот почему они забили!» Маркус к тому моменту еще плохо понимал по-английски. Зато проявленных познаний Томпсона в лингвистике хватило для того, чтобы защитник метнул в него свою бутсу. Цели она не достигла, зато оба сцепились в рукопашной, и растащить их удалось только хладнокровному Жерару Улье.

Сам Улье на момент болезни Маркуса тоже находился в больнице и восстанавливался после операции на сердце. Даже в столь тяжелые для «Ливерпуля» времена в клубе не забывали о Баббеле. «Они не знали, в какой клинике я нахожусь, но все равно полетели в Мюнхен. Позвонили моей жене, чтобы уточнить адрес, а затем добирались на такси в течение полутора часов, только чтобы проведать меня», — рассказывал немец.

Маркус Баббель

ВОССТАНОВЛЕНИЕ

В какой-то момент футболисту даже грозила инвалидность, а доктора беспокоились о том, что он не сможет самостоятельно дышать. «Они зарезервировали для меня комнату в реанимации, и если бы у меня возникли проблемы с дыханием, я должен был сразу сообщить им об этом. Если бы я не сделал этого, дыхательные мышцы перестали бы работать, и я бы умер», — говорит немец. Когда его тело начало сопротивляться болезни, он уже мог самостоятельно преодолевать по 10 метров — расстояние от кровати до туалета. Этот прогресс поддерживался в клинике неврологических заболеваний в баварском курортном городе Бад-Айблинг.

Фирминная улыбка. Универсальный солдат «красной» армии

Следующим этапом восстановления Маркуса стал переезд в спортивный реабилитационный центр в Регенсберге. Им управлял физиотерапевт немецкой национальной команды Клаус Эдер. Прием посетителей в больнице, даже тех, кто приезжал из Ливерпуля, ограничивался 10 минутами, что сильно огорчало футболиста. Но именно там Баббель заново научился ходить. Для человека, проводившего свою карьеру в погоне за лучшими нападающими мира, перемещение в стиле робота было медленным прогрессом. Но это было началом его долгого пути к заветной цели – возвращению на футбольное поле. «Ливерпуль» изо всех сил старался поддержать меня, и мне даже предложили новый контракт. Никто не знал, вернусь я или нет, но клуб был рядом со мной постоянно. Они никогда не забывали меня, даже когда меня не было несколько месяцев», — рассказывает Баббель.

Во время своей болезни немец получал множество писем от людей, столкнувшихся с похожим недугом. Они выражали ему поддержку и давали ценные советы. Поборов синдром Гийена-Барре, Маркус решил последовать их примеру. В 2002 году 18-летний нападающий «Оксфорд Юнайтед» Джейми Брукс должен был отправиться на просмотр в «Арсенал». Но за день до поездки его в срочном порядке доставили в больницу, где ему поставили тот же диагноз. Узнав об этой истории, Баббель незамедлительно написал Бруксу и предложил свою помощь. Форвард провел четыре месяца в палате интенсивной терапии и потратил более года на реабилитацию. В «Арсенал» его больше не приглашали, зато он полностью излечился и до сих пор продолжает играть в футбол в клубе «Абингдон Таун».

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Весной 2002-го немецкий защитник вернулся в Англию, но он все еще был прикован к инвалидному креслу. Партнеры по команде были рады наконец-то повидаться с ним, но оказались шокированы его внешним видом. «Он вернулся из Германии в инвалидном кресле. Я был ошеломлен и не мог поверить, что это был тот самый Маркус Баббель, которого я знал. Он всегда был веселым и пышущим здоровьем парнем. А теперь я пожимал руку призраку. Он был бледным и очень худым. Потерял около 12 кг. Единственным, что я узнал, была хорошо знакомая улыбка Маркуса», — вспоминает ту встречу Стивен Джеррард.

У Баббеля было достаточно мотивации победить болезнь, и его процесс восстановления завершился к лету 2002 года. «Я все время знал, что эта болезнь меня не остановит. Я просто продолжал думать, что хочу снова играть на «Энфилде» за этот прекрасный клуб, лучший в мире. Это была моя цель, моя мотивация. Я футболист, но эта болезнь оказалась самой трудной игрой, с которой я столкнулся», — убежден Маркус. Эта «игра» навсегда изменила немецкого защитника и заставила его иначе взглянуть на жизнь. «Я ценю жизнь гораздо больше, чем это было раньше. Я изменился. Иметь возможность бегать снова — это замечательно. Я могу играть в футбол, и это отличное чувство», — говорил Баббель в одном из первых интервью после возвращения к тренировочным занятиям.

Долгожданное возвращение футболиста на поле состоялось 31 июля 2002 года в товарищеском матче между «Ливерпулем» и «Лацио». Трибуны «Энфилда» встретили немца оглушительными овациями. Но еще более теплый прием ожидал его в Кардиффе на стадионе «Миллениум», где «Ливерпуль» и «Арсенал» разыгрывали Суперкубок Англии. На разминке фанаты «красных» распевали имя Баббеля, а когда он вышел на поле за 10 минут до конца встречи, ему аплодировал уже весь стадион. «Я никогда не думал, что когда-нибудь смогу испытать подобное. Это было самое лучшее, что вы можете ощутить как игрок», — делился эмоциями растроганный Маркус.

Фанат «Ливерпуля» взорвал интернет вирусным роликом. Теперь ему подпевает весь мир

Баббель был убежден, что остаток своей карьеры проведет именно в «Ливерпуле». Он был готов отдать клубу все свои силы за их заботу и поддержку. И пусть красивой истории в итоге не получилось, футболист на собственном опыте убедился в том, что знаменитый девиз мерсисайдцев You’ll Never Walk Alone («Ты никогда не будешь один») — это не просто слова.

Текст: Никита Котов
Фото: Global Look Press, официальный сайт УЕФА

Поделиться:

Никита Котов

Корреспондент еженедельника «Футбол»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: