Аривидерчи. Илья Казаков − о личности Фабио Капелло

Фабио Капелло покидает пост главного тренера сборной России. За три года вся страна изучила его контракт и обзавелась мнением, какие замены он сделал неправильно. Но мало кто узнал, что все-таки за человек мистер Капелло — на какой-то срок последний из иностранцев, работавших со сборной России, тренер, выведший нас на чемпионат мира столько лет спустя.

Капелло

***

Столько слов и эмоций после прощального ужина, устроенного Фабио Капелло уже своей экс-команде! Березуцкий, Кержаков, Самедов, Кокорин — как-то так вышло, что посидеть на этих проводах, организованных итальянским тренером, пришли только они. Плюс персонал, конечно. Те, кто смог, кто находился в Москве и не был занят на работе. Но раз уж прессе стал известен состав участников, и раз столь малое число футболистов оказалось в новиковском ресторане «Гусятникоff», то обсуждать стали именно это, а не сам факт приглашения.

Напрасно. На мой взгляд, желание Капелло так красиво проститься с теми людьми, с кем он летал одним самолетом, жил в одном отеле, ел за одним или соседним столом, а главное — пережил минуты торжества и дни разочарования, характеризует его как личность лучше многих слов и других примеров.

История одного назначения. Андрей Вдовин – о том, как Фабио Капелло возглавил сборную России

***

Это был поступок джентльмена. Человека, привыкшего поступать согласно строгому духу аристократического этикета. Именно таким я и запомню его, запомню три года совместной работы. Очень много сказано про то, что за тренер Фабио Капелло, и очень мало — про то, какой он человек. Когда в прошлом декабре мы писали его большое интервью для «Историй футбола», коллега спросил тренера, не диктатор ли он. Капелло вскинул брови и сказал с нажимом:

— Я не диктатор, я уважаю людей.

Подумал немного и добавил:

— Никакого диктата, только уважение!

Мы вынесли эти слова в анонс программы. Это было ярко, это было эмоционально. Это было правдой.

***

На моей памяти, насчитывающей воспоминания о ста матчах со сборной и пяти ее тренерах, Капелло — единственный, кто собирал своих подопечных как в дни триумфа, так и в дни разочарования. Он был постоянен в своих привычках и принципах и, не желая понравиться людям, всегда поступал так, как считал нужным и достойным вне зависимости от обстоятельств.

Первый командный ужин был зимой тринадцатого-четырнадцатого годов. Сборная вышла на чемпионат мира впервые за двенадцать лет, Капелло был в глазах общества герой и триумфатор, и именно тогда впервые возникла неопределенность с его контрактом в России. Было непонятно, остается он или уходит. Об этом гадали все, и никто, кроме самого Капелло, не мог дать четкий ответ.

Когда пришел мой черед сказать тост, я произнес:

— Раньше мы боялись Фабио Капелло, которого не знали. Теперь боимся Фабио Капелло, которого знаем. Боимся потерять уважение и доверие. И неопределенности тоже боимся, учитывая все слухи.

Он улыбнулся, чокнулся со всеми и сказал, что надо подождать несколько дней и мы все узнаем. Не могу объяснить, почему, но мы поняли, что тренер останется. По интонации или по улыбке.

Впереди был чемпионат мира, на который так интересно было поехать и который не вызывал никаких ассоциаций, кроме одной — это было удивительное приключение. Все равно что сесть на парусник и отправиться в открытое море. Впервые в жизни.

Посвятить вам гол? Так это пять лет ждать придется. Как сборная России умеет быть честной и адекватной

Капелло

***

Про Бразилию сказано уже столько, что сейчас к этим словам можно добавить немногое. Может быть, это странно, но наравне с чисто футбольными воспоминаниями мне сразу же приходит на ум, как только я слышу эти слова: «Бразилия», «мундиаль», «лето четырнадцатого года», — поездка сборной в школу-интернат в Иту для детей, родившихся с тяжелыми умственными и физическими отклонениями. Нас пригласили, и мы поехали.

Тренер решил, что это надо делать без прессы, потому что благотворительность и шумиха — не тождественные понятия.

Это была не первая подобная поездка Капелло и игроков. Команда ездила в Москве в детскую больницу по линии программы "Доктор клоун", приглашала побывать на тренировках детей, борющихся с непростым заболеванием. Но та поездка все равно запомнилась каким-то удивительно глубоким прикосновением к тяжелой жизни даже не самих детей, а их родителей и опекунов — тех взрослых, кому выпало нести такой крест.

Смотреть на все это было не очень легко. Я гордился тем, как ведет себя Березуцкий — бодро, весело, радушно. Он был в ту минуту идеальным воплощением капитана команды, заводящим других игроков следовать его примеру.

Капелло закончил фотографироваться со всеми желающими. Стоял и наблюдал за своими игроками, я подошел к нему, сказал, что восхищаюсь Васей.

— Да, — сказал тренер. — Да!

Посмотрел на меня внимательно:

— Это невероятно важно для каждого из нас — оказаться на земле.

Очень сильная и образная фраза, когда речь идет о публичных людях, успешных и состоятельных. Вновь и вновь оказываться на земле.

Мне рассказали, что он вместе с женой тратит немало сил, времени и личных средств на благотворительность, никогда это не афишируя. Я не удивился, потому что стоял в тот день рядом и видел, какими глазами он смотрит на детей.

Рейс Бразилия – Москва. Илья Казаков – о том, как сборная России возвращалась с чемпионата мира

***

Итальянцы — народ поэтический и музыкальный, не говоря уже о тяге к искусствам и гармонии. Еще бы, в такой-то стране с ее удивительной красотой и модой!

Ранней весной на встрече с журналистами в одном из столичных ресторанов Капелло около трех часов отвечал на любые вопросы. Устал, проголодался. Потом, когда пресса простилась и ушла, мы сели перекусить. Шеф Костя Ивлев, динамовский болельщик с многолетним стажем, предложил продегустировать его фирменные блюда. Потом принес книгу «Алиса в Стране чудес» — репринт дореволюционного издания – и попросил оставить подпись на память.

Капелло задумался и исписал почти полстраницы. На итальянском. Попросил перевести для Кости. Я запомнил такой оборот: «Когда я попробовал твою еду, то почувствовал вкус неба во рту». Фабио смотрел, как восхищенно улыбается шеф, и выглядел очень довольным.

Ему нравилась красота, особенно небанальная. Одним из самых сильных событий, впечатливших его в России, стало открытие сочинской Олимпиады. Он был на стадионе «Фишт» и не только наблюдал за всем, что творилось там в тот день, но и был послом России. Человек с мировым именем, он попал под град вопросов иностранной прессы и везде защищал Россию и делал ей комплименты.

Кстати, не только в Сочи, но и после присоединения Крыма, когда начались санкционные дела. К нему приезжали журналисты из Франции, Италии, других стран и среди прочего обязательно спрашивали о политике. Капелло всегда говорил им, что санкции — дикая глупость, что экономика Европы в стадии рецессии.

Я не слышал от него ни одного плохого публичного слова о России. Только о нашем футболе он говорил порой со сдержанным скепсисом. Гораздо меньшим, чем наш.

***

Однажды мы летели на сбор в Дубай. Я сидел на ряд впереди него, и когда самолет стал закладывать петлю на разворот, Фабио позвал меня и показал на поля для гольфа, лежавшие под нами.

К гольфу я равнодушен, в отличие от живописи. В свежем номере Moscow Times была статья о рекордной цене за картину Кандинского. Я показал ему заметку, мы поцокали языками, восхищаясь гением мастера, после чего я достал айфон, открыл фотогалерею и спросил у тренера, что он думает о картине, которую я только что купил, и о той, что собирался купить.

— Превосходно, — сказал он про первую.

И уделил второй меньше времени.

— Почему? — спросил я.

— Это слишком классический вариант — от темы до исполнения. Только для России.

Я часто потом вспоминал эти слова, примеряя их не только на живопись.

Капелло

***

Когда самолет пошел на посадку, Капелло начал подпевать той арии, что он слушал в наушниках.

Голос у него приятный. Я пытался представить, как он поет на каком-то семейном торжестве, и с легкостью смог сделать это.

Но он никогда не хотел быть певцом. Или тренером, или пилотом самолета. Я как-то спросил у него, почему.

— Мне нравится небо, нравится путешествовать, управлять сложной машиной и чувствовать ответственность за людей.

Завтра – туристы. В сборной России ищут замену Фабио Капелло

Фабио Капелло: Я не разозлился на Дзюбу из-за пенальти. Я был недоволен другим игроком

Текст: Илья Казаков

Фото: официальный сайт РФС

Скачайте приложение еженедельника «Футбол»!                                                 

App Store: https://itunes.apple.com/ru/app/ezenedel-nik-futbol-zurnal/id957851524?mt=8                                             

Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=net.magtoapp.viewer.weeklyfootball&hl=ru

Аппстор  googleplay 90 минут

Поделиться:

Илья Казаков

Комментатор ВГТРК, пресс-атташе сборной России с 2005 по 2015 гг, автор книги «Настоящая сборная, или феномен Хиддинка»

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: