| Ярослав Кулемин, Глеб Чернявский

«У вас губернаторы, у нас предприятия». Кто рулит белорусским футболом

Белорусский футбол ассоциируется с БАТЭ. В Борисове есть крутой стадион, сюда приезжает Лига чемпионов, и здесь проигрывали «Бавария» с «Ромой». Но этим местный футбол не ограничивается. Еженедельник «Футбол» отправился в Белоруссию, чтобы узнать, как создавался БАТЭ, зачем существуют остальные клубы и почему в родной чемпионат вернулись братья Александр и Вячеслав Глебы.

БАТЭ

НЛО

– Я уже третью ходку делаю, пока остальные таксисты на вокзале тупят. Заранее просто узнал, что сегодня футбол. Хорошо пошло: и всю водку, и все пиво продал! – рассуждает о важности победы БАТЭ брутальный таксист в белоснежной рубашке.

Побочный бизнес по продаже прохладительных и горячительных напитков у таксиста успешен: «Борисов-Арена» находится в лесу, вокруг одни деревья. Рядом вообще ничего – только железнодорожная станция. Если смотреть на объект с вертолета, можно подумать, что здесь скрывается НЛО. Даже вблизи стильный 13-тысячный стадион напоминает летающую тарелку, из которой должны высадиться неземные существа. Но прилетают инопланетяне сюда разве что на самолете – рейсами из Мюнхена или Турина. Стадион и Лига чемпионов – две главные (и единственные) достопримечательности Борисова. Больше в этом городе делать нечего. Даже собирать красную смородину увлекательнее, чем гулять по Борисову.

Авиамодель. Чем похвастается новый стадион «Зенита»

Отношение к БАТЭ в Лиге чемпионов примерно такое же, как и к сборной Белоруссии. Борисов наполняют люди со всей страны и дружно болеют за своих. Единство наблюдается даже в ложе прессы (для Москвы редкость): все журналисты хватаются за головы, когда БАТЭ в десятый раз прощает дохлый «Видеотон». А потом вместе с болельщиками радуются, что мяч все-таки устраивается поудобнее в сетке и выводит белорусскую команду в следующий этап. Считается, что после «Баварии» и «Ювентуса» местную публику давно не возбуждают матчи против венгерских недоразумений. Но сейчас все равно было шумно, звонко и атмосферно. Футбол в Борисове абсолютно европейский: сюда спокойно можно прийти с семьей и чувствовать себя комфортно.

Тринадцатитысячный стадион БАТЭ – определенно лучшее, что есть в белорусском футболе прямо сейчас. Но когда говорят, что арену построил председатель правления клуба Анатолий Капский, футбольные люди усмехаются. Ни для кого не секрет, что деньги на проект (стоимость арены – 48 млн евро) выделялись из областного бюджета и запасов компании «Беларуськалий», которая вообще-то спонсирует прямого конкурента БАТЭ – солигорский «Шахтер».

Егор Филипенко: «В «Малаге» первым делом представили Антонио Бандеросу»

Александр Глеб

Бомбоубежище

– В Жодино самое красивое здание построили немецкие военнопленные после войны, – под рассказы водителя автобуса «Торпедо-БелАЗ» можно ненадолго отправиться в прошлое. – Вот сейчас бы сюда немцев пленных, чтобы заново все отстроить. Вон Славу, например.

– Ja-Ja! – подыгрывает водителю Вячеслав Глеб, который состоялся как футболист в Германии. В юношеском возрасте он, по собственному признанию, котировался на уровне Бастиана Швайнштайгера, но до «Манчестер Юнайтед» так и недотянул. А вот брату Вячеслава, Александру, довелось поиграть за «Барселону». Недавно он тоже вернулся в Белоруссию – в БАТЭ. Это лучше всего свидетельствует о финансовых возможностях борисовского клуба. Статус самого дорогостоящего игрока чемпионата старший Глеб получил еще во время своего предыдущего возвращения. По некоторым данным, его зарплата составляла 130 тысяч долларов в месяц.

– Хорошо, что Платини в свое время возглавил УЕФА, и тот же БАТЭ благодаря его инициативам смог заработать, – считает гендиректор жодинского «Торпедо» Михаил Хлус. – В противном случае у средних европейских клубов не было бы шансов.

Прожект-менеджер. Как УЕФА обновляет европейский футбол

Платини тогда сделал так, что победители слабых национальных лиг отбираются в Лигу чемпионов по своей отдельной сетке, которая называется «Путь чемпионов». Для белорусов это дорога в светлое будущее. БАТЭ в поединках с норвежцами-венграми-словаками свои шансы использует исправно. Клуб три сезона подряд играл в групповом этапе ЛЧ, собирается команда попасть туда и сейчас. Постоянное участие в Лиге чемпионов подпитывает борисовчан деньгами и позволяет им демонстрировать «товар» европейским покупателям напрямую.

В чемпионате Белоруссии БАТЭ может увести любого игрока: уровень зарплат в Борисове в два раза выше, чем у середняков. Да и тренеров там меняют реже, чем в минском «Динамо»: количество жертв Юрия Чижа уже перевалило за тридцать. Чтобы составить чемпионам хоть какую-то конкуренцию, президент «Динамо» в прошлом году продавил изменение трактовки слова «легионер». Иностранец, сыгравший в течение календарного года пятьдесят процентов матчей за сборную, больше не считается в чемпионате Белоруссии «чужим».

БАТЭ

Первый после Лукашенко

Но каким бы влиянием ни обладали Чиж и шефы других местных команд, человек номер один в белорусском футболе – глава БАТЭ Анатолий Капский. Михаил Хлус (директор «Торпедо-БелАЗ») участвовал в создании БАТЭ и помнит, что Анатолий Капский пытался помогать предшественнику борисовского суперклуба – команде с труднопроизносимым названием «Фомальгаут». Но это было не то, чего хотел бизнесмен.

– БАТЭ с самого начала – это Капский, – объясняет Хлус. – Завод предоставил базу, но там не было ни полей, ничего. Зарплату Капский платил из своего кармана. Он вообще любит начинать новое. Когда Капский взялся за БАТЭ, это был скорее порыв души. Но сейчас он разбирается в футболе не хуже специалистов из федерации. А в некоторых моментах – и лучше.

Первый состав БАТЭ собрали за пару недель до старта сезона-1996 и в прямом смысле по объявлению. Публика на тренировки приходила самая разная, но Капский и тогдашний тренер Юрий Пунтус ставили перед командой самые высокие задачи. Параллельно шло облагораживание старого городского стадиона. В середине 1990-х он был похож на бомбоубежище – без горячей воды и с печкой внутри раздевалки. Сейчас там играют дублеры БАТЭ, но иногда тряхнуть стариной приезжает основной состав.

– Когда шел дождь, там, где команды выходили на поле, образовывалась лужа размером десять метров на десять, – вспоминая прошлое, смеется Хлус. – Представьте: бежит игрок, мяч застревает в луже, тут же навстречу ему летит другой футболист!.. Публика была в экстазе!

Чтобы подняться в высшую лигу, БАТЭ понадобилось всего два сезона. В 1998-м борисовчане завоевали «серебро», а еще через год отпраздновали чемпионство. С тех пор они лишь раз опускались ниже третьего места, а последние девять сезонов для клуба не существует других мест, кроме первого. Этот чемпионат, судя по всему, исключением не станет.

– С Капским мы общаемся до сих пор, иногда спорим, – рассказывает Хлус. – Он человек категоричный: есть его мнение и другое, неправильное. Он может взорваться, а через пятнадцать минут перезвонить и извиниться. Быстро возбуждается и быстро отходит.

В порыве гнева Капский легко мог ворваться не то что в раздевалку – в судейскую. На старом стадионе БАТЭ для этого были созданы все условия: комнаты находились в непосредственной близости друг от друга. Планировка «Борисов-Арены» подобное развитие событий исключает.

белАЗ

Рекорд Гиннесса

В советском футболе по имени клуба можно было сразу понять, откуда у команды деньги. Если «Динамо» – значит, МВД, если «Локомотив» – значит, Министерство путей сообщения, если «Спартак» – значит, профсоюзы. Если же команда называется «Торпедо», тогда в шефах у нее приличный завод. Будь советская традиция в силе, высшая лига чемпионата Белоруссии наполовину бы состояла из разного вида «Торпедо». Но сейчас там значится только один клуб с таким названием.

«Я – никто. Ты – никто. «БелАЗ» – все!» – в 60-тысячном городке Жодино жизнь течет под таким девизом. Здесь находится легендарный завод, где производят самые большие в мире карьерные самосвалы. «БелАЗ» занимает 152 гектара территории, здесь работают больше восьми тысяч человек – чуть ли не каждый второй от трудоспособного населения города.

– В сутки конвейер может производить до десяти машин, – рассказывают на заводе. – Но сейчас нет такой потребности, делаем меньше.

Про непроданные «БелАЗы» жители Жодино знают забавную историю. Как-то предприниматели из Минска организовали в городе полеты на частном вертолете. Возили людей, зарабатывали – хороший, честный бизнес, все были довольны. Свернуть его пришлось после того, как над заводом прокатился профессиональный фотограф. В интернете появилась фотография с внушительным автопарком непроданных «БелАЗов» – больше экскурсионные вертолеты над Жодино не летали.

Где-то в недрах завода есть вдохновляющая экспозиция. Фотографии карьеров, в которых работают самосвалы. Руда, алмазы – что угодно. На глубине в 500 метров громадные машины похожи на спичечные коробки. Хотя сейчас изобрели «БелАЗы» грузоподъемностью в 420 тонн. Их в мире несколько штук, а совсем скоро этот гигант попадет в Книгу рекордов Гиннесса. Один экспонат находится на заводе. Сюда как-то приехали юные литовцы, которые делали вид, что не понимают и не говорят по-русски. Но как только увидели 420-тонный аппарат, мгновенно вспомнили нужный язык.

Цена среднего самосвала «БелАЗ» – от 3,5 млн долларов. Продают машины в основном в Россию, но за границей самосвалы тоже востребованы – особенно в Азии, в Австралии и в ЮАР. В связи с непростым экономическим положением в нашей стране экспорт в последнее время поубавился. Это бьет и по заводу, и по команде «Торпедо», которая целиком зависит от денег «БелАЗа». Футболисты, бывало, наблюдали картину, когда мэр города говорил: «Ничего обещать не могу». После чего выходил директор завода и доносил более приятные новости: «Я обещаю».

В Жодино директор завода чаще более важная величина, чем мэр города. Однажды был случай. Очередной градоначальник захотел проведать завод, но его не пустили. Выглядело это так: «Пропуск заказан?» – «Я же мэр!» – «Чудесно. Пропуск заказан?» Или другая история. Пришел мэр на завод и начал отчитывать сотрудника за курение на территории. Сотрудник не понял и поинтересовался, кто его отчитывает. «Я – мэр города!» – вскипел мужчина. Курящий затянулся. «А я Лойко», – рассекретил себя заместитель директора завода и пошел дальше.

Все игроки «Торпедо» бывали на экскурсии на «БелАЗе», но катался только один – Вадим Евсеев. Сесть за руль самосвала было одним из условий того, что защитник даст интервью российским журналистам. Чтобы беседа состоялась, пришлось позволить. Интересно, что до Евсеева такие «покатушки» разрешались только Александру Лукашенко и Уго Чавесу.

БАТЭ

Всенародно избранный

– Заработать в Беларуси на футболе невозможно, – жалуется гендиректор жодинского «Торпедо-БелАЗ» Михаил Хлус. – Даже у БАТЭ посещаемость матчей не главная статья доходов. Если говорить о нас, то аренда стадиона «Торпедо» на одну игру обходится в 30 млн белорусских рублей. А стандартный сбор – 15–20 млн (1 русский рубль – примерно 250 белорусских). В среднем посещаемость наших матчей – тысяча-полторы. Рядом дачные участки, людей в большей степени волнует, как обеспечить себя запасами на зиму.

Про продажу атрибутики и говорить смешно. Даже если каждый житель Жодино купит по три-четыре вещи, это в лучшем случае позволит отбить затраты на ее производство. При этом бросить вызов Борисову и Минску можно, имея в кармане всего три миллиона долларов (бюджет тульского «Арсенала», вылетевшего в прошлом году из РФПЛ, был в два раза больше). Заработать эти деньги реально, попав в групповой этап Лиги Европы. Поэтому гендиректор «Торпедо-БелАЗ» вновь и вновь переживает моменты, упущенные в домашней игре с албанским «Кукеси»: каждый из них приближал команду к финансовому благополучию.

В случае если бы жодинцы все-таки прошли дальше, им стало бы гораздо легче вести переговоры с иностранцами. В сфере интересов «Торпедо-БелАЗ» «не очень дорогие» игроки, за которых не нужно платить. И для которых зарплата в семь тысяч долларов была бы пределом мечтаний.

Пример «Торпедо-БелАЗ» – типичный для Белоруссии. В отличие от России, большинство футбольных команд здесь привязаны не к региональным бюджетам, а к крупным предприятиям. В случае с Минской областью, разрывающейся между четырьмя клубами высшей лиги, это вдвойне оправданно. Идеальный вариант – если за командой стоит какой-то промышленный гигант. Брестское «Динамо» по одной только зарплате нахватало пять миллиардов долгов как раз потому, что дотации в его бюджет поступали из множества мелких ручейков, которые в какой-то момент пересохли.

Мало кто в высшей лиге может похвастаться собственными тренировочными базами. Знаменитые «Стайки» минским «Динамо» и то арендуются. А легендарный стадион «Динамо» находится в процессе реконструкции. Работы начались три года назад, но до сих пор непонятно, когда и чем они закончатся. Президент Белоруссии Александр Лукашенко настаивает на сохранении исторического фасада, строители чешут головы, а минское «Динамо» тем временем проводит матчи на стареньком «Тракторе». Соперников по Лиге Европы оно и вовсе принимает в Бресте – в 400 километрах от дома.

Переоценить влияние Лукашенко на белорусский футбол едва ли возможно – оно огромно, как дыры в санкционном сыре. «Всенародно избранный» – так его здесь называют – издал указ, в соответствии с которым все спортивные клубы страны должны зарабатывать пятьдесят процентов своего бюджета. То есть если команда заработала миллион долларов, в следующем году она имеет право получить ту же поддержку от государства, что и раньше. Но как минимум пятнадцать процентов из этой суммы должны быть направлены на развитие детского футбола и инфраструктуры.

У негосударственных предприятий деньги можно брать в неограниченном количестве. Этим можно было бы пользоваться, но желающих поделиться нужно искать с биноклем. На практике спасают рекламные контракты – в случае с тем же «Торпедо-БелАЗ» речь идет о договоре с «БелАЗом». С рекламы, правда, нужно платить налог на добавленную стоимость, ставка по которому составляет двадцать процентов. Клубы порой хитрят и совершают фиктивные трансферы: обмениваются футболистами, которые не особенно дорого стоят, и записывают плюс в графу «доход». Это позволяет им сохранять довольное выражение лица при в общем-то минимальном поводе для радости.

Кислое молоко. Как в Белоруссии справляются с кризисом

***

Белорусский футбол с БАТЭ – наглядный пример того, что даже при минимальных затратах можно построить клуб и красивый стадион, которые будут представлять страну в Лиге чемпионов. Что в Европе можно выглядеть достойно, не покупая Халка и Гарая. Что на стадионе вполне можно создать европейскую обстановку и прийти на футбол с ребенком. Причем сделать это можно даже в лесу.

Текст: Ярослав Кулемин, Глеб Чернявский
Фото: Глеб Чернявский, Global Look Press

Скачайте приложение еженедельника «Футбол»!                                                
App Store: https://itunes.apple.com/ru/app/ezenedel-nik-futbol-zurnal/id957851524?mt=8                                            
Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=net.magtoapp.viewer.weeklyfootball&hl=ru

Аппстор  googleplay 90 минут

Теги: Белоруссия, Лига Чемпионов, БАТЭ, Анатолий Капский, Глеб Чернявский, Ярослав Кулемин
Читайте также:
Комментарии:

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

  • Вадим Хадкевич
    хорошая статья, но есть одно замечание. В начале текста написано, что в Борисове проигрывали Рома и Бавария, но Бавария проиграла в Минске на стадионе Динамо