| Вячеслав Опахин

Олег Кононов: «Если Вандерсон и Жоаозиньо решили поменять гражданство, это не только из-за сборной»

«Краснодар» - клуб, про который в России сейчас говорят чаще всего. Но главный тренер команды Олег Кононов, будто в противовес, не слишком публичный человек. 48-летний наставник «быков» выдерживает стиль тренера старой формации. Кононов взвешивает каждое слово, не касается личной жизни и предпочитает работу вместо слов. Еженедельник «Футбол» пообщался с Олегом Кононовым о мифах СССР, кризисе отечественной тренерской школы и узнал, кому из «Краснодара» пора в сборную России.


Олег Кононов - самый успешный тренер в недолгой истории «Краснодара». //РИА Новости

Искусственный налог

- Вас ждали в «Краснодаре» еще в 2010 году. Почему не приняли приглашение?
- Думаю, я еще не был готов внутренне. Внутренне – это когда все срастается в планах, стремлениях и знаниях. Был небольшой успех с «Карпатами», и мне тогда хотелось его продолжить. Я понимал, что не так был готов в тот период возглавить клуб уровня «Краснодара». Хотел еще остаться определенное время в «Карпатах», пополнить свой багаж знаний.

- О чем подумали, когда узнали, что Михаил Гершкович хочет отобрать у «Краснодара» налог за ваш паспорт?
- Не то чтобы отобрать, это же такое вложение, которое прописано. У меня был особый случай, единственный в своем роде. Хотелось, чтобы эта моя проблема решалась индивидуально, а не подходила под стандарты. Я считаю себя россиянином, родился в Курске, закончил институт в Смоленске, родители и родственники живут в России. Даже лицензию в конечном итоге я получал в Москве. Было неприятно, что пошел шум, которого можно было избежать: пригласив меня в Москву, детально разобраться. Тем более на то время я уже подал прошение о гражданстве, процесс уже начался.

- Ваше отношение к налогу? Сейчас вроде бы и иностранных помощников хотят обложить данью.
- Знаете, когда создаются искусственные препятствия, лимиты, они не решают проблем, на которые направлены. Каждая копейка, рубль идет на то, чтобы дать толчок в развитии футбола. Но можно все это упорядочить. Как у голландцев. Один пример. Если берут игрока не из ЕС, личный контракт футболиста не должен быть меньше полумиллиона евро. Тогда клуб уже думает, нужен ли такой дорогой футболист, сыграет ли он лучше, чем свой воспитанник. Идет более серьезная селекционная работа, больше внимания уделяется своим футболистам. Может, и у нас нужен налог на иностранца, но вряд ли на тренера и тем более помощника.

- Это не следствие, что тренерская школа в кризисе?
- Думаю, нет. Проблема в чем - руководители клубов до этого времени побаивались брать молодых или неизвестных тренеров. А сейчас такие тренеры, как Колыванов, Аленичев, вывели свои команды в Премьер-лигу и дали пример остальным: всего можно достичь. Есть талантливые тренеры в первой и второй лиге, которые хотят учиться и добиваться результата. Просто был период, что нам нужен был толчок, определенные знания современного футбола, направление. У нас прекрасная высшая школа тренеров, с очень квалифицированным преподавательским составом, где обучаются, проходят аттестацию и лицензирование сотни тренеров, и их уровень растет. Я уверен, что скоро придет время, кода мы откажемся от тренеров-иностранцев в сборной страны. И это будет как национальная программа развития футбола.


Жоаозиньо и Вандерсон - два лидера «быков», а возможно и сборной России. //Официальный сайт «Краснодара»

Широков, Вандерсон, Жоаозиньо

- В конце прошлого чемпионат вы сказали: «Пятое место для «Краснодара» - ничто». Какой результат должен быть у клуба, чтобы это было «что-то»?
- Я сказал «ничто», потому что пятое место ассоциируется максимум с Лигой Европы. Самое главное место – первое. Наши приоритеты, конечно, идти к самым высоким задачам и целям. Не могу сказать сейчас, какое именно место мы займем. Понятно, что планку мы подняли и не должны ее опускать. Задача-минимум – не опуститься ниже, максимум – вперед, к вершине.

- Какие впечатления остались от работы с Романом Широковым?
- Позитивные. Роман - замечательный волевой футболист, сильный духом парень. Когда он к нам приехал, многие скептически относились к тому, поможет ли он нам в небольшой период времени. Но благодаря своим человеческим качествам, мастерству он доказал в этих играх, что приехал не просто так. По максимуму выкладывался, делал результат. В том, что мы заняли пятое место и играли в финале Кубка России, его большая заслуга.

- На чемпионате мира сборной его сильно не хватало?
- Если судить по его играм в отборочном этапе, то да, он практически вел игру команды. Думаю, в раздевалке как капитан он тоже много значит. Потеря такого игрока - это тяжело. Если бы Рома был на чемпионате мира, сборная как минимум вышла бы из группы.

- Как вам удалось укротить нрав Павла Мамаева?
- Да нет никакого «нрава Павла Мамаева». Он замечательный парень, где-то эмоционален, настойчив в решении задач, которые он для себя ставит. Эмоционально реагирует на определенные вещи, когда чувствует, что кто-то не так смотрит. Думаю, Павел еще не сказал своего слова. Слишком рано начал играть на высоком уровне, потом был спад. Но, начав играть у нас, сразу заявил о себе как о потенциальном игроке сборной России. Сейчас он восстанавливается после очень сложной травмы, но уже рвется играть. Дай бог, чтобы все было хорошо, и мы вскоре увидим его на поле.


 Если бы Широков был на ЧМ-2014, сборная как минимум вышла бы из группы


- Быстров и Измайлов перезапускают карьеру?
- Этим футболистам не нужно никому ничего доказывать, только самим себе. Их мотивация в том, чтобы в новой команде оставаться такими же игроками, какими болельщики их помнят в лучших играх. Важно, чтобы они быстрее ментально подошли к этой составляющей, где все сложится: понимание игры, требования к партнерам. У Володи Быстрова время было, Марат только приехал, сейчас этот процесс адаптации происходит. Хотя на тренировках видно, что он быстро прогрессирует.

- Какие футболисты «Краснодара» в скором времени дебютируют в сборной России?
- Не буду называть имен. Практически все ребята с русским паспортом достойны играть в сборной России. В национальной команде играют тогда, когда клуб находится не ниже пятого места, а даже выше. Если мы будем в тройке и ребята с русским паспортом будут выделяться, делать результат, тренеры сборной обратят внимание на многих. Все взаимосвязано: как клуб растет, играет команда.

- Сейчас часто результат «Краснодара» делают Вандерсон и Жоаозиньо, и они могут получить российские паспорта. Ваше отношение к натурализации?
- К натурализации я отношусь не хорошо и не плохо. Например, Девич получил украинский паспорт, а по сути, не сыграл за сборную столько, сколько было нужно. Если решили Вандерсон и Жоаозиньо поменять гражданство, но не из-за сборной. Просто им нравится Россия, комфортно здесь жить, трудиться и они связывают свою дальнейшую судьбу, например, с Краснодаром. Тогда можно обратить внимание. А делать паспорт только потому, что он забил столько-то голов, – это неправильно.


У Йоахима Лева и Олега Кононова есть что-то общее. //Getty Images

Темные лошадки

- Кого назовете лучшим тренером прошедшего чемпионата мира?
- Йоахима Лева. Для него этот чемпионат по качеству проведенной работы самый лучший. Были сложные игры, где нужно было принимать кардинальные решения по игрокам, менять стратегию и направления в игре. Потом уже Луи ван Гал.

- Как бы вы поступили на месте Луиса Фелипе Сколари, когда ваша команда проиграла в полуфинале 1:7?
- Трудно сказать, поражение очень болезненное. Выходить из такого фиаско, проиграв дома, – большой удар для всей страны. Совместно с командой нужно набраться мужества. После крупного поражения или поражения вообще нужно уметь перебороть все обстоятельства, трудности и дать в следующей игре результат. Упал, встаешь с новой мотивацией, силами и идешь дальше к победе.

- Что вы почерпнули из турнира?
- Первое: я убедился, что любая сборная и клуб может достичь результата при соответствующей работе, максимальных задачах. Просматривается увеличение в интенсивности игры, прогрессе индивидуальной техники футболиста, умение играть не только на своей позиции, но и еще на двух-трех. Цель - интенсивность работы и индивидуальные качества. С каждым годом эти критерии будут основополагающими. Думаю, еще нас ждут сюрпризы. Те команды, которых никто ни в чемпионатах, ни в еврокубках, ни на уровне сборных не замечал, вдруг прорвутся наверх. Страны, которые доминировали, будут терять мощь.

- О ком речь?
- Про каждый континент: Европа, Латинская Америка. Какие яркие игры были у Мексики, Чили, Коста-Рики. Швейцария, у Бельгии очень талантливая команда. Да и не надо забывать про нашу страну.

- Схема с тремя центральными защитниками будет популярна?
- Популярна будет та схема, которая дает результат. Если Голландия выиграла «бронзу», возможно, в чемпионате страны игра в три защитника станет популярна. Вспомните, Италия действовала так на прошлом чемпионате мира, потом почти вся Серия А играла так же. Сейчас схема не оправдалась, хотя они ее немного поменяли. Да и итальянские клубы особых результатов не добились, потому что схемы не самое главное.


Разрушитель мифов

- Вы родились в Курске, но в футбол начали играть в Смоленске. Почему?
- Нет, я и родился в Курсе и начал играть в футбол там же. В Смоленске я поступил в институт физкультуры на отделение «Футбол». Cпервого курса попал в сборную института, играл с ребятами старшего возраста. Потом в переходный период из детско-юношеского футбола во взрослый плавно перешел в смоленскую «Искру», где команда была старожилом первой лиги СССР. Тренировался и играл как со зрелыми футболистами, так и со своими ровесниками. По сути, более серьезно я начал играть в 20 лет уже во второй лиге за могилевский «Днепр».

- Футбол в институтах сейчас, прямо скажем, мертвый.
- Да, в союзные времена очень многие ребята, которые поступали в институты, в дальнейшем играли за команды мастеров. Во второй, первой и даже в высшей лиге. Тогда была система: обязательно играла сборная института, между институтами проводились турниры, мы ездили на сборы, нас отпускали с учебы. Вообще к нам относились как команде мастеров. Мы играли против сильных команд из различных регионов страны, и тренеры видели потенциальных, перспективных ребят. Если взять за пример американский баскетбол, как он развит: студенты переходят сразу в НБА. Хотя и у нас это было, правда, может, не на таком уровне. Развивая системно футбол, не забывая то лучшее, что было раньше, мы разовьем массовый спорт и профессиональный. Все корни – в глубоком системном подходе на любом уровне.


Очень тяжело наблюдать за событиями на Украине


- Сейчас вторая лига – это рассказы о суровых мужиках, которые ломают ноги. Как было тогда?
- Не думаю, что сейчас суровые мужики бегают. Наверное, вы смотрели наш матч с «Рязанью» на Кубок страны. «Звезда» достаточно хорошо играла, были интересные молодые ребята. Учитывая, что много легионеров играет в Премьер-лиге, первая и вторая лига – это база, где проходят подготовку молодые футболисты. Именно здесь сочетание молодости и опыта. Баланс сохраняется.

- Миф о жутких тренировках на выносливость в СССР тоже развеете?
- Нет, все было нормально. Были разные тренеры с разным подходом. Кто-то больше уделял внимания работе с мячом, кто-то - беговой работе. И сейчас таких достаточно. Тренировки действительно были функционально тяжелее, но потому что не было такого контроля, как сейчас. Конец сезона приходился на ноябрь, начало - на апрель. Практически полгода надо было работать, зимой готовить команду. Ну и всякое было, у каждого из тренеров свое видение.


1000 на 100

- О чем думали, когда СССР распался?
- Никто не воспринимал это так близко, что будет какое-то разъединение, в частности между Беларусью, Россией, Украиной. Все проходило неафишированно. Белоруссия, Украина, Россия – братские народы, всегда жили вместе.

- За событиями на Украине следите?
- Да, очень тяжело наблюдать… Много друзей и знакомых там, родственники живут в Днепропетровске. Очень хочется, чтобы люди уважали, любили друг друга, а споры происходили мирным путем, а не вооруженным.

- В вашей карьере значится немецкий любительский клуб «Фрайберг»…
- Нет-нет, это ошибка. Кто-то написал, и все подхватили. В свое время года два я ездил на просмотр в Германию: «Штутгарт Киккерс», «Алеманния» – словом, вторая Бундеслига и Регионаллига. По разным причинам закрепиться не удалось: то контракт не устраивал, то тренеру что-то не нравилось. Был в Финляндии, где получил травму на просмотре. Так получилось, что около года восстанавливался. Ощущалось, что жизнь в Европе отличалась. Тем более в то время у нас происходили исторические моменты, было непросто. Там было спокойно, изобилие.

- Выходит, единственным европейским клубом в вашей карьере был польский «Рух». Конфликты на почве русофобии бывали?
- Наоборот, в команде и с болельщиками были теплые отношения. Хотя болельщики «Руха» очень непростые. Мы как-то играли товарищеский матч недалеко от города Хожува. Оказывается, наши болельщики были в конфронтации с болельщиками другой команды. Пятнадцать минут сыграли, смотрим, около тысяч наших фанатов идут к стадиону. А гостевых было около сотни. Началась драка, судья остановил матч, приехала полиция. Просто товарищеский матч! Хотя футболистов никто не трогал. Единственное – игроки побаивались чужих болельщиков. Фанаты «ГКС» из Катовице конфликтовали с нашими, у нас были очень эмоциональные и непредсказуемые дерби. Бывали и неприятности: если увидят в форме «Руха», некоторые фанаты Катовице могли «обидеть».

- Опасная профессия «футболист» в Польше.
- Мы знаем, что все может быть. Каждый по-своему относится к слову «фанат». Для кого-то фанат – это человек, фанатично преданный своему клубу, но уважающий любого игрока. А кто-то подразумевает под этим словом другие выходки, более экстремистские, злобные.


Кононов стал героем львовских болельщиков. //Sports.ru

Критика

- Почему вы довольно рано завершили карьеру, в 33 года?
- Меня пригласил БАТЭ, заявили на чемпионат и Лигу чемпионов. Но опять случилась травма ноги – сухожилие, – принял решение закончить.

- Тогда вы поняли, что хотите быть тренером?
- Ну, я уже давно хотел, еще с детства. После окончания карьеры я уже на сто процентов решил идти в эту профессию. В молодости всегда возникает желание посмотреть в будущее, кем ты хочешь быть. Мне всегда нравился спорт – футбол и хоккей. Постоянно следил за тренерами, читал статьи о них, книги. Понемногу учился у каждого. Думаю, образца тренера вообще нет, как и нет предела совершенства. Есть определенные вещи, которые тебе подходят, которые можно адаптировать под себя.

- Вас можно назвать трудоголиком?
- Да, я люблю трудиться, люблю свою профессию и уделяю ей очень много внимания. На начальном этапе карьеры я год был ассистентом, затем у меня была команда 85–86-го года, с которой мы выиграли чемпионат Белоруссии. Такие ребята, как Стас Драгун, Сережа Кривец, – это начало моей карьеры как тренера. Затем пошел во взрослый футбол, был помощником Анатолия Юревича, Сергея Боровского, Леонида Кучука. После этого уже занялся самостоятельной работой.

- Ваш первый день в роли главного тренера? Сразу обращения к вам по имени и отчеству и прочее-прочее?
- По имени и отчеству обращались и когда я был помощником – это субординация. А первый день был в «Карпатах» во Львове. Ты молодой, никому не известен, пришел в клуб с традициями. Было волнительно, но только сначала. Потом ты весь в работе и не замечаешь ничего лишнего. Карьера начиналась не так просто. Затем, благодаря тому, что пошли результаты, появилось восприятие меня как тренера в Украине.

- Как вы реагировали на эту критику: молодой тренер, без опыта?
- Если ты в своей работе не готов к тому, что будет критика, возможно, даже незаслуженная критика, ты никогда ничего не добьешься. Будешь обращать внимание лишь на то, как к тебе относятся. Тренер не должен думать только об этом, а должен трудиться. Ты наметил цель, нужно идти до конца. В тот период у меня была достаточно непростая ситуация. Были моменты, когда я чувствовал: проигрываем эту игру, и я ухожу или меня уволят. Но мы выиграли... Тогда удалось найти единение с футболистами и тренерским составом. Президент поставил задачу выйти в Лигу Европы, мы ее выполнили. Подобрался хороший коллектив, где были опытные ребята и талантливая молодежь.

- После проигранного «Шахтеру» матча со счетом 1:5 вы сказали, что результат сделал судья. Вышли из себя?
- Ну да, сейчас вспоминаю: в наши ворота были три пенальти. Судья с первых минут принялся нас, как бы так сказать, гонять по всему полю. Отсюда такое эмоциональное высказывание. Хотя, если брать «Шахтер», они были сильнее нас.


Кононов удостоен почетного знака «За заслуги перед Севастополем». //sevas.ru

- Некоторые тренеры считают, что о судействе нельзя говорить ни в какой ситуации.
- Важно не поддаваться на эмоциональные всплески. Я за то, чтобы тренеры держали себя, и стараюсь соответствовать требованиям. Но когда есть определенный беспредел со стороны судей, тогда и происходят такие эмоциональные высказывания. Главное, чтобы ни ошибки, ни эмоции не переросли в постоянство.

- Почему вы ушли в «Севастополь»?
- Когда я покинул «Карпаты», поступали различные предложения. Я встретился с руководителями, спонсорами, хозяевами «Севастополя». Мы разговаривали о строительстве нового клуба с современным подходом. Мне понравились руководители именно своим желанием, порядочностью, стремлением.

- Гимн Севастополя вы пели?
- Да. Многие люди, приезжая в город, после игры были очень эмоциональны. Вспоминали, какая это непередаваемая атмосфера, когда весь стадион поет «Севастополь - гордость русских моряков».

Теги: Олег Кононов, Краснодар, Россия, Вячеслав Опахин
Читайте также:
Комментарии:

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.