| Ярослав Кулемин

Александр Меркель: «Когда Ибрагимович смотрит на тебя, хочется спрятаться»

О немце с русскими корнями Александре Меркеле узнали, когда он выразил желание выступать за сборную России. С тех пор в жизни Меркеля многое изменилось: он расстался с «Миланом» и пробует себя в самой итальянской команде английского футбола – «Уотфорде». Еженедельник «Футбол» навестил игрока на тренировочной базе «шершней» и узнал, чем ему запомнилось время, проведенное в Серии А, и когда его ждать в чемпионате России.

Меркель
В свои 22 года Алекс Меркель успел поиграть в Германии, Италии и Англии.

Метр девяносто

– Футбол в Чемпионшипе обычно представляют себе так: борьба, борьба, борьба, навес, борьба, борьба, борьба, еще навес. Как вам играется в таких условиях?
– Для меня это что-то новое. Я всего два месяца в Англии и могу сказать, что поначалу было очень тяжело. В Чемпионшипе есть команды с громадными игроками. На их фоне я выгляжу маленьким. В Италии я такого не видел! Плюс сам футбол быстрый, ты играешь девяносто пять минут. В Италии не так: там можно передохнуть две-три минуты. А еще судья делает «стоп» после любого маленького касания. То, что я сейчас здесь, хорошо для моего будущего. 

– Защитники в Англии жестче, чем в Италии?
– Нет, в Италии тоже… Но тут соперники здоровые, все одиннадцать! И кто на лавке – тоже. Мы играли против «Йовила» и «Рединга» – там люди под метр девяносто. И это как будто нормально! У нас команда, которая хочет в футбол играть, мы не такие. 

– Здоровые защитники – самое яркое впечатление об английском футболе на данный момент?
– Еще темп. Не знаю, как в Премьер-лиге, но в Чемпионшипе приходится много бегать. И много бороться. 

– «Удинезе», которому вы принадлежите, и «Уотфорд», за который играете, связывают партнерские отношения. Можно сказать, что у вас тут маленькая Италия?
– Ха! Да, можно так сказать – little Italy. Итальянцев тут человек пять-шесть, и мне из-за этого проще. Трех-четырех игроков «Уотфорда» я знал раньше. Но и с другими быстро познакомился. Мы – команда друзей. Это очень важно. 

– Ваша тренировочная база находится в нескольких метрах от базы «Арсенала». Пересекаетесь с кем-то из «канониров»?
– Я знаю, что они тренируются рядом, но я их не видел. Было бы неплохо однажды оказаться с той стороны. 

– Мячи к вам с базы «Арсенала» не прилетают?
– Нет-нет, и от нас никто не отправляет. 

Мульти-культи

– В ваши 22 года вас можно назвать гражданином мира, человеком, который чувствует себя одинаково комфортно везде?
– Да, можно так сказать. Я родился в Казахстане, вырос в Германии, пять лет провел в Италии. Сейчас вот здесь. Кроме того, я говорю на русском. Настоящий «мульти-культи». Так что поменять страну – для меня не большая проблема. И это позитивно. Некоторые ребята приезжают сюда из Италии, и им приходится тяжело. Они не говорят по-английски, предпочитают другую кухню… Еда в Италии все-таки лучше. Пасту там уплетаешь с удовольствием. 

– Есть мнение, что английской кухни как таковой вообще не существует. Хотя кулинарные книги имеются в каждом доме, и в большом количестве.
– Я бы так не сказал. В Лондоне есть очень хорошие рестораны. Но они не совсем английские, что ли. Я еще не пробовал то, что называют fish and cheeps («рыба и картофель фри». – Прим. ред.). Англичане, мне кажется, это любят. 

– Сколько языков вы уже знаете? Я сбился со счета.
– Немецкий, английский, итальянский и русский. Мог чуть-чуть по-французски. Но забыл уже. Ничего – мне только двадцать два. Может быть, и во Франции успею поиграть. 

– Как часто сейчас удается поговорить по-русски?
– Редко. Я говорю по-русски только дома. Еще когда жил в Италии, многое забыл. Там же не так много русских. Но стараюсь не забрасывать язык: если когда-нибудь пригласят в Россию, мне это поможет. В Лондоне вроде бы есть с кем общаться, вот только у меня не так много свободного времени.

– Знакомы с кем-то из русских футболистов? 
– Сейчас подумаю… Нет. Только когда в Лиге чемпионов играл, поменялся майками с Павлюченко. Это было два или три года назад. Один раз мы играли против «Арсенала», и с тех пор у меня осталась футболка Аршавина. Они молодцы, отдали без проблем. 

– Какие-то воспоминания о постсоветском пространстве из детства у вас остались?
– Нет, я был очень маленький. Мне было пять или шесть лет, когда мы переехали в Германию, и я уже многого не знаю. А в шестнадцать я сам переехал в Италию. Вот там было действительно трудно: один, без семьи. Я знал, что дома меня ждет еда, телевизор, папа с мамой всегда рядом. А в Италии ничего этого не было. Первое время я из-за незнания языка не мог разговаривать с пацанами, постоянно хотел домой. Но это тоже опыт. Благодаря ему я повзрослел. Через год все было нормально. 

– Но это было потом. А начинали вы в немецкой команде «Вестервальд». Что это такое?
– Это место, где мы жили. Маленькое такое. Не знаю, какое там население. Тысяч десять-двадцать, наверное. Но там была команда. Я всегда хотел играть в футбол и с трех-четырех лет возился с мя-чом. А когда мне исполнилось одиннадцать, папа отвез меня на просмотр в школу «Штутгарта». 

– Пересекались там с кем-то из ставших известными людей?
– Я застал Глеба и Кураньи, когда они выступали в первой команде. Болел за них на матчах Лиги чемпионов, подавал мячи. Но сам в главной команде никогда не играл. 

– Расскажите, как, не проведя ни одного матча за «Штутгарт», можно заинтересовать «Милан»? 
– Ох, не знаю! Но это было предложение, на которое я не мог ответить нет. Скорее всего, они увидели меня в сборной Германии under-15 («не старше 15 лет». – Прим. ред.). 

– Кто самый талантливый футболист из тех, кто играл с вами в юношеских сборных Германии? 
– Я с Гетце играл! Он сейчас звезда, но и тогда выделялся, был хорошим игроком. Вообще талантливых парней хватало, но сами знаете, не всем удается пробиться на самый верх.

– Кажется, что чем дальше, тем больше погоду в сборной Германии будут делать «легионеры» – дети иммигрантов. Или нет?
– Да, там все перемешано. Там, где я жил, у меня были друзья из  каждого уголка Земли: из Греции, Турции, Хорватии. Я думаю, это красиво. В семьях все говорили на своих языках, но в конце концов немецкий нас объединял.  

– Совсем экзотические персонажи в сборной Германии были?
– Были и с другим цветом кожи, но это нормально. 

В комнате с незнакомцем

– Владимир Коман, в юном возрасте попавший в систему «Сампдории», рассказывал, что в Италии даже на таком уровне уделяют повышенное внимание игре в обороне. Ему это не очень нравилось. Вам тоже было дискомфортно?
– Когда играл в «Милане» – не очень. Там мы не так много занимались тактикой. А вообще итальянские тренеры любят это. В «Дженоа» и «Удинезе» тактике уделялось много внимания. Если честно, мне это не очень нравится. Я люблю в футбол играть. Вот и в «Уотфорде» тренер – итальянец, так что установки длятся долго. Бывает, что и по часу тридцати. Но ничего, никто не засыпает. 

– Что представляет собой академия «Милана»? В каких условиях живут молодые игроки «россонери»?
– Когда я там был, «Милан» купил отель в городе и сделал из него интернат. Мы там жили по двое в комнате. Для меня это тоже было что-то новое. Я находился  в одном помещении с человеком, которого даже не знал. Сначала жил с бразильцем, а на другой год – со словенцем. Хорошо, что никто из них не храпел. В восемнадцать я уже жил отдельно. Вторая команда «Милана», кстати, тренируется недалеко от профессионалов, так что каждый день видит своих кумиров и дает газ. Я думаю, это важно. 

– Помните первую тренировку с основным составом? Желания пойти собирать автографы не было?
– Может, и было, но как бы я это сделал?.. Еще в самый первый раз, когда я приехал в «Миланелло», мы сидели в столовой. А вокруг что ни игрок – то звезда. Я смотрел по сторонам и никак не мог поверить в то, что происходит. А уж когда к тренировкам с основой подключили, это было счастье. Очень приятное чувство. Никогда не думал, что так сложится. Это еще при Леонардо было.
 
– Вы дебютировали за «Милан» в матче Лиги чемпионов против «Аякса». Каково это – проводить первый матч на таком уровне?
– Надо сказать спасибо Аллегри, что дал мне шанс в такой большой игре. Хотя даже на лавке сидели люди с именем. В тот момент я не испытывал ничего, кроме радости, что вообще вышел на поле. И хотя потом меня отправили в Геную, я буду благодарить тренера. В «Милане» есть такая традиция: когда игрок дебютирует, он дарит всей команде шоколадки. То есть не его поздравляют, а он!

– В «Милане» вы пересеклись со скандалистом Антонио Кассано. Самый безбашенный поступок, который он сотворил на ваших глазах?
– Хм… Кассано – хороший парень. Шутит, смеется. Иметь такого игрока в команде – удача. Но если ему что-то не нравится, он может за одну секунду завестись. Не любит проигрывать даже на тренировках. Когда такое происходит, он очень злится. С тренерами, правда, при мне не ругался. В «Сампдории» Кассано вообще чего только не вытворял – мог, например, припарковать машину прямо на тренировочном поле. Но там клуб попроще, и ему многое прощалось. А вообще сильный футболист, такой талант не у всех, но он действительно crazy. 

– Дженнаро Гаттузо производит впечатление настоящего сгустка энергии. Он в жизни такой же отчаянный, как и на поле?
– Нет, в жизни он другой. Мне он очень помогал. У меня вообще не было ощущения, что я младше многих в команде. Ветеранам «Милана» было по тридцать лет, но за пределами поля они могли дурачиться, словно маленькие дети. 

– Если кто-то из молодых ошибался, кто чаще всего ему «пихал»? Гаттузо?
– Все хотели помочь, никто просто так не орал из-за ошибки. Хотя, знаете, Ибрагимович очень агрессивный на поле. Златан хочет, чтобы каждый отдавался игре на сто процентов. Если этого нет, у тебя будут проблемы. Он может подойти вплотную и сказать: «Давай играй, нужно дать больше». 

– И что испытывает молодой игрок, когда к нему вот так подходит Ибрагимович?
– Неудобство. Когда Златан смотрит на тебя сверху вниз, хочется уйти на другую половину поля и спрятаться. Но это он просто мотивирует так. 

– Кларенс Зеедорф теперь тренирует «Милан», а вы помните его еще в качестве игрока «россонери». 
– Великолепный футболист, он был лидером той команды. Но я не думаю, что он уже тогда задумывался о тренерской карьере. Я рад, что он возглавил такой клуб, как «Милан». Это большая личность. И он понимает футбол. 

– С кем вы больше всего общались в том «Милане»?
– С Боатенгом – с ним можно было поговорить по-немецки. Нас многое связывает, но сейчас мы, конечно, меньше общаемся. Он вернулся в Германию, я здесь. 

– Кто в «Милане» делал самые невероятные штуки с мячом?
– Роналдиньо, Ибрагимович, Пирло… Да все были звездами. Вы же видите: Ибра каждую неделю забивает такие голы, что дух захватывает! Никто не знает, как он это делает. 

– Роналдиньо на тренировках часто радовал серией ударов в перекладину – как в знаменитом ролике?
– Ха! Ну нет, этого он не делал. Но все равно вытворял порой удивительные вещи. 

– В силу обстоятельств «Милан» идет по пути омоложения. Не думаете, что сейчас вполне могли бы там играть?
– Про это, если честно, не думаю. Что было, то было. Я смотрю в сегодняшний день и в futuro… future... будущее. 

Хочу в Москву

– Почему у вас не получилось в «Дженоа»?
– Когда я пришел туда первый раз, все было нормально. Потом меня вернули в «Милан», но случилась травма, после которой я стал играть меньше. Это футбол. Теперь я стараюсь показывать максимум, чтобы дать «Уотфорду» все что могу, а там посмотрим. 

– Как проводите свободное время в британской столице?
– Знаете, как-то так получается, что все два месяца, что я здесь, после тренировки обычно идет дождь. Так что у меня даже не получилось толком посмотреть город. Когда холодно, идти куда-то не так интересно. После тренировки я обычно еду домой, но пару раз в неделю мы с пацанами из команды ходим вместе пообедать или поужинать. Это все, что можно сделать. В Англии же играют два раза в неделю! Ты либо тренируешься, либо на матче. 

– А где живете в Лондоне?
– Район Хамстед – это на севере города. Если жить совсем в центре, то будет сложно добираться на тренировки. Так-то я за полчаса доезжаю. Слышал, что в России игрокам нужно намного больше времени. Как они вообще добираются до баз? Хотя в Лондоне уже тоже сильное движение. Хорошо, что когда все едут в город, я из него выезжаю. 

– Пару лет назад, когда вы играли за «Дженоа», писали, что «Спартак» делал по поводу вас предложение. Вам в тот момент было об этом известно?
– Я это узнавал только из газет. Какие-то контакты были, но ничего конкретного президент клуба мне не говорил. Он вообще колоритный, много тренеров поменял. В Италии так бывает: у президента плохое настроение – тренер отправляется в отставку. А через неделю его возвращают обратно.  

– Что вам может предложить российский клуб, чтобы после стольких лет в Европе вы решились на переезд?
– Если вдруг будет интересное предложение – я без проблем пойду. Всем хочется играть в еврокубках. С каждым годом российская лига все лучше и лучше. «Зенит», «Спартак», ЦСКА, «Динамо», «Локомотив» и даже «Кубань», ФК «Краснодар», «Рубин» – хороших команд много. 

– Вы рассказываете о российском чемпионате с большим знанием дела.
– Я стараюсь следить за российским футболом. Особенно в еврокубках. У меня, как у русака, особые чувства. Меня иногда спрашивают, как там, в России, но я еще там не играл и не могу сказать. 

– А вообще вы бывали в России?
– Один раз, еще маленьким. Не помню, кажется, это был Ростов-на-Дону. Потом уже не приезжал – лететь далеко, а если у меня есть время, я еду домой, в Германию, или на море. Но, говорят, Москва – очень хороший город, и я хочу туда слетать. А еще лучше было бы там поиграть. 

Лондон
Теги: Англия, Чемпионшип, Италия, Серия А, Златан Ибрагимович, Александр Меркель, Ярослав Кулемин
Читайте также:
Комментарии:

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.